Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Лента новостейRSS | Архив новостей ]
06 августа 2003, 17:22 Распечатать

ИНТЕРВЬЮ: Древлеправославный епископ Курский Аполлинарий (Дубинин) рассказывает «Порталу-Credo.Ru» о своем судебном процессе и о новом старообрядческом согласии


Портал-Credo.Ru: Владыко, наш Портал неоднократно публиковал материалы о судебном процессе по обвинению вас в контрабанде. Скажите, намерены ли вы обжаловать новый приговор Брянского суда?

Епископ Аполлинарий: Известно, что первый приговор о трехлетнем заключении был признан Верховным судом незаконным, потом областной суд его отменил, дело посылали на новое расследование. И судья, тот, что был в этот раз, у меня вызвал некоторые симпатии, потому что он очень разумный человек, но я понимаю, что он все-таки неволен.

Вообще во всей этой истории мне до конца непонятно, зачем эта трагикомедия или комедия нужна была. Потому что ясно всем, что если священник едет причащать или по каким-то требам куда-либо, естественно, он берет с собой книги, а старообрядцы ничем современным не пользуются. Тем более, что у меня не очень старые были книги, начала ХХ века, недорогие. Конечно, я их не декларировал, поскольку я их не крал, я их не декларировал до этого много раз. А это, по-видимому, и было основным моим проступком.

- А до этого Вы часто ездили на Украину?

- На Украину нет, но в другие места, за границу, не в ближнее зарубежье, - часто. Раньше это был редчайший случай, чтобы кто-то заподозрил в священнике жулика. Теперь, наверное, это не так. Но даже с морально-этической точки зрения проводить судебное разбирательство над священнослужителем, обвиняя его в контрабанде, да это безумие какое-то! Может, какие-то другие священнослужители давали повод к этому, не знаю. Но должно быть какое-то различие, когда это явная контрабанда, с какой целью. Суд в результате своего разбирательства именно по этой статье не установил ни цель, ни причины, ничего.

- Почему же суд не принял во внимание, что книги, крестик, лжицу Вы везли с богослужебной целью?

- Вот этого я не могу понять. Когда обнаружили эту так называемую контрабанду, меня сняли с поезда, все описали. Тогда, правда, ни о какой контрабанде не шла речь. Таможенные органы писали, что я не декларировал, нарушил такие-то пункты таможенного кодекса, там налагался штраф в сумме стоимости этих книг. Это произошло ведь 19 апреля 2000 года, а 10 мая было возбуждено уголовное дело по факту контрабанды. Кто возбуждал, что возбуждал, почти по прошествии целого месяца, по каким причинам не ограничились тем, что было написано таможенниками?

Я и не знал, что заведено какое-то дело. Летом, сначала в Щелкове, где я живу, а потом в Курске, я получаю приглашение явиться в Брянск, в ФСБ. Может, я не совсем верно поступаю, но я когда кто-то хочет со мной поговорить, не добиваюсь ответа, зачем. И в июле 2000 года я пришел в Брянске в ФСБ, где у нас довольно длительный был разговор о моей жизни. Я не спрашивал, зачем. А вот об этом случае почти ничего не упоминалось. Как я живу, часто ли езжу за границу? - Ну, выезжаю в год один-два раза. - А на какие средства вы выезжаете? - Я все объяснил, у меня никакого секрета здесь нет. И я уехал оттуда. Опять же я не знал, что дело-то возбуждено, причем это было в июле, а дело было возбуждено в мае. Я узнал об этом только 6 сентября! Мне позвонил из Брянска тот следователь, с которым я разговаривал, и спросил: не мог бы я снова приехать? А у меня конец августа – начало сентября очень насыщенны, потому что это начало учебного года, расписание, надо все улаживать с лекциями, с семинарами. В общем, я сказал, что у меня никакой возможности нет приехать. Он говорит: "Тогда я к вам приеду".

И 6 сентября приехал следователь, молодой человек. Начинает что-то такое говорить мне: "Вот, ознакомьтесь". Какая-то папочка у него. Я, конечно: "Да не буду ни с чем знакомиться. Давайте, я распишусь просто". Ну, в конце концов я пролистал: вижу, что возбуждено уголовное дело, я даже не знал такую статью - 188-я, часть 2. И расписался, что ознакомился. А я первый раз же с этим дело имею, он мне сразу подписку о невыезде вручил. "Подпишите" - я подписал. Он уехал, а я решил выяснить, что это за статья. Пошел к знакомым юристам, они говорят: да это контрабанда. Потом где-то 20 сентября я получаю с поездом конверт, открываю, там уведомление, что дело такое-то прекращено по такой-то статье "за отсутствием состава преступления". Понимаете, оно для меня что было, что не было, это дело. Ну, прекратили, и что? Бумажечку-то эту я отложил, а потом еще через две недели пришла бумага от ФСБ, обвинительное заключение, подписанное тем же самым следователем и в тот же самый день, 8 сентября, о том, что я обвиняюсь в том-то и том-то. Конечно, следователь молодой... Мне совершенно ясно, что его взяли да надломили, когда нужно было что-то сделать. Ведь в органах как: подчиняешься приказу - и все. Я и говорю на суде: "Скажите, пожалуйста, что появляется сначала: постановление о прекращении, а потом уведомление, или уведомление, а потом постановление?" Он мне: "Да, сначала постановление". Извините, ФСБ не такой орган, чтобы там подобные ошибки допускались, там все это четко зафиксировано. Сначала, конечно, было постановление, а потом он на него отправил уведомление, а потом это не понравилось почему-то прокурору Брянской области, он все и вернул. И потом задним числом все переписали.

Но это уже все давно прошедшее, все это отменили, и уже новый суд состоялся, трижды было заседание. Судья Рябухин, в общем, довольно симпатичный показался мне человек, очень знающий, попытался по максимуму сделать так, чтобы меня удовлетворить. Дело в том, что статья 188 ч. 2 предполагает нижний предел три года: "от трех до семи". Ниже невозможно, но, оказывается, есть некая статья, кажется, 73-я УК, по которой судья имеет право снизить нижний предел. А по уголовным делам самый низкий предел - полгода, ниже вам назначить не могут. Тот судья мне и дал полгода, то есть он снизил с трех, потом он эти полгода превратил в условные. Но меня в любом случае не может удовлетворить обвинительный приговор. Мы подали снова кассационную жалобу [2 июня], то есть начинается эта круговерть, пойдем наверх, если они не решат в областном суде.

- Верно ли предположение, что это связано с вашей позицией по отношению к Новозыбковской архиепископии?

- Возможно, потому что в деле есть документы, а чтобы включить в уголовное дело документ, нужно какое-то обоснование, так вот самый первый документ содержит среди прочего такие слова, что "представитель ФСБ встречался в Злынке с епископом Александром Новозыбковским", теперешним предстоятелем Церкви, который сказал про меня: "Да, я знаю такого-то, он вскрыл сейф, обворовал епископа". И смысл такой, что, естественно, эти книги везлись на продажу. Потом допрашивают того епископа, на которого он ссылается, – это у нас Курский был епископ. Сначала было такое положительное решение, что он, епископ Лев, подтверждает слова Александра. Через месяц почему-то к нему снова приехали и он от всего отказался. Он сказал: "Нет у меня в комнате тех книг, которые вы мне называете по списку, не было". Но дело-то уже крутится. Можно двадцать раз отказаться, но дело уже заведено.

О том, что я "похитил", они справлялись в курских органах правосудия, там действительно была жалоба епископа Льва подобного рода. И был ответ, что это дело прекращено за отсутствием состава преступления. В свое время из Курска им прислали эту бумагу. То есть абсолютно все бумаги есть: о том, что эти книги принадлежат церкви, это церковный совет писал, о том, что я выезжал с ними и постоянно возвращал.

Очень интересно написано в обвинительном заключении, как умысел установлен: "Дубинин А.Г. имел умысел на перемещение культурных ценностей через таможенную границу России, что он и подтвердил в судебном заседании, сообщив суду, что желал переместить книги, крест и лжицу на территорию Украины в Кременчуг, а потом вернуть в Россию обратно". Значит, я признал, что вывозил книги и собирался их возвратить, и в этом был мой умысел на контрабанду. Умысел не доказан и не может быть доказан. С каким умыслом я вез эти несчастные четыре книжки общей стоимостью 580 рублей? 600 с лишним рублей стоит билет. Чтобы продать там и окупить половину стоимости дороги? Не укладывается это в разумные рамки.

"Защитник и свидетель защиты Погодин, - это из министерства культуры,- в судебном заседании заявили о том, что первичная экспертиза от 7.06.2000 года назначена эксперту Лысак, который, как и весь Брянский государственный исторический музей, не имеет лицензии на право проведения экспертиз. Лицензия выдается министерством культуры. В связи с чем, - это утверждали свидетель и защитник, - выводы экспертизы незаконны". Этот довод не принимается судом, так как "уголовно-процессуальное законодательство, регламентирующее производство и назначение судебных экспертиз, не предусматривает процедуры лицензирования эксперта". Значит, бери любого?

И вот еще, просто защитник обратил внимание на это в связи с моим делом. Оказывается, вот уже 10 лет в Брянске существует так называемая таможня. Но нет зоны таможенного контроля. То есть она есть формально: приходит поезд на такой-то путь, ходят таможенники и проверяют. Но зона таможенного контроля предусматривает огороженную территорию. А в Брянске там изгородь есть и такая калитка, где люди проходят туда-сюда. И над калиткой надпись: "Зона таможенного контроля". "Довод защитника Пугачева о том, что реально Дубинин не переместил предметы контрабанды через таможенную границу также несостоятелен, поскольку таможенный досмотр поездов на станции Брянск-Орловский урегулирован таможенным законодательством, приказами ГТК, приказами по Брянской таможне". То есть бумаги есть, а самой зоны нет…

- Сейчас Ваш приход на Украине остался без окормления?

- Нет, я много раз уже ездил туда. И в этом году в Великом посту ездил, и в прошлом.

- Но был же небольшой перерыв – в связи с подпиской о невыезде?

- Да, был небольшой перерыв, но не из-за подписки. Тут я все выполняю, как необходимо: пишу письмо судье, что прошу разрешить мне выехать туда-то, - не было ни одного отказа. Я ездил несколько раз на Украину, в Румынию ездил, в Чехию, на конференцию. Ездил трижды в Париж.

- Каково у Вас количество приходов и сколько прихожан?

- Сейчас к Курской епископии Древлеправославной Церкви формально относятся восемь приходов по России и по Украине. Три прихода в Курской области, два прихода на Кубани, два – в Дагестане, один на Украине. Приходы небольшие, все зависит от праздника, - на Пасху бывает 600 человек, а в обычное воскресенье человек 80. Активных человек 50, которые постоянно ходят.

- Сколько у Вас стоят крещение, отпевание? Много ли треб?

- На любые требы человек дает столько, сколько может. Я сразу говорю: купите, сколько желаете, свечей, сколько желаете, опустите в ящик, это на церковь, и сколько хотите, отдайте священнику. Хотите, если вы человек бедный, отдайте рубль, а если вы миллионер, отдайте миллион. Если человек не может набрать на крещение, а принес ребенка, что же тогда ребенок должен быть некрещеным?

Например, за последнюю неделю мы крестили двоих, были три погребения, были еще исповедники. За 12 лет моей службы в Курске – я, когда пришел, просто для себя, мне было интересно, завел такую книжечку амбарную и туда записывал всех крещаемых: имя, родителей, день рождения, где они живут, кто восприемник, - в общем, где-то около 400 людей я покрестил. И также я записывал погребения - где-то триста с лишним погребений. Получается, в год тридцать человек я крещу приблизительно.

- Есть какие-то трудности в общении, когда люди в церковь приходят совсем незнающие?

- Сейчас просыпается как-то православное сознание у людей,у старообрядцев тоже. Вот ко мне пришел три дня назад человек, ему уже семьдесят лет и он первый раз пришел на исповедь. Он сказал, что первый раз пришел в церковь, так как был военным где-то далеко на Севере, там не было церкви старообрядческой. Конечно, он ничего не знает. Он пришел, ну помнит, как надо креститься. А в церкви его пощипали наши бабушки, что ты не так встал, да не так покланился. Поэтому я всегда говорю, что люди приходящие, новички, должны иметь очень большое терпение. Я им говорю всегда: "Вы к кому, к бабушкам приходите, или к Богу? Если к бабушкам, то бабушки вас отщипают и идите, а если к Богу, то вас щиплют, а вы стоите. Воспринимаете, конечно, то, что вам говорят, но не обижаетесь. У нас ведь не проходной двор, у нас определенный чин, как зашел, что нужно делать, все регламентировано". Это с одной стороны хорошо, но с другой нужно какое-то усилие человеку.

Когда к нам переходят из патриаршей Церкви, бывают такие случаи, то эти люди обычно очень долго ходят к нам просто так. Никто им не запрещает приходить в церковь, только молиться нельзя, вот они смотрят, как и что. Потому что все-таки достаточно сильная разница между патриаршей Церковью и старообрядческой: в богослужении, в совершении треб, постов и так далее.

Это не такая строгость, которая откуда-то появилась, просто она осталась неизмененной. Но жизнь идет, поэтому мы не можем требовать того, что совершалось в XVI веке. Мы не можем этого от людей требовать. И священник очень разумный должен быть, потому что современный священник, я не могу сказать за патриаршую Церковь, я за старообрядцев говорю, часто находится не перед дилеммой "грех или не грех", когда все ясно: это грех, это не грех; сейчас это дилемма "грех или грех", и ему нужно выбрать меньший. Здесь его мудрость должна работать.

- Кажется, у Вас большое общение с другими старообрядцами, судя по числу поездок?

- Дело в том, что я еще занимаюсь наукой, преподаю в Менделеевском университете, поэтому у меня большая часть поездок научные, а меньшая часть – это различные богословские конференции и так далее. Но, куда бы я ни ездил, я все-таки стараюсь найти старообрядцев каких-нибудь или провести какую-то работу. Ведь старообрядцы распространены по всему миру. А есть специальные конференции по старообрядческим вопросам, например, в Эри, в Пенсильвании, где компактно проживают старообрядцы.

В этом году я также был на двух конференциях: сначала была по моей специальности "биоэлектрохимия" во Флоренции, а потом, в день окончания конференции научной, началась конференция богословская в Париже, так что я опоздал на один день. Меня уже лет восемь приглашают, там есть такое Сергиевское подворье, они проводят литургические конференции уже в течение пятидесяти лет. Там представлены все христианские направления: и православные новообрядцы, и католики, и протестанты, но старообрядцев там никогда не было. Каким-то образом я восемь лет назад к ним попал. Это центр экуменизма, конечно. И все прекрасно знают, я это не скрываю, что я являюсь противником экуменизма, не приемлю экуменизм как таковой. Но тем не менее меня терпят и приглашают каждый год. Я стараюсь держать свое мнение твердо, но при себе. Не то, чтобы тут же пускаюсь в какие-то споры. Каждый человек волен выбирать то, что ему ближе.

Я думаю, многие понимают так, что экуменизм - это общая молитва. Мы в ектеньях поминаем первого предстоятеля. Когда молишься в экуменизме, всегда возникает вопрос, а кто ж начальник. И в обычном смысле, когда говорят о христианстве, хотят, чтобы экуменизм был во главе с католицизмом, поминали первого, например, Папу Римского, все-таки католицизм проявляет здесь больше активности. А я, например, считаю так, что, хотя и не называю это экуменизмом, самое главное, чтобы между различными конфессиями были мирные добрососедские отношения. Пусть их будет очень много, пусть каждый молится Богу своим способом, как желает, так и молится, но чтобы из-за этого никакой войны не было. А то "ты такой-сякой", "ты неправильно, а мы правильно".

Старообрядцы толерантны, но что касается основ православия, - бескомпромиссны. Мы, конечно, не воинственны. Есть с нами рядом католики, мы их можем с богословской точки укорить в том-то и том-то, но они существуют и существуют. Но когда какая-то чуждая древлеправославию идеология начинает проникать, тут уже рубится наотмашь. Такие вот мы ваххабиты, да? (смеется). Умеем постоять за свое. Но не то, чтобы размахивать саблями, а молитвенно. И в этом, наверное, вся сермяжная правда того, что мы до сих пор сохранились.

- Что Вы думаете об отношениях между Москвой и Ватиканом?

- Значит, 1939-1940-й годы. По договору между нами и Германией были присоединены Западная Украина и Белоруссия. Что же произошло? Были применены сталинские методы: всех этих униатов из своей собственности, из всех церквей, выдворили, а поставили православных. Те служили до распада СССР, когда на волне самостийности на Украине униаты возрождаются в западных областях, но… Были применены опять же сталинские методы, но только Папский престол теперь их применял, когда выволакивали православных попов и сажали униатов. И здесь, с моей точки зрения, испорчены были отношения, тогда когда можно было цивилизованными методами все решить. Допустим, Папа не имел к этому отношения, но сделай заявление о том, что осуждаешь подобные методы. А как же теперь? Какие могут быть отношения между Москвой и Папским престолом? Не знаю, как теперь решить этот вопрос, но это ненормально, когда такие напряженные отношения.

...И хочу добавить, что надо бы изменить закон о выборах в Государственную думу. Я думаю, что в присутствии какого-то епископа стыдно было просто драться: у нас какие-то потасовки устраивают, как на Филиппинах. Надо, чтобы священники присутствовали как духовно-нравственные гаранты. Я знаю это по студентам, когда преподаю лекции, семинары веду. Они ведь чувствуют, что священник, другого бы они обманули, а здесь они все-таки не позволяют себе.

Конечно, это с точки зрения религиозного закона не совсем поощряется, чтобы священники шли на выборы, но с точки зрения пользы, общественного блага, это было бы хорошо. Пусть три-пять человек, они бы большой роли не сыграли при подсчете голосов, но они бы следили, чтобы атмосфера была соответствующая. И светский закон не препятствует, чтобы священники были избраны.

Беседовал Валерий Никольский, "Портал-Credo.Ru"


    В сюжете:

06 марта 2006, 12:38  
У прихода Успенской церкви древлеправославных христиан в Курске отобрали телефонный номер
01 февраля 2006, 16:27  
МНЕНИЕ: "Я человек не кровожадный, но всегда помню о евангельской притче про бесплодную смоковницу, которую нужно искоренять", - древлеправославный епископ Курский АПОЛЛИНАРИЙ (ДУБИНИН)
24 января 2006, 17:32  
РЕПОРТАЖ: Древлеправославный епископ Курский Аполлинарий (Дубинин) требует извинений. Глава старообрядческого согласия судится против УФСБ по Брянской области и намерен предъявить иск древлеправославному Патриарху
02 августа 2005, 13:05  
ДОКУМЕНТ: За что преследуют епископа Курского Аполлинария? Прокуратура и ФСБ против древлеправославия
24 июня 2005, 12:46  
Подготовлен иск по отмене постановления о передаче здания Успенской древлеправославной церкви Курской епархии РПЦ МП
Ваше
имя:
Ваш
email
Тема:
 
Число:
 
Чтобы оставить отклик, пожалуйста, введите число, нарисованное на картинке.
Текст
 


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования