Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Лента новостейRSS | Архив новостей ]
03 ноября 2015, 22:07 Распечатать

БИБЛИОТЕКА: Проф. Михаил Бабкин. «Некоторым категориям монашествующих владение и распоряжение имуществами не возбраняется…» O правах монашествующих римо-католиков в России: 1917 г. [история Церкви]


Вопросы об эволюции права завещания монашествующих Римско-католической церкви в России, а также о порядке наследования их личного имущества отечественными исследователями практически не затронуты. Отдельные специалисты в области церковного и гражданского права лишь вкратце касались этой проблематики в контексте рассмотрения правового статуса монашествующих католического исповедания в России на протяжении XVIII – начале XX вв. [1]

В настоящей публикации будут освещены дискуссии об имущественных правах монашествующих римско-католического исповедания, состоявшиеся в мае-июле 1917 г. [2] в российских государственных инстанциях [3].

Прежде же обратим внимание, что согласно законодательству Российской империи категории монашествующих, причисляемые у православных к духовным властям [4], у католиков относились к белому духовенству [5]. К монашествующим у католиков всех исповеданий (т. е. у римо-католиков, греко-католиков и армяно-католиков) относились лишь «настоятели и настоятельницы монастырей, монашествующие братия и сестры» [6]. Таким образом, епископат у католиков, как относящийся de jure к белому (в православной традиции – женатому) духовенству, согласно касающейся духовенства всех христианских исповеданий статье 397 «Законов о состояниях» [7], имел право владеть недвижимостью и совершать сделки с ней.

На волне широких преобразований, проходивших в стране с марта 1917 г. в различных областях государственного, общественного и церковного устройства, при Министерстве внутренних дел (далее – МВД) [8] на рубеже апреля-мая 1917 г. была сформирована комиссия по пересмотру действующих законоположений по делам Римско-католической церкви в России. Её председателем был С.А. Котляревский – ординарный профессор Московского университета и Московского коммерческого института, комиссар Временного правительства по делам иностранных и иноверных исповеданий с правами товарища (т. е. заместителя) министра внутренних дел. В состав комиссии входило более 30 человек: представители министерств (юстиции, внутренних дел, иностранных дел, народного просвещения), Св. синода, члены Государственного совета, Государственной думы, влиятельные представители римско-католического духовенства, профессора римско-католических учебных заведений, общественные деятели [9]. Комиссия начала работу 5 мая. На её заседаниях, проходивших 5, 6, 9, 11 и 13 мая 1917 г., было выработано «Представление» Временному правительству, в котором содержались конкретные предложения по изменению действующих законоположений по делам Римско-католической церкви в России. После доработки и придания этому «Представлению» начальником I отделения Департамента по делам инославных и иноверных исповеданий МВД П.И. Шеметилло формата законопроекта [10], 10 июня документ был представлен от МВД «на уважение» [11] Временного правительства.

В «Представлении» содержались весьма пространные «соображения» о желательных изменениях российского законодательства, регламентировавшего многочисленные вопросы как внутреннего устройства Римско-католической церкви в России, так и её взаимоотношений с государством. Среди прочего, говорилось и об имущественных правах монашествующих римско-католического исповедания [12]. (Публикация соответствующего фрагмента документа и является основной целью настоящей работы. В «Представлении» указывалось, что в ходе обсуждения «имущественно-монашеского» вопроса между представителями ведомств, с одной стороны, и представителями Римско-католической церкви, с другой, возникла жаркая дискуссия. Первые говорили о необходимости сохранения существующих норм законодательства (по крайней мере до рассмотрения проблемы Учредительным собранием), а вторые настаивали на отмене ограничений имущественных прав монашествующих (см. док. № 1.)

По обсуждении обеих точек зрения, комиссия по пересмотру действующих законоположений по делам Римско-католической церкви в России пришла к выводу о желательности отмены ряда статей законодательства, ограничивающих имущественные права монашествующих. О чём было констатировано в «Представлении» МВД.

Руководствуясь материалами названного «Представления», 26 июля 1917 г. Временное правительство приняло и 25 августа опубликовало постановление «Об изменении действующих узаконений по делам Римско-католической церкви в России». Согласно ему, для католиков всех обрядов или отменялись, или изменялись соответствующие статьи законодательства. Так, в «Законах о состояниях», помимо прочего, отменялись относящиеся к римско-католическому монашествующему духовенству статьи 471–476. А в статью 397, разрешающую лицам духовного звания (кроме монашествующих) всех исповеданий совершать сделки с недвижимостью, после слов «за исключением монашествующих» вносилось указание: «кроме монашествующих римско-католического исповедания». Отменялась и статья 1171 «Законов гражданских» [13].

Таким образом, для монашествующих римско-католического исповедания всех иерархических ступеней и всех обрядов (т. е. римо-католиков, греко-униатов и армяно-католиков) Временное правительство сняло запреты «владеть недвижимым имением», «приобретать и отчуждать всеми законными способами земли и дома в селениях и городах, с соблюдением установленных на то правил». Соответственно, названные категории российских граждан, в отличие от «рядовых» монашествующих Православной греко-российской церкви [14] (ПГРЦ), получили право владеть имуществом (в том числе недвижимым) и завещать его.

Духовенство «господствующей» в России ПГРЦ не отреагировало на предоставление Временным правительством монашествующим римско-католического исповедания права завещания. По крайней мере в дискуссиях, проходивших в лоне ПГРЦ в 1917–1918 гг., какие-либо ссылки на положения упомянутого выше закона от 26 июля 1917 г. не прозвучали [15]. Православное духовенство, в отличие от католиков, ожидало получить новый для себя и для всей ПГРЦ правовой статус не от Временного правительства, а от высшей инстанции – Учредительного собрания (Конституанты), созыв которого ожидался осенью того же года [16].

Публикуемый документ – фрагмент вышеупомянутого «Представления» (законопроекта) МВД «Об изменении действующего законодательства по делам Римско-католической церкви в России», касающийся вопроса об имущественных правах монашествующих. Само же «Представление» весьма объёмно. В нём содержится пакет предложений названной комиссии о желательных изменениях российского законодательства, регламентировавшего многочисленные вопросы как внутреннего устройства Римско-католической церкви, так и её взаимоотношений с государством.

(...)

ПОЛНОСТЬЮ ЧИТАТЬ ЗДЕСЬ...

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

 

Ваше
имя:
Ваш
email
Тема:
 
Число:
 
Чтобы оставить отклик, пожалуйста, введите число, нарисованное на картинке.
Текст
 


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования