Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Лента новостейRSS | Архив новостей ]
10 февраля 2016, 19:58 Распечатать

БИБЛИОТЕКА: Протоиерей Димитрий Сазонов. Брежневские гонения на Церковь. По материалам Центральной России. [история]


Принято считать, что с отстранением Н. Хрущева от руководства партией и государством закончился период гонений на Церковь. Брежневский период, когда у руководства [советскими] партией и государством встал номенклатурный работник Л.И. Брежнев, по мнению некоторых исследователей, характеризовался относительно стабильным отношением к религии. Не было уже жестких административных наскоков на религиозные организации, не было развернутой клеветнической компании в прессе по дискредитации религии и священнослужителей, не было массового закрытия церквей.

Однако при всей видимой «стабильности» государственно-церковных отношений налицо был тотальный контроль за церковными структурами, священнослужителями и верующими, притеснение верующих на всех уровнях хозяйственной и общественной жизни, дискриминация при приеме на работу, лишение права открыто исповедовать свою веру и т.д. После «хрущевских гонений» жесткое давление и контроль над церковными структурами не ослабевали, но внешне не афишировались, видоизменились, внешне не принимая формы открытого противостояния. Брежневские гонения характеризовались более тонкой и разнообразной организацией. Всякая попытка выйти из отведенных законодательством о религии рамок пресекалась и наказывалась.

16 июля 1969 года на Всесоюзном совещании уполномоченных Совета председатель Совета [по делам] религий [при Совете министров] СССР В.А. Куроедов в своем докладе «О современном состоянии религии в СССР и задачах усиления контроля за соблюдением законодательства о религиозных культах» заявил о полном контроле на Синодом, кадрами священнослужителей на приходах, учебными заведениями и издательской деятельностью Церкви [1]. Протоиерей Д. Константинов писал, что «брежневские гонения» внешне были более прилизаны и их активные деятели, как он отмечал, «работали даже иногда в белых перчатках» [2]. Ивановский историк А.А. Федотов пишет, что гонения утихли, «но продолжались, в более мягкой форме» [3]. Недаром в воспоминаниях некоторых священников брежневский период характеризуется как период, когда вроде бы все поняли правила игры: кто как мог договаривался с властями (на уровне архиерей – уполномоченный, священник – председатель исполкома), но никто не чувствовал себя в безопасности, поскольку стратегия государства в отношении Церкви оставалась неизменной – ликвидация Церкви как пережитка прошлого. Выдвиженцы сталинско-хрущевской системы по-прежнему оставались на идеологическом фронте, имеются в виду М.А. Суслов, Ю.В. Андропов и др. Да, была подчас «дружба» у архиереев с уполномоченными и властями, что иногда помогало решать проблему кадров и некоторые административные вопросы, но подобные случаи были скорее исключением, чем правилом.

Конечно, нельзя не отметить некоторое послабление в законодательстве «О религиозных объединениях» 1975 г., которое отразилось в первую очередь на имущественных правах Церкви, в частности, отменялась прежняя формулировка об отсутствии у религиозных объединений прав юридического лица. Однако вместо нее и определение о каких-либо правах, кроме «отправления религиозных потребностей», для религиозных организаций отсутствовало. Ирония, как писал Д.В. Поспеловский, состояла в том, что Церковь и ее приходы получили право приобретать церковную утварь, даже транспортные средства и строения для новых нужд, но не имели юридических и имущественных прав на церковные здания. Здания церквей по-прежнему находились в собственности государства, которое передавало их верующим в пользование.

Вместе с некоторыми положительными изменениями, получили жизнь и отрицательные добавления: в связи с внесением в законодательство новых изменений, верующие потеряли право апелляции в высшие государственные инстанции по поводу закрытия прихода, решение по закрытию и открытию приходов оставалось в компетенции Совета по делам религий, усложнялась и сама процедура подачи заявлений о регистрации приходской общины. Наряду с произошедшими изменениями в законодательстве, в которых можно было увидеть некоторое послабление в отношении имущественных прав Церкви со стороны государства, право государственных органов вмешиваться в жизнь религиозной общины осталось без изменений [4]. Так, в докладе уполномоченного по Ярославской области Вагина говорится о полном контроле над церковным исполнительным органом: «Установлен контроль за исполнительными органами и до их сведения доведено решение о недопустимости проведения собраний общин, ремонта зданий и по другим вопросам без разрешения исполкома районного, городского и сельских Советов» [5]. Ничего нового не принесла верующим и новая "брежневская" Конституция 1977 года, которая в 52-й статье оставляла за религиозными объединениями право отправлять богослужения, т.е. при некотором изменении законодательства суть оставалась прежней – право государства вмешиваться во внутреннюю жизнь Церкви и контроль за ее деятельностью.

Старосты и счетоводы церковных двадцаток, а также круг их приближенных, состояли на окладах и находились в прямой зависимости от исполкомов на местах, через них осуществлявших полный контроль над церковной общиной. В отчете костромского уполномоченного читаем: «С переводом всего духовенства на оклады и усилением контроля финансовых органов за правильным учетом и использованием церковных средств, треб, введением квитанционной системы учета, увеличится объем работы старост, что вызовет необходимость в привлечении вольнонаемных счетоводов. В этой связи бесплатно работающих старост не будет, а также и остальные члены исполнительных органов уже начали назначать себе оклады» [6]. Власть предпринимала ряд мер по разложению двадцатки и закрытию прихода, в чем содействие ей оказывали учрежденные повсеместно комиссии и члены содействия комиссии по соблюдению законодательства о культах. Благодаря индивидуальной работе, члены комиссии и члены содействия комиссии добились выхода из религиозных общин в Ярославле: в 1964 году – 11 человек двадцаток, подавших заявления об уходе, в 1965 году – 9 человек. В таких церквах, как Феодоровская, Толгоболь, Введенье, составы церковных двадцаток, благодаря работе комиссий, запугиванию и травле людей, часто пожилых и больных, доведены до 14 человек. В результате чего «Сеславинская церковь состоит на очереди закрытия, священника там нет. Староста подала заявление об уходе» [7].

(...)

ПОЛНОСТЬЮ ЧИТАТЬ ЗДЕСЬ...

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

 

Ваше
имя:
Ваш
email
Тема:
 
Число:
 
Чтобы оставить отклик, пожалуйста, введите число, нарисованное на картинке.
Текст
 


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования