Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Лента новостейRSS | Архив новостей ]
25 июня 2013, 21:54 Распечатать

МЫСЛИ: Епископ Григорий (Лурье). НЕ СПРАВИЛИСЬ С УПРАВЛЕНИЕМ… Очерки архиерейской психологии в свете новой повестки дня русских ИПЦ


Критика епископата — постоянное и законное занятие для всех верующих во все исторические эпохи. Настолько постоянное, что стало обычным предметом шуток верующих друг над другом. Но это не повод им не заниматься.

Естественно, что больше всего внимания привлекают вопиющие случаи, где-то в диапазоне от клиники до криминала. Но среди епископата ИПЦ это все же единицы. И они отвлекают от поисков ответа на более общий и более важный вопрос: почему епископы так плохо управляют?

То, что епископы ИПЦ управляют плохо, это очевидно, если сопоставить две вещи: состояние этих самых ИПЦ (а оно плохое) и состояние верующих ИПЦ (а они всё еще верующие — значит, их состояние далеко не такое плохое). Если есть столько хороших верующих людей (а их достаточно много), то их разобщенность по мелким юрисдикциям — прямая вина епископов. Это можно утверждать, даже совсем не зная истории наших межцерковных разделений, потому что иначе быть просто не может. А если эту историю знать, то и подавно. Разделения истинно-православных в тех случаях, когда между ними нет различий в вере (то есть не во всех, но только в самых главных случаях), — это прямой результат плохой работы епископов.

Епископы поставлены служить народу церковному и, притом, по выбору самого этого народа церковного. В ИПЦ выборность епископата бывает реальностью, а не формальностью, пусть она и не обставляется всеми демократическими процедурами. У нас в епископы довольно часто поставляются те, кому люди реально доверяют, хотя нередко бывает и иначе — но тогда люди сами виноваты, что допускают такое.

Народ несет ответственность за свой выбор епископа, и эта ответственность не снимается с народа после того, как епископ рукоположен: иного епископа бывает полезно убрать или осудить, и здесь тоже голос народа бывает первым и главным. Поэтому народ церковный обязан (а не просто "имеет право") оценивать работу епископов, а епископы должны знать, что за качество их труда с них будет кому спросить не только на том свете.

Но каким способом народ должен оценивать работу епископов? — Вот об этом и пойдет речь.

Всем памятны яркие примеры из прошлого и настоящего, когда речь идет не столько о плохой работе, сколько о работе на другие цели, — это упомянутые выше случаи церковного криминала или не церковной, а самой обыкновенной клиники. Но влиянием патологических лидеров можно объяснить развитие только отдельных гнилостных очагов внутри наших ИПЦ, но никак не их общее состояние. Общее состояние объясняется только общим уровнем епископата.

Наши епископы в своем большинстве не только не являются патологическими типами, но, напротив, являются людьми верующими и благочестивыми, часто еще и хорошими священниками. Кому-то кажется, что от епископа ничего другого не требуется (кроме других очевидных качеств — вроде наличия бороды, принадлежности к мужскому полу и тому подобного), хотя все понимают, что, наверное, это не так: еще кое-что тоже требуется.

Почему-то так бывает, что верующий и благочестивый человек, оказавшийся епископом, что-то делает, даже старается сделать как лучше, но получается, "как всегда".

Можно сказать, что такова воля Божия, но лучше поискать виноватых на земле и погодить во всем виноватить Бога.

Дело в том, что епископ обязан заниматься церковным управлением. Он должен быть вроде водителя в автомобиле, который держит в голове карту местности и точно знает, куда он должен ехать. Обыкновенная для ИПЦ проблема с епископами состоит вовсе не в криминальном водительском поведении (это когда патологический церковный лидер управляет, как пьяный за рулем), а в том, что наши водители занимают водительское место, но никуда не едут. Иногда они кому-то на дороге мешают, на них кричат, они пугаются, и отъезжают куда-нибудь на пару метров вбок. Также бывает, что они завидят невдалеке на обочине какой-нибудь гриб, и рванут на несколько метров к нему и схватят, иной раз, даже не посмотрев, что гриб оказался мухомором. Такое вот у них вождение — состоящее, в основном, в стоянии, но иногда с беспорядочным дерганием автомобиля с места на место.

Странное поведение. Оно совершенно не вяжется с абсолютно искренним желанием этих архиереев сделать что-нибудь доброе. Странное, но объяснимое. У этих благочестивых и благонамеренных людей совершенно другой склад мышления — они не мыслят картами местности и маршрутами движения. Они мыслят… нет, лучше сказать так: они реагируют (не "мыслят") на внешние раздражители. Происхождение этих внешних раздражителей для них абсолютно иррационально и непредсказуемо, что всегда укладывается в формулу "как Бог даст". Бог при этом подразумевается не христианский, у Которого можно спросить и получить ответ, а другой, абсолютно недоступный и непонятный, поэтому ссылка на Бога означает не указание на ответ, а объяснение, почему ответа нет и не будет.

Что это за тип мышления, который не допускает планирования и систематических действий по достижению определенной цели?

Если мы не имеем дела с психопатологией, а имеем дело с простой неразвитостью систематического мышления, то тут все понятно: это тип мышления детский, а во взрослом человеке он будет называться не детским, а инфантильным. Ребенок именно так и живет в непонятном ему мире — только реагируя на раздражители, часть из которых привычная, а другая часть — непривычная и непредсказуемая. Ребенка трудно приучить к ответственности за свои поступки, и обычное домашнее воспитание тут не выходит за пределы того, чему можно научить даже животное: комбинациям в одно действие, когда за поступком сразу следует поощрение или наказание. Если ответственность наступает не сразу, а лишь в конце цепочки из трех-четырех звеньев причинно-следственной связи, то как для животного, так и для человека, которого не обучали этому специально, преступление и наказание кажутся никак не связанными друг с другом. Отсюда заповедь педагогики — не наказывать детей за те поступки, о которых они сами уже забыли, и последствия которых не могут осознать; такое наказание им покажется лишь немотивированной жестокостью.

Часто наши добрые епископы ИПЦ, к сожалению, живут, вместе с вверенными их попечению церковными общинами, в мире немотивированной жестокости. То есть в мире-то она мотивирована вполне, но епископы наши, как дети, — цепочек из трех-четырех логических звеньев не выстраивают, поэтому в их восприятии все плохое наступает немотивированно, а они сами ни в чем не виноваты, что называется в церковной среде "во всем грешны" — то есть ни в чем конкретно. Даже если их предупреждать заранее — не будут слушать. Такие люди вообще не могут себе представить, что связь преступления и наказания можно прогнозировать, если одно не наступает сразу после другого. Поэтому никакой правильный прогноз их не убеждает, а кажется случайным совпадением. Всякая беда в их церковной жизни приходит, по определению, неожиданно, и с ней можно только смириться. Вот уже и досмирялись…

Вопрос в том, продолжать ли пастве смиряться с такими епископами. И, если продолжать (а я думаю, что они все же хорошие верующие люди, и смиряться с ними надо), то в каких формах. Вариантов только два: смиряться с ними самими вместе с их манерой церковного управления или смиряться с ними самими, а их церковное управление отодвинуть так далеко, чтобы оно перестало мешать. Понятно, какой из двух вариантов мне близок, но он требует некоторых пояснений.

Прежде всего, наших епископов нужно постараться понять. Верующие должны постараться понять их так же, как хорошие родители стараются понять собственных детей. Одна внимательная мама не так давно хорошо сформулировала свои наблюдения за собственным ребенком:

"Все наши самые сильные, самые яркие воспоминания — это воспоминания сильной эмоции — радости, свободы, силы, легкости, печали, одиночества, власти, преданности, предательства, стыда, счастья. Для ребенка каждая новизна освоения мира — это сильная эмоция, такая же сильная. Если видеть, как проживают их дети в выборе чашки одного цвета или бутербродов только треугольничком — можно научиться их узнавать и уважать. А если уважаешь — то сможешь догадаться, что на улицу не хочется, потому что под лестницей в прошлый раз напугала паутина, что из гостей нужно уйти, потому что все в платьях, а она одна в джинсах, и надо решать проблему, как стать принцессой в джинсах, ведь все девочки как принцессы, а не взрослую глупость "ну пойдем, что ты как маленькая, будет же интересно", и в туалет не хочу, потому что фен для рук шумит страшно, а не потому, что не хочется, и хочу взрослую вилку, потому что когда она в прошлый раз ела взрослой вилкой, мама посмотрела любящими глазами и засмеялась. И нужны любящие глаза, а не вилка. Но она еще этого не знает, она еще не отделили любящие глаза от вилки. Поэтому нужна вилка".

Так же и наши епископы, эти наши милые и благочестивые младенцы с пушистыми бородами. Многим кажется, что они ведут себя как-то необъяснимо потому, что им видно то, чего не видят другие. Так и есть. То у них невидимая миру паутина под лестницей, то неслышимый миру фен шумит страшно… шагу ступить нельзя!

Все это, в принципе, преодолимо. Но вот только тут и встает самый главный вопрос: преодолимо-то оно — преодолимо, но как преодолевать-то будем? Каким способом? Это и есть самая главная развилка. Выбор способа преодоления зависит от цели.

Можно поставить себе те же задачи, что ставят родители в отношении детей: понять конкретные страхи, успокоить ребенка относительно этих страхов, которые сам он не может высказать, и таким образом без всякого насилия добиться того, чтобы он сделал полезное.

Таким способом можно многого добиться и от наших архиереев. Есть немало людей, которые именно так и добились от них немалого, хорошего и плохого. Но не всегда это подходит. Так, можно было бы таким же способом добиться и объединения основных юрисдикций русских ИПЦ. Издали такое единство выглядело бы весьма убедительно. Но… конечно, тут появляется свое "но". Это получился бы мыльный пузырь. У этой новой церковной структуры оказалась бы такая иерархия, которой было бы нельзя позволять открывать рот на людях. И это бы еще ладно, но в коммуникацию между слабо понимающими друг друга архиереями постоянно вторгались бы вездесущие церковные проходимцы, от заражения которыми немедленно начался бы воспалительный процесс. Такая объединенная ИПЦ быстро превратилась бы в братскую могилу.

В начале 1990-х годов ИПЦ России и ближнего зарубежья уже превращались в мыльный пузырь — когда огромные, по нынешним меркам, массы народа бросились в российские приходы РПЦЗ. Пузырь продержался несколько лет, но потом лопнул: в середине 1990-х российские приходы РПЦЗ вкупе с приходами новообразованной РПАЦ потеряли, я думаю, не менее 80 % прихожан и большинство храмовых зданий. Мыльный пузырь образовался потому, что строили не на должном основании — не на основании правой веры. Сегодня уже незачем наступать на те же самые грабли, так как повторного пятикратного сокращения мы уже не перенесем.

Итак, объединение русских ИПЦ за счет "педагогического" манипулирования инфантильными архиереями — это путь к развалу того немногого, что в наших Церквах осталось от старого запаса 90-х годов и что приобретено нового. "Педагогичное" обращение с этими архиереями — вполне разумный способ решения частных задач, но никак не метод создания новой и общей для наших ИПЦ церковной структуры.

Поэтому приходится идти единственным оставшимся путем — созданием действующего церковного управления из тех, кто к этому управлению окажется способен, не отвлекаясь на "педагогическую" работу с инфантильными архиереями. Привлекая верующих любого сана и любого пола, никого (даже наличных архиереев) не исключая заранее, но исходя из понимания того, что недостаток архиереев, отвечающих заданному минимуму качества, никогда не бывает фатальной проблемой: будут общины - архиереи найдутся, из среды самих этих общин.

В этом причина того, что все без исключения мои публикации на темы ИПЦ, особенно с 2006 года, были переполнены разного вида, но одинаковой сути распознавательными сигналами "свой—чужой". С одной стороны, предлагались концепции, то есть карты и маршруты, а, с другой стороны, — чтобы не возникало видимости согласия там, где нет даже простого понимания, — параллельно запускались всевозможные раздражители в виде то оглушительно шумящего фена для рук, то страшнейшей паутинки под лестницей… Конечно, это было не вполне гуманно, так как детская часть моей читательской аудитории переживала стрессы, но и для нее было так лучше. Если бы некоторых читателей не удавалось распугать заранее, то мы бы имели шансы нарушить друг с другом дистанцию безопасности и тогда уже нанести друг другу и, главное, людям вокруг куда больше ущерба.

Конечно, договариваться о церковном управлении не имеет смысла с теми, кто, слушая о картах и маршрутах, видит паутинку под лестницей и слышит звук фена. Это имеет смысл делать лишь с теми, кто мыслит картами и маршрутами.

А дальше все просто. Там, где карты и маршруты, то есть хотя бы сознание того, что нужно самим прокладывать церковный маршрут, а не плыть по течению, там будет положительная динамика роста. Там, где боязнь сделать сознательный шаг в любую сторону и поэтому никем не осознаваемое и не контролируемое броуновское движение, — динамика роста будет отрицательной, даже если не будет катастроф (но они, конечно, тоже будут, в том или ином масштабе). Собственное понимание собственных целей будет неизбежно влиять на верующих тех юрисдикций, у которых такого понимания нет. Архиереям таких юрисдикций останется лишь подстраиваться. Не подстроятся — вылетят туда же, куда вылетело пару десятков церковных лидеров (в основном, архиереев) за последние шесть-семь лет. Подстроятся — окажутся де-факто на положении автономии внутри новой юрисдикции, накрывающей старые как бы одеялом.

 

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


    В сюжете:

23 января 2018, 14:22  
«Мемориал» признал политзаключенными троих обвиняемых по делу организации БАРС, являющихся также прихожанами РПЦЗ(В) в Калининграде
23 января 2018, 13:43  
Сербская ИПЦ рукоположила иеромонаха для приходов в Украине, разорвавших общение с Синодом РИПЦ
16 января 2018, 15:38  
Приход РПЦ МП в Псковской области выселил из дома его жильцов-пенсионерок, прихожанок одного из "осколков" РПЦЗ
29 сентября 2017, 17:03  
Архиерейский Собор РПЦЗ(В-Ф) принял официальное название Церкви, жестко осудил РПЦЗ(В-В) и "ересь имяславия"
29 сентября 2017, 13:15  
ДОКУМЕНТ: Плоды раскола. Доклад Архиепископа Владимира (Целищева) Архиерейскому Собору РПЦЗ(В-В) об отделении от этой юрисдикции РПЦЗ(В-Ф), сентябрь 2017 г.
Ваше
имя:
Ваш
email
Тема:
 
Число:
 
Чтобы оставить отклик, пожалуйста, введите число, нарисованное на картинке.
Текст
 


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования