Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Лента новостейRSS | Архив новостей ]
08 октября 2013, 15:27 Распечатать

МЫСЛИ: Епископ Григорий (Лурье). ПРАВОСЛАВИЕ В СТИЛЕ «РУССКИЙ БАРИН» как проблема для всех


Привычное разделение посетителей храмов на «воцерковленных верующих» и тех, кто просто заходит поставить свечку, имеет существенный недостаток: из него выпадает большой слой людей, обладающих очень громким голосом в общественном пространстве и составляющий большинство среди интересующейся церковью интеллигенции.

Эти люди считают себя сознательными православными и практикующими верующими. Мера их «практикования», впрочем, определяется не канонами (даже если они их знают), а обычаями среды: если воскресным утром они не в храме, то это отнюдь не вызывает у них ощущения пассажира, не попавшего на свой поезд. Для них важно отмечать в храме наиболее примечательные события жизни своей семьи и знакомых, вроде крестин, венчаний и отпеваний, а также те праздники, которые в их среде воспринимаются как общенародные торжества, то есть, скажем, Рождество и Пасху, но не обязательно Стояние Марии Египетской или Субботу Акафиста и уж точно не «обычное» воскресенье.

Эти люди достаточно сознательны, чтобы понимать, что им надо исповедоваться и причащаться. Они либо это и на самом деле совершают время от времени, либо, во всяком случае, вздыхают, тоже время от времени, из-за того, что не совершают. Тут многое зависит от того, есть ли у них хороший знакомый священник, и считает ли этот священник своей обязанностью стимулировать их евхаристическую активность (а то еще бывает, что священник есть, но, рассуждая здраво, он махнул на это рукой).

В религиозности этих людей очень много значат традиции русского дворянства XIX века. Принадлежность к русскому дворянству—либо кровная и всеобъемлющая, либо хотя бы культурная—важная часть их собственного самосознания. А стиль жизни русского барина невозможен без церкви и без церковных праздников и даже отчасти постов в домашнем быту. А вот причастие там как раз особо не нужно: во всяком случае, не настолько необходимо, как крашеные яйца на Пасху.

Эти люди считают церковные проблемы важными и не могут о них не высказываться. В отношении абстрактно понимаемой «Церкви» их голос всегда будет «за». На практике эти люди сторонятся общения с церковным официозом: они любят поддерживать знакомство с «хорошими батюшками», а не с церковными начальниками. С начальниками общаются только те из них, которые интересны самим начальникам по причине их общественного положения. Тогда начальники обычно придерживаются с ними «светского» стиля общения. Это такой стиль, когда епископ или архимандрит или, на худой конец, ворочающий большими деньгами настоятель храма держится подчеркнуто светски, давая понять, что он «вообще-то нормальный», хотя по работе ему и приходится использовать забавный средневековый реквизит и исполнять на публике художественные перформансы. Такой стиль поведения духовенства лучше всего воспринимается в среде артистов и чиновников, но чем дальше от профессионального лицедейства, тем хуже, и за счет этого создается частичная—но проницаемая—изоляция наших «светских верующих» от церковного официоза.

Не будучи связаны с церковным официозом какой бы то ни было корпоративной этикой, эти наши «светские верующие» обычно не принимают никакой стороны ни в каких церковных разделениях. Для них нет особенно большого различия между православием и католичеством, а уж тем более—между разными юрисдикциями православия. Тут тоже действует народный подход «что ни поп, то батька». Поэтому никакой корпоративной лояльности ни к какой юрисдикции у них нет. Посещая храмы РПЦ МП, они совершенно без проблем открыты к самой уничижительной критике епископата, поскольку они лично никак с епископатом не связаны. Если они с чем-то и связаны лично, то это привычные стены храмов—камни, а не копошащаяся поверх камней «органика», которая сегодня одна, завтра другая. Если для кого-то «Церковь не в бревнах, а в ребрах», то есть не в зданиях, а в людях, то для наших «светских верующих» все в точности наоборот: место церковной организации как социальной общности у них давно и прочно занято общностью сословной. Быть частью своего сословия («слоя») для них понятно и необходимо, а что такое быть частью церкви как сообщества для них или непонятно вообще, или понятно, но слишком абстрактно, чтобы влиять на их социальное поведение. Они хорошо понимают, что такое вести себя как «человек нашего круга», но христианство как образ жизни им понятно лишь в тех пределах, в которых оно пересекается с этикой «нашего круга» (то есть дворянской этикой XIX века, в той или иной степени разбавленной – это у кого как – компромиссами ради выживания под властью человекообразных зверей).

Они совершенно правы в своей системе координат: то, в чем отличаются между собой церковные юрисдикции, – это совершенно не то, за чем они приходят в церковь. Они приходят за обрядами, а обряды нигде не отличаются принципиально.

На этом я закончу описательную часть и перейду к практическим рекомендациям. Рекомендаций будет два набора: один для истинно-православных пастырей (включая сюда—даже, может быть, в первую очередь—неформальных лидеров истинно-православных христиан, которые могут не иметь никакого сана, кроме сана мирянина), другой для тех, кто узнал себя в описании выше.

Для истинно-православных. Нужно смотреть правде в глаза: эти, зачастую, очень нам лично симпатичные люди, часто готовые бескорыстно помогать истинной Церкви (правда, всегда лишь в лице ее конкретных представителей), по отношению к христианству находятся в положении гораздо худшем, чем не только классические «разбойники и блудницы», но даже и просто подавляющее большинство людей. Это люди, которые уже исповедуют другую религию, абсолютно несовместимую с реальным христианством. Причем, в отличие от сознательных верующих нехристианских религий или РПЦ МП, эти люди неспособны сами по себе, без исключительных обстоятельств или удачного терапевтического воздействия, хотя бы осознать, во что они веруют, и сам факт, что они являются верующими. Обычно они думают, что они верующие, и их вера – христианство, но это иллюзия. Они верующие, но их вера – в богоизбранность собственного сословия. Для «спасения» в этой вере нужно только не выпадать из сословия. Чтобы обратиться в христианство, таким людям необходимо как раз из сословия «выпасть» (по крайней мере, по внутреннему самоощущению). Но это настолько же трудно, насколько трудно принять христианство женщине, которую с рождения воспитывали в Саудовской Аравии. Даже китайцу или японцу принять христианство легче, так как в их распоряжении есть традиции самостоятельного и парадоксального мышления, которыми можно пробить даже самую жесткую социальную организацию. А у бедной саудовской женщины нет ничего.

Честная проповедь таким людям не может идти мимо осознания этой проблемы. Если же вместо этого тащить их в храм, то их положение может только ухудшиться: им станет еще труднее осознать, насколько они далеки от христианства, потому что они получат иллюзию церковной жизни.

Поэтому не надо возлагать на таких людей особых церковных надежд, а если пытаться им помогать по-настоящему – то это будет означать постоянную с ними войну. Если они лично вам доверяют (не как честному человеку, а именно как христианину), то они будут только благодарны. Тут не надо бояться повредить дружбе, а надо понимать, что дружба требует от нас христианского отношения, а христианское общение с такими друзьями – это может быть нечто многокомпонентное, но неустранимый компонент из этого набора – конфликт. Это не наш с ними конфликт, а их собственный внутренний конфликт, в котором мы лишь должны занять правильную сторону.

 Для узнавших себя. Не будем говорить о том редком случае, когда все описанные выше проблемы уже осознаны и выводы сделаны или делаются. Стратегически здесь все понятно, даже если не все понятно тактически.

Что касается всех остальных, то надо прислушаться к себе и понять, чего хочется по-настоящему. Ведь далеко не всем хочется именно христианства, а насильно мил не будешь. То есть да, я не хуже вас знаю, что очень даже «будешь», есть почти безотказные методики, как заставить полюбить насильно, но христианство так устроено, что ему эти методики не подходят. Исторически они использовались для удержания больших народных масс где-то на пороге христианства, но даже эта практика осталась несколько спорной, и, главное, внутрь христианства она не приводила никогда. Нужна ли была самому христианству эта большая толпа у него на пороге – вопрос отдельный. Но, в любом случае, в наше время вся эта толпа давно уже пересела к телевизору.

Поэтому выбирайте, чего вы сами хотите.

Если вдруг христианства, то начать надо с диеты. Осознать свое положение, перестать совершать бессмысленные ритуальные действия и начать думать, у кого бы узнать о христианстве. Вы сейчас думаете, что о христианстве (а не о том, как махать кадилом) вы знаете лучше большинства попов. Это так и есть, но это дело нехитрое, так как «большинство попов» знает о христианстве примерно столько же, сколько прикормленные у церкви коты. Но вам нужно ориентироваться на другие стандарты знания о христианстве.

Узнавать можно только у тех, кто точно знает. Точно знают только святые. Поэтому нужно напрямую обратиться к святым – к кому-то из тех, кто поближе. Это ничего, что наиболее симпатичный для вас святой нравится вам в силу каких-нибудь не специфически христианских особенностей его жизни. Тут неважно, с чего начать. Важно начать.

Вы привыкли к чтению, умеете разыскивать нужную литературу. Молиться, правда, не умеете, ну так почти и никто не умеет (но это же не причина, чтобы не молиться). Найдите каждый для себя, за кем из святых конкретно пойти. Если не найдете святых, то будете и дальше сбиваться на подражание собственному сословию. А надо бросить сословие и найти святого: сначала хватит даже и одного, а за ним и вся Церковь подтянется.


    В сюжете:

27 января 2014, 13:17  
МОНИТОРИНГ СМИ: Когда утопия воплощается. Создатель портала "Правая.Ру" - об истории проекта, иллюзиях, удачах, ошибках, взаимодействии и "разводе" с Московской патриархией и кремлевскими политтехнологами, о трансформации политического православия
13 января 2014, 14:36  
МОНИТОРИНГ СМИ: О скромном христианстве. Что важнее: имперское величие, пышное благолепие, комфорт – или же свидетельство о Христе самой своей жизнью, спрашивает свящ. РПЦ МП Феодор Людоговский
28 сентября 2013, 23:32  
БИБЛИОТЕКА: Епископ Григорий (Лурье). Поместные Церкви вместо дореволюционной Церкви Российской империи: реалистичный подход. [экклизиология]
28 сентября 2013, 11:07  
БИБЛИОТЕКА: Монахиня Антония. Проблемы психологической адаптации при переходе в ИПЦ. Доклад на семинаре об актуальных проблемах экклезиологии ИПЦ в Мятлево, 6 сентября 2013 г. [приходская жизнь]
26 сентября 2013, 20:39  
МЫСЛИ: Евгений Васильев. СЕРАФИМ СКАЗАЛ ИНОЕ! Попытка использовать пророчество Серафима Вырицкого для оправдания нынешней политики российских властей и РПЦ МП оказалась весьма неудачной
Ваше
имя:
Ваш
email
Тема:
 
Число:
 
Чтобы оставить отклик, пожалуйста, введите число, нарисованное на картинке.
Текст
 


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования