Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Лента новостейRSS | Архив новостей ]
05 июня 2013, 15:20 Распечатать

МЫСЛИ: Алексей Зайцев. ИСТИННОЕ ПРАВОСЛАВИЕ ИЛИ ИСТИННАЯ «ЗАРУБЕЖНОСТЬ»: комментарий на экклисиологическое исповедание епископа Анастасия (Суржика). Часть третья


Предыдущая часть – ЗДЕСЬ…

Согласно заявлению епископа Анастасия, напомню, границы Церкви Христовой на земле невозможно очертить наличными церковными организациями. Церковь присутствует в каждой из них, включая еретические, однако ни с одной из них не отождествляется. Получается, что на вопрос, где конкретно Церковь находится в тот или иной момент истории, ответить с определенностью нельзя. Можно только сослаться на самые общие признаки – формальное преемство от апостолов и формально правильное совершение таинств – чтобы заключить, что в пределах общин, этим признакам соответствующим, могут быть некие истинно верующие христиане, а значит – в их лице – Христова Церковь. Таким образом, епископ Анастасий принципиально отказывает Церкви в возможности быть единством зримым, фактически отрицает саму возможность распознать ее и отличить от не-церкви. А ведь стирание границы между Церковью и не-церковью – это и есть основное свойство ереси экуменизма, от которой он, казалось бы, готов открещиваться.

Что же, продолжим ликбез: попробуем, опираясь на общеизвестные свидетельства Предания, ответить на вопрос, можно ли признать Церковь зримым единством, а если можно, то в каком именно смысле, и по каким именно критериям это зримое единство может быть опознано.

Общение верных

В предыдущей части было приведено несколько общеизвестных евангельских свидетельств о единстве Церкви, обеспечиваемом ее причастностью Богу во Христе. С этим мало кто спорит. А вот когда речь заходит о признаках, по которым это единство проявляется в истории, разброс мнений огромен.

Зримое единство Церкви довольно отчетливо выявляется в книге Деяний Святых Апостолов, где Церковь рассматривается, главным образом, как субъект человеческой истории. Единство апостольской Церкви характеризуется рядом существенных признаков, важнейшие из которых – единодушное пребывание верных в истинном учении и их молитвенное и евхаристическое общение (kinonia). (Кстати сказать, на понятие "общение" – это важнейшее для апостольской и святоотеческой экклисиологии понятие – следовало бы обратить самое пристальное внимание. Даже предварительного обзора, в каком значении и контексте этот термин употреблялся святыми отцами, было бы достаточно, чтобы многие недоразумения в вопросе о границах Церкви разрешились.)

Принятие евангельского благовестия сопрягалось со вступлением в Иерусалимскую апостольскую общину через крещение (Деян., 2:41) и возложение рук (Деян., 8:14-17). Все уверовавшие "постоянно пребывали в учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитвах" (Деян., 2:41-42). Пребывание в учении Апостолов, общение в таинствах, общение в молитве – вот критерии церковного единства. Как можно оставаться в церковном общении, в восходящем к апостолам общении в молитве и таинствах, не пребывая при этом в восходящем к ним же едином учении, не вопрос только для протестантов.

Вместе с тем Церковь, согласно Деяниям Апостолов, была четко отграничена от внешних. Господь "прилагал спасаемых к Церкви" (Деян., 2:47), при этом "из посторонних никто не смел пристать к ним" (Деян., 5:13). В этой связи можно ли в апостольской Церкви представить себе нечто подобное явлению современных "захожан", бывающих в храмах от случая к случаю и на этом только основании причисляемых к православным, число которых в иных буйных головах чудесно умножается даже и до 80 % населения России? Но не будем отвлекаться на фантазии, вернемся к церковной реальности.

Из Деяний Апостолов и из Апостольских Посланий следует не только то, что единство как онтологическое свойство Церкви не нарушается с количественным увеличением христианских общин, но и то, что местные церкви-общины внутренне тождественны Церкви как целому. Каждая из них утверждена "на основании Апостолов и пророков, имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем, на котором все здание" (Еф., 2:20-21). Предостерегая коринфских христиан от разделений и призывая их хранить единство, апостол Павел подчеркивает, что бытием своим каждая местная община обязана не своему земному основателю (Аполлосу, Павлу или Кифе), но распятому за Свою Церковь Христу, Который не может разделиться (1 Кор., 1:10-13).

Через единение во Христе преодолеваются земные границы и разделения – национальные, социальные, половые и т.п.: "Нет уже иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе" (Гал., 3:27-28). Во Христе христиане составляют единое тело (Рим., 12:4-5; см. также Еф., 4:4-6), это тело Самого Христа, и оно есть Церковь. Христос - глава тела Церкви (Кол., 1:18), христиане – его члены (1 Кор., 12:27; Еф., 5:30).

Образ тела, указывая на органическое единство верных со своим Главою Христом и между собою (Рим., 12:5), вместе с тем предполагает существование грани, отделяющей их от остального человечества. Невозможно участвовать в жизни тела, не будучи его членом. Принадлежащих к Церкви апостол Павел называет "внутренними", противопоставляя им сынов мира сего как "внешних" (1 Кор., 5:12-13). Вместе с тем, возможны случаи, когда при сохранении видимой принадлежности к Церкви фактически человек оказывается вне ее (см. 1 Кор., 5:1-11).

Итак, из приведенных свидетельств Писания, на наш взгляд, совершенно ясно, что Церковь в земной истории видима и опознаваема, имеет четкие границы, которые могут быть очерчены по ряду строгих критериев. Другое дело, что Церковь распознается и созерцается не плотскими глазами мира сего и не по мирским – социальным, административным, политическим, психологическим и т.п. критериям, – но духовными очами веры. Предполагать же принципиальную невозможность увидеть Церковь в ее границах, в ее целостности, значит или докетически отрицать реальность Воплощения, видимость исторического Христа, или отказывать христианам в самой возможности приобщиться дару видения Христа и познания Его присутствия, а ведь в Церкви Он присутствует в полноте.

В земной жизни Иисус Христос был видим плотскими глазами, но далеко не все видели в Нем воплотившегося Бога, а только истинно верующие. Этому видению, по свидетельствам Самого Христа, препятствовало духовное ослепление, неверие, греховное неведение. Напротив, уверовавшие имели дар ясного познания Его как Сына Божия. По Воскресении и Вознесении Он стал невидим для сынов мира сего, но остался столь же зрим для рожденных от Него сынов Царствия Божия, членов Церкви, Его Тела. Причем, Телом Христовым Церковь, согласно святоотеческому толкованию, именуется не в метафорическом или символическом только, но в самом реальном смысле – в смысле тождества полноты присутствия Христова и в рожденном от Девы Марии, распятом, воскресшем и вознесшемся Теле, и в Евхаристии, и в Церкви.

Приведем на этот счет длинную цитату: "А Церковь указуется Тайнами, не как символами, но как сердцем указуются члены, как корнем дерева – отрасли и, как сказал Господь, как виноградною лозою ветви. Ибо здесь не одинаковость только имени, и не сходство подобия, но тождества дела, так как тайны суть тело и кровь Христа. Для церкви Христовой они – истинная пища и питие. Причащаясь их, она не превращает их в человеческое тело, как какую-нибудь другую пищу, но сама превращается в них, потому что лучшее пересиливает худшее. Так и железо, сообщившись с огнем, само становится огнем, а не огонь делается железом. И как в раскаленном железе мы обыкновенно видим не железо, но огонь, оттого что свойства железа совершенно закрываются огнем; так если бы кто мог увидеть и Церковь Христову в том самом виде, как она соединена с Христом и участвует в плоти Его, то увидел бы ее не чем другим, как только телом Господним. По этой-то причине Павел пишет: вы есте тело Христово и уди отчасти (1 Кор. 12. 27). Не для того чтобы означить попечения Христа о нас, Его пестунство и руководство, и наше Ему подчинение, Его Павел назвал Главою, а нас – телом, подобно тому, как и мы, выражаясь усиленно, называем родных, или друзей, сынами. Но для выражения именно того, что говорил, а именно, что верные, через сию кровь, уже живут жизнью во Христе, истинно соединены с тою Главою и облечены сим телом. Посему нет ничего неестественного в том, что здесь Тайнами означается Церковь" (Св. Николай Кавасила. Изъяснение Божественной литургии, 38).

Таким образом, если Христос и Его Тело-Церковь неочевидны для нас в земной истории по грехам нашим, то и нужно разбираться со своими препятствующими видению и ведению грехами и избавляться от них, как от глазной болезни, а не возводить свое греховное неведение и невидение в экклисиологический принцип. Границы Церкви – Тела Христова зримы, но слепы люди, хотя бы и мнящие себя учителями церковными, а мнение, по выражению преп. Симеона Нового Богослова, мешает быть мнимому.

Да, из одних и тех же текстов Писания можно при желании вывести совершенно разные принципы. Если мы слепы по отношению к присутствию Божию в Церкви, так что не отличаем ее от подделок, то и в букве Писания мы можем увидеть каких угодно духов, а не только Духа Святого. Чтобы нам не оставаться совсем уж наедине со своей слепотой или, в лучшем случае, подслеповатостью, в помощь нашей немощной вере даны через зрячих святых отцов такие признаки, по которым мы можем с большой степенью достоверности определять как внешние границы Церкви, т.е. границы между церковными общинами, входящими в Тело Христа, и еретическими и раскольническими сообществами, отпавшими от него, так и границы, условно говоря, внутренние, т.е. между верными членами Церкви и отпавшими от нее отдельными грешниками. Эти признаки каждый желающий может найти в Предании Церкви – в учении святых отцов, соборных определениях, канонах. Те, кто принципиально не верит в божественную зрячесть и божественное ведение святых отцов, для кого определение христианства как веры апостольской и отеческой – только риторическое преувеличение, в данном случае не рассматриваются, этот комментарий не для них. Те же, кто не решаются на столь радикальное отрицание, должны бы эти признаки твердо знать, особенно если дерзают учить от лица святых отцов, хотя, как показывает дело, только повторяют заблуждения выбранных по своим прихотям учителей, которые льстили бы слуху (см. 2 Тим., 4:3).

"Епископ – в Церкви, и Церковь – в епископе"

Самым, пожалуй, первичным критерием исторической Церкви, Церкви как общины верных является епископ – не всякий, конечно, называющийся или считающийся епископом, а епископ православный, "право правящий слово Твоея истины", пребывающий в учении апостолов и в общении с другими их учениками. На это есть прямые указания уже у так называемых мужей апостольских, в первую очередь, у св. Игнатия Богоносца, и у ранних отцов, например, у св. Иринея Лионского. На этот критерий указывает целый ряд церковных канонов, совершенно не допускающих возможности находиться в разряде "верных", оставаясь под началом, хотя бы только и формальным (если, конечно, допускать саму возможность в Церкви Христовой формального начальства), "неверного" епископа, епископа, отступившего от апостольского и святоотеческого учения и исповедания. Здесь нет возможности заниматься не только подробным разбором, но даже и перечислением всех известных источников по этой теме, достаточно будет и отсылки к одной только популярной статье, а ищущий да обрящет и большего. Обращу внимание читателя лишь на некоторые основополагающие положения экклисиологии, недвусмысленно выраженные св. Киприаном Карфагенским.

Тут стоит оговориться, что вопреки распространенному в экуменической среде мнению, учение св. Киприана о Церкви никогда в православной традиции не подвергалось сомнению и, тем более, ревизии. Напротив, оно воспринималось как ясное и точное выражение Предания Церкви. Расхождение с Киприаном возникло в рамках только западной экклисиологии, получившей оформленность в августинизме и вылившейся в учение о таинствах opus operatum, предполагающем, в частности, возможность действий Церкви за ее собственными пределами – вне единой веры и церковного общения, а только в силу правильного совершения сакраментальных чинов. Именно в этой традиции истинная вера, вероучение, исповедание веры постепенно перестают быть основополагающими критериями Церкви и подменяются формальными юридическими признаками.

С именем св. Киприана связаны два значимых спора – о перекрещивании еретиков и о так называемых падших. Первый спор – о принадлежности или непринадлежности к Церкви Христовой отдельных ее членов, впавших в смертный грех, второй – о целых сообществах, отколовшихся в результате ереси или раскола. Т.е. это были споры о границах Церкви.

В ранней Церкви всех приходящих из ереси крестили, тем самым не признавая подлинности крещения в еретическом сообществе. В Африканской Церкви такой взгляд был нормативным. Так, один из Карфагенских Соборов начала III в. постановил, что "должны быть перекрещиваемы те, которые переходят в Церковь от еретиков" (см. Киприан Карфагенский. Письмо 73, 3). Подобное воззрение разделялось и в Александрийской Церкви (Климент Александрийский. Строматы I. 19.96; Евсевий Кесарийский. Церковная история VII. 7), и в Церкви Малой Азии (там же VII. 9), и другие поместные Церкви Востока.

Но в 254 г. Римский Папа Стефан выступил с угрозой отлучения малоазийских епископов в связи с перекрещиванием монтанистов. Возник вселенский спор, черту под которым подвели Карфагенские Соборы 255-256 гг. под председательством св. Киприана, настаивавшего, что крестить нужно не только бывших гностиков, но и приходящих из раскола, в частности, новациан. Согласно соборным постановлениям, еретики, отделившись от Церкви, не имеют благодати Святого Духа, так что и другим преподать ее не могут, поэтому их крещение не может быть признано рождением свыше.

Богословское обоснование решениям Карфагенских Соборов 255-256 гг. дано в трактатах и посланиях св. Киприана. Свою позицию он основывает на ставших знаменитыми формулировках: "Кто не пребывает в Церкви Христовой, тот не является христианином" (Письмо 52, 24); "вне Церкви нет спасения" (Письмо 73, 21). А тот факт, что еретики и схизматики пребывают за церковной оградой, для св. Киприана сомнению не подлежит.

Границы Церкви, по его свидетельству, определяются единством епископата, являющегося зримым выражением кафолического единства: "Вселенская и единая Церковь не разрывается и не разделяется, но связана и скреплена связью священства, взаимно соединенного между собой" (Письмо 69, 8). Отпавшие от церковного единства не имеют ни благодати Святого Духа, ни совершаемого Его действием крещения, ни других таинств (Письмо 70, 3; 71, 1; 74, 4). Лжекрещение еретиков и схизматиков лишь оскверняет их. Вне Церкви никто не может быть истинно крещен (Ep. 70, 1, 2).

Таким образом, Церковь Христова, согласно св. Киприану, зрима в конкретных общинах (организациях, если организацию не понимать только в административном смысле), являющихся живой связью епископа и паствы. Каждый истинный епископ являет своим служением единое епископство Христово, что и обеспечивает единство всех возглавляемых православными епископами общин, разбросанных по вселенной: "Епископство одно, и каждый из епископов целостно в нем участвует. Так же и Церковь одна, хотя, с приращением плодородия, расширяясь, дробится на множество" (О единстве Церкви). Это единое восходящее к Самому Христу служение св. Киприан уподобляет единому солнечному свету, нераздельно являющему себя во множестве лучей. И именно через стоящих в истинной вере епископов Церковь сохраняет свое единство с Главою Христом: "Церковь не отступит от Христа, а ее составляет народ, приверженный священнику (епископу), и стадо, послушное своему пастырю. Из этого ты должен уразуметь, что епископ – в Церкви и Церковь – в епископе, и кто не с епископом, тот и не в Церкви. Потому напрасно льстят себе те, кто, не имея мира со священниками (епископами), думают своею вкрадчивостью расположить некоторых к тайному общению с собой: Церковь кафолическая одна – она не должна быть ни рассекаема, ни разделяема, но должна быть совершенно сплочена и скреплена связью священников (епископов), взаимно к себе привязанных" (Письмо 54 "К Флоренцию Пупиану о поносителях").

(Продолжение следует)


    В сюжете:

23 января 2018, 14:22  
«Мемориал» признал политзаключенными троих обвиняемых по делу организации БАРС, являющихся также прихожанами РПЦЗ(В) в Калининграде
23 января 2018, 13:43  
Сербская ИПЦ рукоположила иеромонаха для приходов в Украине, разорвавших общение с Синодом РИПЦ
16 января 2018, 15:38  
Приход РПЦ МП в Псковской области выселил из дома его жильцов-пенсионерок, прихожанок одного из "осколков" РПЦЗ
29 сентября 2017, 17:03  
Архиерейский Собор РПЦЗ(В-Ф) принял официальное название Церкви, жестко осудил РПЦЗ(В-В) и "ересь имяславия"
29 сентября 2017, 13:15  
ДОКУМЕНТ: Плоды раскола. Доклад Архиепископа Владимира (Целищева) Архиерейскому Собору РПЦЗ(В-В) об отделении от этой юрисдикции РПЦЗ(В-Ф), сентябрь 2017 г.
Ваше
имя:
Ваш
email
Тема:
 
Число:
 
Чтобы оставить отклик, пожалуйста, введите число, нарисованное на картинке.
Текст
 


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования