Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Архив сетевого навигатораКаталог ссылок | Архив публикаций ]
Распечатать

Священный Коран в Интернете


Мужайся ж, презирай обман,
Стезею правды бодро следуй,
Люби сирот, и мой Коран
Дрожащей твари проповедуй.

А.С. Пушкин

Для начала мы позволим себе поместить небольшой фрагмент из книги российского корановеда чл.-корр. РАН, директора Государственного Эрмитажа М.Б. Пиотровского "Коранические сказания" (М., "Восточная литература" 1991), в котором излагаются базовые сведения о священной книге мусульман.

Если Вы хотите перейти непосредственно к сетевой навигации, перейдите в конец документа.

Коран

…Основу религии, оставленной Мухаммедом людям, во­плотил в себе Коран (Qur'an) – "Чтение" того, что сообщил своему посланнику на протяжении почти двадцати лет его дея­тельности Милостивый и Милосердный Господь — Ал­лах.

Мухаммад передавал людям божественные откровения каждый раз, как они к "нему приходили. Иногда он вещал прямо, но чаще воспроизводил то, что услышал ранее. Не­однократно повторялось и произнесенное прежде. Тексты Корана запоминались легко. Их форма была для этого удобна — краткие ритмизованные и рифмованные прозаи­ческие отрывки. Они включали в себя звучные формулы, которые, часто повторяясь, объединяли и скрепляли текст. Такие характерные для устного творчества формульные сочетания удачно прижились в тексте Корана и пре­вратились в специфические черты его стиля, считающего­ся у мусульман неповторимым и неподражаемым.

Коран помнили наизусть и цитировали по памяти сам Мухаммад и его соратники. Иногда в качестве вспомога­тельного средства делали записи на пальмовых черенках, бараньих лопатках, пергаменте.

Османовская редакция

Когда Мухаммад умер и постепенно стали уходить из жизни, погибая в битвах за веру, его сподвижники, стало ясно, что текст Корана надо сохранить в письменном виде. Лучшие знатоки текста записывали и диктовали то, что они знали, еще при первом халифе ("заместителе" проро­ка) Абу Бакре (632—634). Довольно скоро обнаружилось, что существующие списки и устные версии расходятся во многих важных и мелких деталях. Третий халиф, Осман (644—656), приказал составить сводную авторитетную редакцию. После изучения и отбора вариантов был состав­лен текст, объявленный единственно верным. Все остальные варианты должны были быть уничтожены. Уничтожи­ли их не сразу, но до нас дошли только обрывочные све­дения о том, что в них содержалось. Все старейшие руко­писи и фрагменты Корана отражают османовскую редак­цию.

Эту же редакцию воспроизводит используемый сегодня в мусульманском мире текст священной книги. Сущест­вуют, однако, различные "чтения" османовской редакции. Это — разногласия по поводу отдельных огласовок текста, некоторых грамматических вариантов. Различия вызваны в основном тем, что в арабском письме обычно обознача­ются только согласные звуки, долгие гласные и дифтонги. Краткие гласные воспроизводятся по памяти и исходя из правил грамматики. Чтобы избежать ошибок, в тексте Корана в отличие от других арабских текстов всегда вос­производятся и все специальные значки, означающие крат­кие гласные и некоторые особенности произношения. Од­нако разные варианты чтения возникли прежде введения этих огласовок.

Есть группа общепризнанных вариантов чтения спор­ных мест. Все они допускаются, как не искажающие смы­сла Корана. В настоящее время почти во всем мусульман­ском мире общепринятым стало "чтение" по Хафсу от Асима. В Северной Африке популярно "чтение" Нафи'". Различия в "чтениях" невелики и смысла текста в боль­шинстве случаев не меняют.

Само собой разумеется, что при устной передаче и ре­дактировании изначальный текст Корана менялся, что-то выпадало, что-то добавлялось, варианты становились раз­личными текстами и т. д. Впрочем, в окончательно коди­фицированном виде текста Корана во времена Мухаммеда и не было. Это было подвижное сочетание отдельных групп фраз и отрывков, которые только после смерти пророка были приведены в определенную систему. Тем не менее большинство ученых, анализировавших текст Корана, счи­тают, что оомановская редакция содержит довольно до­стоверный текст. Основная часть этой редакции — слова, действительно произнесенные Мухаммедом, и дошли они до нас почти полностью такими, как он их произносил.

Состав и композиция Корана

В настоящем своем виде Коран состоит из 114 глав, которые называются сурами. Суры состоят из аятов — ритмически завершенных фраз, основных единиц коранического текста. Существуют различные варианты деления текстов Корана на аягы, поэтому их нумерация в преде­лах одной суры иногда расходится. Суры расположены в Коране по не совсем последовательно выдержанному ме­ханическому принципу: самые длинные впереди, самые короткие — в конце. Открывает Коран краткая сура "аль-Фатиха" ("Открывающая"), содержащая кратчайшие формулировки основных идей ислама. Ее текст составля­ет основу мусульманской молитвы:

Хвала Аллаху, который миров Господин, Милостивый, Милосердный он один, Дня страшного суда Властелин. 'Тебе мы поклоняемся, Помощь дается нам Тобою одним.

Веди нас по пути тех, кто тобою водим. Попутитех,накогопростерласьволятвоя, На кого ты не гневаешься, кто не знаетзаблужденья кручин.

Второй идет самая длинная сура — "аль-Бакара" ("Ко­рова").

Формальное распределение сур по их объему частично совпало с хронологическим принципом. В начале оказались тексты, "ниспосланные" в конце жизни Мухаммеда, в Ме­дине. Тогда проповедь была более спокойной, рассудитель­ной и соответственно более длинной.

В начале же своей деятельности Мухаммед говорил резкими, обрывистыми фразами, очень коротко. Соответ­ственно ранние суры оказались в конце книги. Среди них особо популярна одна, называемая "аль-Ихлес" ("Очище­ние", 112). Как и "ель-Фатиха", она содержит краткие формулировки основ мусульманского понимания Бога:

Скажи: "Он — Аллах — един,
Аллах вечный,
не родил и не был рожден,
и не был Ему равным ни один!"

Кончается Коран сурой "ан-Нас"("Люди", 114):

Скажи: "Прибегаю к Господину людей,
царю людей, Богу людей, " от зла наущателя скрывающегося,
который наущает груди людей,
от джиннов и людей!"

Каждая глава — сура — обычно посвящена многим те­мам. В них сочетаются прямые призывы веровать в Алла­ха с угрозами наказания в Судный день, описания ада и рая — с упреками соотечественникам Мухаммеда, истории о библейских пророках — с правилами жизни мусульман­ской общины, богословская полемика с иудеями и христи­анами — с утешениями отчаявшемуся Мухаммеду.

Принято считать, что внутри сур аяты соединены ме­ханически. Однако это — распространенное заблуждение. Внимательное сопоставление контекстов каждой суры и анализ близких по сюжету контекстов показывает, что внутри глав разные сюжеты на самом деле взаимоувяза­ны с помощью смысловых аллюзий, которые порой очень сложны или непонятны для современного человека. Вни­мательное отношение мусульман к хронологической по­следовательности аятов привело к тому, что в большинст­ве случаев в суры объединены аяты, произнесенные в один и тот же период. Исключения особо оговариваются в коранических комментариях.

Вероятнее всего, Мухаммад не собирал аяты в суры, но его сподвижники, объединяя различные стихи вместе, ко­нечно же, руководствовались и собственной памятью, и своим ощущением внутренней связи отдельных мотивов и сюжетов. Она рождена сходством идей, которые выра­жались Кораном в различных формах. Сочетаемость идей, сюжетов, аллюзий при внимательном чтении в большинст­ве случаев можно увидеть. Именно взаимосвязь частей суры, в свою очередь, позволяет понять истинное значение каждого отдельного отрывка. Поэтому в книге, анализируя отдельные сказания, я попытаюсь по возможности объяс­нить их смысл и из того контекста, в который они поме­щены в соответствующей суре.

Иногда говорят также, что названия сур абсолютно про­извольны и тоже выбраны механически, по редкому сло­ву, встречающемуся именно в этой суре. Это и так, и не совсем так. Как мы увидим далее, ключевые слова, кото­рые вынесены в заголовок, как правило, связаны с самыми яркими фразами или сюжетами в этих сурах. Очен; часто они указывают на повествовательный рассказ, ко­торый является в ней центральным. К примеру, название суры "Корова" ("аль-Бакара") связано с историей Мусы-Моисея. Иудеи требовали у него точнейшего описания ко­ровы, пригодной для жертвы богу. Это требование было выражением их непокорности и привередливости, их бун­та против пророка. Мотив осуждения иудеев за строптивость, их враждебность даже к своему собственному про­року был одним из важнейших в мединский период. Сура "аль-Анбийа'" ("Пророки") содержит самый строй­ный и художественно завершенный список древних проро­ков. Название суры "ан-Намль" ("Муравьи") подчерки­вает несамостоятельность ее главного сюжета — истории царицы Савской. Вся эта история, занимающая большую часть суры,— только элемент отсутствующего в кораниче-ском тексте большого цикла о Сулаймане-Соломоне. По­этому история о царице начинается с беседы царя с му­равьями.

Для Корана характерна определенная и своеобразная стилистика. Это проповедь, где сюжеты и мотивы переби­вают друг друга, сменяются прямая речь и повествование от третьего лица. Ритмизованность текста, рифмованность большинства аятов создают сложно и тщательно органи­зованную ораторскую прозу, похожую, даже в своих са­мых строгих частях, на заклинания. Рифмованная проза такого типа называется у арабов садж'. Это была приня­тая форма, в которую облекали свои откровения языче­ские прорицатели-кахины.

Постоянное повторение фраз и, часто, сюжетов — прин­ципиально важная черта Корана. Он состоит из множест­ва "параллельных мест", которые перекликаются со сход­ными по сюжету или по выражениям другими местами Корана. Так создается несколько измерений коранического текста. Примеры такого сочетания мы увидим не один раз при сведении воедино повествовательных сюжетов из раз­ных сур.

В Коране немало и противоречащих друг другу аятов. Противоречия эти, впрочем, часто диалектичны и дополня­ют друг друга, описывая сложный образ мира и бога. Не­которые же из противоречий, касающиеся вопросов пра­ва и ритуала, вполне конкретны. Согласно указаниям, со­держащимся в самом Коране, в таком случае считается, что аят, ниспосланный позже, отменяет предыдущий. В му­сульманском богословии возникла специальная дисципли­на — наука об отменяющем и отмененном, исследующая взаимоотношения противоречивых аятов.

Хронология Корана

Для такого анализа необходимо было знать, какие аяты появились раньше, а какие — позже. Благочестивая по­требность стимулировала изучение хронологии Корана. Существует соответственно целая группа трактатов жанра "причины ниспослания", изучающая обстоятельства и вре­мя появления разных частей Корана. Все суры делятся на мекканские и мединские. Известны случаи включе­ния в суру одного периода аятов из другого. Существует схема (правда, не всегда принимаемая безоговорочно), оп­ределяющая последовательность ниспослания всех сур.

Мусульманская датировка, конечно, небезупречна, ча­сто опирается на общее мусульманское представление о логике развития проповеди ислама, а не на реальные све­дения о действительных обстоятельствах произнесения того или иного аята. Европейские исследователи попытались дать свою собственную хронологию сур и аятов. Тщатель­нее всего этот вопрос был разработан в ^Истории Кора­на" Т. Нёльдеке и Ф. Швалли3. Однако и европейская хронология в тех случаях, когда точных данных нет (а та­ких случаев большинство), тоже опирается на логику раз­вития религиозной системы (на этот раз — в своем, хри­стианском понимании).

Поэтому все существующие хронологии могут быть ос­порены. При каждом конкретном исследовании коранического текста приходится специально изучать вопрос о хронологических связях рассматриваемых аятов. Часто они могут оказаться не соответствующими общей хроно­логической связи сур, в которых эти аяты находятся. По­этому не всегда следует поддаваться соблазну хронологи­чески распределить различные варианты одного и того же сказания, пользуясь общей хронологической схемой4.

При осторожном же отношении к деталям эту общую схему можно и нужно обязательно иметь в виду. В ней отражаются и история сложения Корана, и особенности его содержания. Первый большой период "ниспослания" — мекканский. В нем обычно выделяют три малых периода. Самый ранний представлен краткими сурами, особенно по­хожими на заклинания. В них — сжатое изложение дог­матов единобожия, красочные и впечатляющие своей малопонятностью картины Судного дня, адских мучений грешников, поношения противников ислама. Язык этих сур лаконичен, фразы короткие, рифмы резкие. Во многих случаях слова подобраны скорее по своей звуковой выразительности, чем по смыслу, а иногда явно подсказа­ны рифмой и ритмом и, возможно, вообще родились в уме или сердце Мухаммеда. Именно эти суры напоминали мекканцам таинственные прорицания кахинов, заклинания колдунов. С художественной стороны это самые яркие ча­сти Корана.

Второй период обычно называют "рахманским". В это время особенно часто используется для обозначения Аллаха термин Рахман (Милостивый). Суровость "господи­на Судного дня", каковым Аллах предстает в начальный период проповеди, несколько смягчается. Те же самые ут­верждения, заклинания, проклятия, предостережения ста­новятся более пространными, содержательными и потому более мягкими. Фразы удлиняются, слова не столь резки по звучанию. Мысли выражаются подробнее. Появляются первые повествовательные тексты — сказания.

Затем начинается "пророческий период". На него при­ходится большая часть повествовательных текстов. Дока­зывая историческую закономерность своей деятельности. Мухаммад рассказывает и пересказывает истории древних пророков. Изложение становится более связным, с боль­шими кусками текста, составляющими композиционно единое целое. Появляется большая последовательность идей и событий. Ритм более ровный. Язык притягивает спокойной красотой, хотя и сохраняет экстатичность. Это самые изящные суры Корана, а изящнейшая из них, по общему мнению мусульман, сура "Йусуф" (12).

В Медине меняется весь образ жизни общины мусуль­ман. Изменились и содержание Корана, и его стиль. Про­поведь стала более длинной и монотонной. Большое место в ней заняли правила и законы, полные земных бытовых деталей. Однако прозаичность сур мединского периода иногда излишне преувеличивается. В них явно ощущается их экстатическое происхождение. Мухаммад был искренен до конца. Законы, правила, сообщения об исключении из правил для самого Мухаммада — все это приходило к нему как бы "извне", в состоянии экстаза, творчество продол­жало быть неосознанным. Мединские аяты сложнее и длиннее мекканских, но и в них всегда есть внешний и внутренний напряженные ритмы. Есть в них и поэтиче­ские гимны большой красоты (например, аят алъ-курси — "аят трона", 2:255/256), есть и интересные повествования, которые одновременно привлекательны художественно и заострены идейно.

В этой книге нас интересуют повествовательные отрыв­ки, излагающие исторические сказания, сказания о древ­них праведниках, мудрецах и героях.

Повествовательные отрывки, сказания, рассказы зани­мают большое место в коранических текстах всех хроно­логических периодов. Даже в самых ранних сурах ест", упоминания неких древних героев, народов, намеки на ка­кие-то легенды. Поэтому к кораническим сказаниям я от­ношу: отдельные упоминания имен, пророков и народов, за которыми стоят какие-то известные сюжеты; отдельные фразы, намекающие на известные события; одиночные эпизоды из известных повествований; краткие указания или изложение сути сказаний, наконец, более или менее подробное изложение одного или нескольких эпизодов из легендарных циклов о героях и народах.

Ни один из этих элементов коранических сказаний не существует в текстах сам по себе. Цели их приведения вполне конкретны — подтвердить коранические изречения историческими авторитетами, подтвердить древней истори­ей закономерность ислама, истинность единобожия; исто­рией обосновать коранические предсказания о грядущей каре неверным; примерами из прошлого подбодрить или устыдить своего пророка; лишний раз, как бы чужими устами, повторить основные формулы коранической про­поведи.

Одновременно с помощью коранических сказаний соз­дается и иллюстрируется особая концепция древней исто­рии как цепи сменяющих друг друга катастроф, порож­денных неверием и греховностью людей. Преемственность истории человечества сохраняется благодаря немногим праведникам, спасаемым Богом во время катастроф.

Общие и конкретные задачи использования историче­ских сказаний в контексте Корана определили форму их изложения. В нашем распоряжении всегда — упоминания и напоминания, призванные что-то подтвердить или про­иллюстрировать. За ними стоят и подразумеваются соб­ственно сказания, целые циклы, которые слушатели долж­ны были знать для того, чтобы понять, о чем идет речь. Мы же их, как правило, не знаем. Кое-что удалось и уда­ется реконструировать.

Источники Корана

О коранических сказаниях, как и о Коране вообще, востоковеды писали много. В глаза им всегда бросалось, как и всякому европейскому читателю, обилие хорошо знакомых библейских, ветхозаветных и новозаветных, персонажей. Им и уделялось обычно основное внимание. Персонажи аравийской истории, герои народных сказа­ний исследовались со значительно меньшим усердием и интересом. Основным приемом даже самых почтенных ученых до последнего времени был поиск прямых исто­ков тех или иных библейских легенд Корана. В самом грубом виде это было выражено в заголовке знаменитой книги А. Гейгера "Что взял Мухаммед из иудаизма" (1902). Более сдержанно это же сказано в заголовке из­вестной книги В. Рудольфа "Зависимость Корана от иудаизма и христианства" (1922). Такая постановка во­проса искажает историческую картину. Коран родился в том же мире, что и Ветхий и Новый заветы, он тесно связан с иудаизмом и христианством, с их идеями и их литературой несомненными родовыми связями, генетиче­скими узами. Ислам был очередным вариантом и разви­тием традиционных форм религиозной жизни Ближнего Востока, а не провинциальным искажением украденных и плохо понятых идей и текстов, как это часто получает­ся, даже против воли авторов, при таком упрощенном подходе.

Между тем тщательные исследования, в частности об­разцовая по эрудированности и тонкости анализа книга X. Шпейера "Библейские истории в Коране", показы­вают, что прямых источников заимствования для корани­ческих рассказов практически обнаружить не удается. Есть явные, прошедшие долгий путь отзвуки библейских канонических и апокрифических текстов, есть параллели к различным послебиблейским иудейским и христиан­ским преданиям. Все это — часть единого культурного мира. Изучать его интересно и плодотворно как целое, частью которого является Коран. При этом именно благо­даря Корану мы можем понять многие важные черты этого целого.

Опираясь на уже проделанную до меня большую работу по сравнению преданий разных религий,я уделяю основное внимание месту сказаний соб­ственно в Коране, их композиционным и идейным осо­бенностям, характеру подачи материала. Я полагаю, что своеобразное использование Кораном историко-религиозных сказаний является важной особенностью кораниче­ской проповеди, использовавшей для достижения большей убедительности прием "обрамленной проповеди" (древ­ний пророк повторяет речи Аллаха и Мухаммеда) и прием "двойников" (пророки древности помещаются в ситуации, аналогичные мекканским).

Я стремился по возможности реконструировать то, что знали о тех или иных персонажах современники Мухаммада, выяснить, какие мотивы были для них новыми, какие темы они более всего любили в своих вечерних беседах.

В некоторых случаях удается понять характер отбора переработки общераспространенных сказаний, а также определить, как отразилась в них личность Мухаммеда. Сказания Корана — одни из важнейших и относительно мало еще использованных источников по истории жизни и внутренних переживаний аравийского пророка. Об этом писали и X. Шпейер и Р. Парет", однако многое оставалось и остается по сей день невыявленным. Я по­пытался выделить некоторые новые аспекты того, как от­разились в коранических сказаниях личность и судьба Мухаммеда.

Я уделил особое внимание незаслуженно обойденным исследователями сказаниям и преданиям из аравийской истории. Они значительно богаче и интереснее, чем это кажется на первый взгляд. Это уникальный материал по конкретной истории, причем истории своей, аравийской. Характер ее отражения в Коране высвечивает многие важные стороны той обстановки, в которой рождался ислам. Оказавшись рядом с рассказами о библейских пророках, аравийское прошлое становилось частью миро­вой истории.

При работе я старался как можно меньше опираться на комментарии к Корану (разумеется, тщательно их изучая). Известно, и это будет не раз продемонстрирова­но ниже, что комментаторы уже плохо знали реальную жизнь, в которой рождался Коран. Пытаясь разъяснить и расширить повествовательный элемент Корана, они об­ращались к тем же источникам, что и востоковеды,— к иудейским и в меньшей степени к христианским пре­даниям. Объединенные с комментариями, коранические сказания оказываются значительно более зависимыми от определенных иудейских и христианских источников, чем это было на самом деле. По той же причине я отказался от пересказа более поздних мусульманских легенд, раз­вивающих темы Корана. Они сделали бы книгу более за­нимательной, но заслонили бы собой истинную картину культурной среды, в которой рождался ислам.

Реконструкция этой среды остается лишь в неболь­шой степени решенной задачей нашей науки. Еще совер­шенно не изучено, какую роль в этой среде играли уче­ния гностиков и иудео-христиан. Я думаю, что именно они составляли тот духовный фон, из которого ислам и вырос. Во всяком случае, кораническая схема мировой истории сродни гностической.

В коранических сказаниях, библейских и аравийских, обнаруживаются некоторые следы древнейших мифологи­ческих символов потусторонней жизни и воскрешения. Символика эта запрятана довольно глубоко и выявляется при очень настойчивом анализе. Поэтому сомнительно, чтобы она была действенна и понятна для современников Мухаммада. В их способности к узнаванию слушатели Мухаммеда едва ли доходили и до библейского слоя. Тем не менее, интересно, что мифологическая символика (колья палетки Фереона, корабль и стена в рассказе о Мусе и "рабе божьем" и т. д.) связана именно с про­блемами жизни после смерти (жизни "потусторонней, предсудной"). Ведь проблема возможности жизни после смерти и воскрешения мертвых была одной из самых трудных в коранической проповеди. Именно этому не хо­тели верить аравийцы. Именно это Коран усиленно и на­стойчиво доказывал. Даже история творения в Коране во многом выглядит как доказательство возможности "вто­рого творения", т. е. воскрешения….

Коран в Сети (РуНет)

В основном Коран можно найти на сайтах исламского РуНет’а, небольшое количество "светских" сайтов предлагает текст Корана в чистом виде. На исламских сайиах обычно можно найти и другие исламские ресурсы – сунну, хадисы, "Житие Мухаммеда" Ибн Хишама и др. Также можно найти комментарии к Корану и пояснения к тому, как читать эту Книгу.

Специфика исламских сайтов состоит в особом подходе ислама к проблеме перевода Корана вообще – его невозможно адекватно перевести (ибо Коран – слово Аллаха), но можно передать его "смыслы". Два наиболее ярких перевода этого типа – Пороховой и Османова.

Старые переводы генерала Богуславского (1871 г.) и известного казанского востоковеда и миссионера Г.С.Саблукова(1878 г.) можно найти только на бумажных носителях. Во времена А.С.Пушкинабыл популярен сделанный в 1790 г. перевод видного литератора М.И. Веревкина, сделанный с французской версии Ди Рие.

Вершиной академического (внеконфессионального) перевода надо признать лидера Интернет-рейтинга – перевод академика Игнатия Юлиановича Крачковского. Хотя сам Крачковский и был православным христианином, в работе над переводом он руководствовался исключительно принципами высокой науки. Именно его перевод стоит рекомендовать для первоначального ознакомления с Кораном.

  1. В первую очередь надо упомянуть узел, который так прямо и называется "Коран.ру". На этом узле (несколько чрезмерно политизированном) путешественник по сети может найти два русских перевода Корана (Магомед-Нури Османова и акад. И.Ю. Крачковского). Оба перевода существую в виде HTML-файлов с минимальной навигацией по сурам. Кроме того, на узле можно обнаружить некоторое количество аудио-информации (MPEG), в основном включающей чтение 1-й суры "Фатиха" разными исполнителями.
  2. Белорусский сайт "Беларусь.нет/коран" представляет один единственный без всяких пояснений выложенный перевод академика Крачковского, оформленный HTML-ссылками по сурам.
  3. На украинском узле "Коран.киев.уа" находится все тот-же перевод "смыслов Корана" М.-Н. Османова. Однако в отличие от других сайтов этот обладает весьма развитой системой поиска посурно, поаятно и вдобавок по ключевому слову.
  4. В библиотеке Радио "Теос" можно найти просто выложенный в качестве HTML-файла перевод акад. Крачковского без каких бы то ни было ссылок или элементов навигации. Радо "Теос" -- христианское межконфессиональное радио, и Коран выложен там скорее всего просто для полноты картины. Впрочем, достоинство этого ресурса – в сравнительно небольшом объеме файла и легком его скачивании.
  5. На узле "Коранет.нет" можно найти помимо переводов Крачковского и Османова новый "перевод смыслов", сделанный русской мусульманкой (иман) Викторией Пороховой. Этот новейший перевод считается наиболее точным. Текст организован как иерархия ссылок.
  6. Шиитский междунаородный ресурс Аль Шиъа/"Ал аль-Бейт" во многом аналогичен №1. Имеется перевод И.Ю. Крачковского и умеренно богатая аудио-библиотека.
  7. На узле Российского движения за независимость Чечни "Сепаратист" находится перевод Крачковского.
  8. На узле журнала "Суфий", принадлежащего Суфийскому ордену "Нимтуллахи" также можно найти перевод Крачковского. Интересен худ. Дизайн веб-страницы, текст Корана организован в системе гиперссылок.

А. Муравьев

 

[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования