Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Лента новостейRSS | Архив новостей ]
14 июля 2015, 20:04 Распечатать

БИБЛИОТЕКА: Свящ. Александр Мазырин. К истории высшего управления Русской Православной Церкви в 1935–1937 гг. [церковная история]


Период с 1935 по 1937 год в новейшей истории высшего церковного управления является наименее изученным. Во многом это связано с недостатком выявленных источников. Весьма показательно, например, что в самом полном сборнике церковных документов 1917–1943 годов, включающем в себя более чем шестьсот наименований таковых, к рассматриваемому периоду относятся лишь пять (!) документов, причем два из них только упоминаются, а текст их отсутствует (1).

В 1935 году прекратил свой выход «Журнал Московской Патриархии», издававшийся с 1931 года. В распоряжении высшей церковной власти остался лишь выходивший в Каунасе журнал «Голос Литовской православной епархии». Публиковаться в нем могли только те указы Московской патриархии, которые высылались митрополиту Литовскому Елевферию, а их, очевидно, в общей массе было не так уж много. Эти указы, как правило, касались Литовской епархии и западно-европейских русских приходов, которыми управлял митрополит Елевферий. Среди них, однако, встречались и такие, которые имели общецерковное значение.

Первым в ряду таких особо важных документов, уже не попавших на страницы «ЖМП», стало определение митрополита Сергия и Временного при нем Патриаршего Священного Синода № 50 от 18 мая 1935 года. Речь в нем шла о самоликвидации этого коллегиального органа высшего церковного управления, учрежденного в 1927 году. В определении пространно говорилось о том, как за прошедшие с того времени восемь лет «синодальная форма правления» в Русской Церкви постепенно все более приближалась к «соборной». Результат этой эволюции, согласно определению № 50, был следующим: «Волей-неволей мы возвратились к тому порядку управления, какой существовал у нас раньше учреждения Синода и какой обычно существует в тех автокефальных православных церквах, где удержалось соборное управление.

Иерархия в ее целом там разрешает церковные дела на соборах, в междусоборное же время управление ведет первый епископ, привлекая к совещанию, кого может, из архиереев. Таким образом, по тому же пути, которым мы шли до сих пор, приближая наше церковное управление к соборной форме, нам остается сделать решительный шаг: перейти от синодальной формы к соборной не только фактически, но и формально».

Далее следовали конкретные предложения блаженнейшего Сергия: «1. Учрежденный нами Временный Патриарший Священный Синод упразднить и 2. в дальнейшем для разрешения церковных дел, требующих соборного рассуждения, по мере надобности, созывать Собор Преосвященных Областных Архиереев. 3. Соответственно сему, Управляющего делами Синода переименовать в Управляющего делами Московской Патриархии».

В ответ Временный Синод принял краткое постановление, ставшее в его истории последним: «О состоявшемся распоряжении Его Блаженства уведомить Преосвященных Архиереев к сведению и руководству, в чем надлежит, циркулярными указами» (2).

Решение об упразднении Синода не было внезапным. На его скорую ликвидацию уже указывало принятое месяцем ранее (23 апреля 1935 года) определение № 42: «В виду окончания зимней сессии Патриаршего Священного Синода, присутствующие в Синоде Преосвященные Архиепископы: Кировский Киприан, Архангельский Никон, Курский Онуфрий, Боровичский Никита и Епископ Пятигорский Мефодий увольняются от присутствия в Синоде во вверенные им епархии» (3). В предшествующее время в аналогичных постановлениях далее говорилось о вызове новых присутствующих на следующую сессию (4). Теперь о таковых речи не было, поскольку, очевидно, уже было решено, что следующей сессии не будет.

Конечно, упразднение Синода не означало автоматической ликвидации церковного центра как такового. Митрополит Сергий неспроста указывал в определении № 50, что при «соборном управлении», к которому он-де переходил, первый епископ ведет дела, «привлекая к совещанию, кого может, из архиереев». Кого мог, заместитель Местоблюстителя привлекал к церковному управлению и после упразднения Синода. В этой связи весьма интересными представляются показания викария митрополита Сергия, епископа Волоколамского Иоанна (Широкова), данные им на следствии 3 июня 1937 года. Речь в этих показаниях шла об «активном церковнике» Аксенове (5) и «нелегальном центре, возглавляемом митрополитом Сергием». Согласно протоколу, вопросы и ответы на этом допросе звучали так:

«Вопрос: Из кого, кроме Аксенова, состоит нелегальный центр?

Ответ: В этот центр входят: ленинградский митрополит Алексей Симанский, киевский митрополит Константин Дьяков, архиепископ Питирим Крылов, митрополит Серафим Чичагов, епископ Сергей Воскресенский и я – Широков. Участниками центра были также ныне отбывающие наказание митрополит Серафим Александров и архиепископ Сергей Гришин.

Вопрос: Для какой цели был организован этот антисоветский центр?

Ответ: Указанный мною нелегальный центр сложился по инициативе митрополита Сергия Страгородского вскоре после ликвидации синода, причем эта ликвидация, как говорил мне Страгородский, была осуществлена по указанию НКВД. В задачу центра входили вопросы, направленные к укреплению православной церкви и к сплочению вокруг нее верующих масс.

Вопрос: Каким образом нелегальный центр осуществлял эти задачи?

Ответ: Свои функции нелегальный центр осуществлял, в известной степени, явочным порядком, так как значительная часть центра проживала вне Москвы. Под разными предлогами члены центра приезжали в Москву поодиночке или по нескольку человек и здесь высказывали свое мнение по тем или иным вопросам» (6).

Помимо указанных в процитированных показаниях епископа Иоанна нелегальных участников «церковного центра» в него вполне легально еще входил управляющий делами Московской патриархии протоиерей Александр Лебедев (в 1932–1935 годах – управляющий делами Временного Патриаршего Священного Синода). В 1937 году протоиерей Александр был привлечен по одному делу с епископом Иоанном и группой других близких митрополиту Сергию церковных деятелей, в том числе архиепископом Питиримом (Крыловым) – своим предшественником на посту управляющего делами. Из сохранившегося в следственном деле собственноручного заявления протоиерея Александра Лебедева «гр. следователю» от 26 июля 1937 года видно, что его пребывание в должности управляющего делами сначала Синода, а затем патриархии воспринималось рядом архиереев весьма негативно.

(...)

ПОЛНОСТЬЮ ЧИТАТЬ ЗДЕСЬ

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

 

Ваше
имя:
Ваш
email
Тема:
 
Число:
 
Чтобы оставить отклик, пожалуйста, введите число, нарисованное на картинке.
Текст
 


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования