Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Архив сетевого навигатораКаталог ссылок | Архив публикаций ]
Распечатать

Павел Макаров. Не дай мне повод. "Площадное богословие" о свободе воли, женщинах, соблазне и осуждении.


Пригвождена к позорному столбу
Славянской совести старинной,
С змеёю в сердце и с клеймом на лбу,
Я утверждаю, что - невинна.

М.Ц.

И в процессе представленья
Создается впечатленье,
Что куклы пляшут сами по себе.

А.М.

Следуя информационной политике Портала-Credo.Ru - уделять внимание "материалам, появившимся на свет десять, сто, тысячу лет назад" - начнем наш обзор с самой длительной в истории человечества дискуссии о свободе воли или обусловленности человеческого поведения. Ее начало положено Адамом вскоре после грехопадения (см. Быт 3:12-13); сегодня Церковь вспоминает ее торжественное окончание. Господь посрамил фаталистов, явив Пресвятую Богородицу, за одно благое произволение (яко призре на смирение рабы Своея) удостоенную взойти во Святое Святых, принять во чреве Спасителя и (last not least) в 910 году от Его рождения в присутствии сотен и тысяч свидетелей обратить в бегство превосходящие силы исповедующих предопределение арабов.

С сожалением приходится признать, что урок Покрова усвоен из рук вон плохо. Позитивистская логика Адама - "после того, следовательно, по причине того" - привлекает многих наших современников.

30 сентября новоначальная христианка Мари (из УПЦ МП) открывает на кураевском форуме тему "В храм как на свидание?". Вопреки напрашивающемуся толкованию, речь идет не о свидании с Богом, а о группе молодых людей, после службы "бегущих посидеть в кафе - кофе выпить или пива, пообщаться". Мари уже вынесла свое мнение о них - "в храм они спешат ради развлечения" - и просит только аргументов для убеждения попавшей в "плохую компанию" знакомой: "Может прочитает ваши ответы и поймет, что ТАК в храм не ходят".

Первые несколько ответов выражают единодушное недоумение - "И молодцы, что ходят!". Священник Георгий Захарченко вспоминает забавный эпизод из личной биографии: "Как-то после службы в храм зашли поставить свечи и написать записки православные посетители наших больных. Побыв в храме некоторое время, они уточнили: "А что, этот храм православный?" Мы ответили: "Да". А они: "А почему у вас такие радостные лица?"".

Вечером 1 октября на помощь Мари приходит Дмитрий Курмояров, также прихожанин УПЦ МП; он обращает внимание собравшихся на апостольское правило "номер не помню", запрещающее христианам посещать питейные заведения. Мари поясняет, что молодые люди далеко не всегда собираются в кафе, а "еще и пиво на лавочке после службы пьют", чем вводят прохожих в соблазн "неокрепших в вере прихожан". Москвичка Ирина Сергеевна рассказывает, как отдыхала летом в Тунисе, и предлагает обсудить, можно ли православным загорать. Ольга Курова замечает: "При чтении таких тем, как эта, складывается впечатление, что некоторым православным очень хотелось бы иметь свой "православный Талмуд". То есть четкий свод правил и рекомендаций на все случаи жизни". Предостережение проходит мимо ушей - последующие 12 дней участники спора именно что разрабатывают "православный Талмуд", обсуждая дороговизну длинных платьев, лечебную гимнастику ("НЕТ, не будет мне и моему брату пощады от безжалостных новоначальных. Вовек не дождаться у них и снега зимой, не то что разрешения в бассейн для здоровья сходить") и требования профессии: "Я вот, к примеру, являюсь одновременно женой священника, регентом и концертирующей камерной певицей (то есть, ношу концертные платья, пользуюсь сценическим макияжем)". Светлана Дьякова (из ППЦ) вспоминает правило 12 Гангрского собора: "Аще кто из мужей, ради мнимаго подвижничества, употребляет суровую верхнюю одежду, и , аки бы от сего получая праведность, осуждает тех, которые с благоговением носят шелковыя одеяния, и употребляют общую и обыкновением принятую одежду: да будет под клятвою". К полудню 9 октября Мари впадает в истерику: "Скажите, а вам сейчас не стыдно? <...> Как следовало бы поступить вам? Обличить меня с любовью".

Вернувшийся 11 октября Дмитрий Курмояров произносит продолжительную проповедь (см. ч. 1, 2, 3, 4, 5, 6) против "Апокалипсиса мелкого греха": "Вы обвинили меня и Мари в неофитстве и юношеском максимализме только по причине того,что боитесь признаться себе в охлаждении вашей веры во Христа. Забыли духовный закон, описанный св.Игнатием (Брянчаниновым), о том, что любая даже самая малая уступка греху без осознания своей немощи и покаяния обязательно повлечет за собой больший грех. Путь оправдания мелких грехов это путь в обратную сторону от Христа! Путь теплохладности! Вспомните как говорит Библия о тех кто не холоден и не горяч?", - попутно заявляя, что 12-е правило "относится только к еретикам-евстафианам", и "когда беременная женщина носит джинсы, это плохо - пусть только она поймет это".

Аналогичная дискуссия о Великом посте - только с меньшим накалом страстей, чем на кураевском форуме - открывается 3 октября на "Православной беседе". Акценты повторяются: "Устав для мирян, определяющий правила поста", и различные благословные поводы для его нарушения ("Древняя монашеская традиция ("пост - отказ от пищи") ушла безвозвратно, и надо следовать не ей, а тому, как принято сейчас. Именно так и поступил бы апостол Павел (см. оба его послания к Коринфянам)".).

Несмотря на видимую непримиримость сторон, логика обеих партий - и "икономистов", и "ревнителей" - одна и та же: греховным или безгрешным объявляется событие, а не изволение. Телесный или душевный феномен наделяется собственным духовным смыслом, служит к осуждению (по мнению "ревнителей") или к оправданию (по мнению "икономистов"). Это новое учение не провозглашает фатализм открыто, но обходит доктрину свободы воли каким-то окольным, "диалектическим" путем.

Обратимся еще к одному недавнему столкновению, в чистом виде антропологическому (участники - либо агностики, либо не следуют догматике своих номинальных исповеданий):

  • 12 сентября виртуальный персонаж "Пионер", националист без определенного исповедания, публикует в своем сетевом дневнике эссе о классическом либерализме.
  • 14 сентября "классический либерал" Павел Серебрянников публикует анализ эссе "Пионера" на предмет неявных допущений ("если в обществе происходит что-то осмысленное, то это может быть только следствием государственных учреждений; если приводят пример осмысленного общественного действия, не проистекающего из государственных институтов, то значит это результат тайной деятельности государства"), в том числе ценностных ("...если люди свободны - и если дать им пользоваться свободой - то они ведь могут употребить эту свободу способом, который мне не понравится! <...> Любопытно, что открытым текстом эту мысль Пионер произнести не отваживается; вместо этого делается попытка зайти "со стороны метафизики", и обосновать тезис, что свободы у людей и так нет").
  • 18 сентября (в комментариях к анализу) - полемика с виртуальным персонажем "Голос Птиц" об определении свободы.
  • 20 сентября - совместная попытка сформулировать определение свободы, неприменимое к явно несвободным объектам ("Свободен ли кирпич?").
  • 1 октября Павел Серебрянников определяет политическую философию сторонников Пионера ("левых консерваторов") через позитивистский тезис "Свобода - это власть" ("...создавать, изменять и уничтожать сущности"), в противовес
  • (6 октября) априорному (ортодоксальному, мизесианскому) пониманию свободы как неотъемлемого свойства человека.
  • 9 октября Павел обнаруживает симметричную подмену ("власть над поведением ближнего - это власть над его произволением") в стенограмме выступления "левого консерватора" Егора Холмогорова на радио "Тройка": "нужна не просто честная и профессиональная, нам нужна действительно внутренне глубоко бескорыстная милиция" - "[Либеральный] подход состоит в том, что нужно все-таки пресечь либо сделать невыгодным поведение, а не запретить людям хотеть осуществить такое поведение. Первое - задача временами сложная, но разрешимая хотя бы в принципе. Второе - задача принципиально неразрешимая". По мере продолжения спора антропологический критерий дополняется аскетическим: "Либерал считает, что мораль останавливает от действий. Вы считаете, что мораль должна останавливать от желаний".

Итак, "православный позитивист" принимает за данность то, что, например, для буддиста является пределом мечтаний: воля "просветленного" не согласована с причинным законом, а сама является таковым. "Свобода", по его мнению, должна быть предъявлена как нечто зримое, обнаружимое эмпирически. Это означает, что способностью право судить наделяется не только Бог, но всякий аккуратный наблюдатель.

8 - 10 октября в "Гостиной" форума "Православная беседа" разворачивается пространный разговор о нравах современной Японии - о гейшах, о ночных клубах: "Надеялся, что Япония успешный пример противостояния, той силе, той чуме, что зародилась в Европе... расцвела в Штатах... Надеялся, что японцы, восприняв внешнюю атрибутику, сумели ей воспротивится. Но видимо нельзя слишком долго делать глупое выражение лица - и впрямь поглупеешь". Наконец один из участников замечает: "Люди за какие-то 2-3 года изменились, к сожалению, в худшую сторону, не в сравнение с Россией!" - "Собственно здесь и содержится ответ: когда человек начал воцерковляться, то и люди изменились в худшую сторону..."

11 октября в сетевом дневнике Армана открывается опрос общественного мнения: "Представьте себе два дома. В одном живут ... люди, живущие осмысленно. <...> В другом живут пролетарии... прожигатели жизни... потребители глянцевых журналов и бразильских сериалов. Оба дома оказались в зоне стихийного бедствия. Есть жертвы. Много жертв. Кому Вы будете больше сочувствовать?" Уточняется: "Жителей второго дома вы причислили к бездуховным по той причине, что они вчера всей шумною толпой пошли в кинотеатр на модный, но пошловатый фильм". Отвечающие с негодованием заявляют, что помогли бы "той жене, которая не умеет плавать" ((с)Молла Насреддин), но, что симптоматично, почти никто не подверг сам критерий сомнению. Один из отвечающих позиционировался как "не якоже и сей фарисей":"низшая каста это как раз те, кто делят людей на касты".

Некто "Ожидающий" "диагностирует в себе... новую разновидность снобизма - отвращение к пролетариям" (запись закрыта для публичного доступа, но круги на воде остались здесь, здесь и здесь, и продолжают расходиться). Ему вторят: "Попробуйте любить "людей"... а я и пробовать не буду".

Собственно, это и есть второй (после разрешения судить ближнего) вывод "православного позитивиста": "Я и пробовать не буду". В теме "Можно ли присутствовать на литургии и не причащаться?" все на той же "Православной беседе" Владимир Ковальджи высказывает оригинальное обоснование принципа пастырской икономии: "...если по букве канонов внимательно пройтись, то все без исключения от нас с вами до иерархов и патриархов поголовно и давно отлучены от Церкви, кто по одной-двум, кто по двадцати статьям... Что несколько противоречит обетованию, что врата ада не одолеют Церковь... Посему и нужна икономия". Целью икономии оказывается не снисхождение к квалифицированному грешнику, но признание греха не грехом или, во всяком случае, грехом "не особенно важным".

Совмещение возрожденного фарисейства с православным учением приводит к самым фантастическим результатам. Так, камнем преткновения становится учение о браке. Мнение об априорной безгрешности супружеской близости ("А, когда, извиняюсь, гадишь, грешишь ли?") - еще одно из самых умеренных: в теме со странным названием "Делит ли Бог любовь по половому признаку?" ("Я... искренне не понимаю: если два любящих сердца хотят соединиться в браке, то какое имеет значение, в какой плоти бьются эти два любящих сердца?") мирянин Вадим Балытников (РПЦ МП) заявляет: "Церковь - за нормальное влечение друг к другу мужчины и женщины, обязанных друг другу супружеством". Блудная страсть не просто остается за кадром - она возвращается в кадр как будто бы желательный элемент исходного замысла Бога о человеке.

Особенно откровенно на русскоязычных форумах высказываются католики. Ольга Брилева, обличая индустрию стриптиза в теме "Женщина у столба", пишет о "тайне, которую двое открывают друг другу наедине" (почему-то вспоминается отзыв Григория Богослова о "богословии" Орфея: "...он не скуп и на другие столь же высокие речи. Например: "Сказавши это, богиня δοιες άνεσύρατο μύρες", чтобы ввес­ти своих любимцев в непотребные свои тайны, что еще и доныне изображается непристойными движениями"). Некая Diana Heather с форума "Христианская семья" идет дальше: "Любовь - живая, поэтому она растёт и развивается, а брак (как факт) — это стадия Её развития, плавно переходящая в единство. Поэтому важно, наверное, чтобы брак был христианским. Мне тут пришло в голову, что он другим быть, наверное, и не может... Если он настоящий".

Там, где проблематику блудной страсти не удается гегельянски "снять" - в разговоре собственно о шоу-бизнесе - она быстро канализируется в выявление виноватых: "логическая неувязка - раз есть "мясо, которое себя продает", то есть и "торговцы мясом", и покупатели. Внимание, вопрос: КТО покупает услуги стриптизерш и проституток? (подсказка - не женщины)" - "И у Вас логическая неувязка. Вы хотите сказать, что во всем виновать ЗАКАЗЧИК, а не ИСПОЛНИТЕЛЬ? С Вами даже на УК не согласится" - "Нет. Я хочу сказать, что главная вина - на организаторе преступления".

В целом соблазн перестает пониматься как сочетание двух греховных произволений и понимается как механическое следование одного за другим; вина соблазнителя будто бы извиняет соблазненных. Заметим, что на вопрос "Вы оправдываете "меркантильное поведение" женщин тем, что они приняли "мужские правила игры". Какие конкретно?" следует такое описание технологии: "...у молодой девушки появляется симпатичный ухажер, который безумно ее любит. Чем моложе девушка - тем легче она верит его обещаниям, тем большее впечатление производят на нее походы в рестораны и танцполы. Вдруг... молодой человек... задолжал кому-то страшную сумму денег... его всенепременно убьют страшной смертью, если она, девушка, не поможет ему отдать долг. "Отработать" известным способом". Участие в процедуре "ухаживания", флирта, не мыслимой в традиционном обществе иначе как прелюдия ко блуду или прелюбодеянию, вменяется "жертве" в оправдание.

"Всех учили. Но зачем ты был первым учеником?" (с)

Завершим сегодняшний обзор еще одним экскурсом в историю.

Нельзя сказать, что проблема неофарисейства и неформальных "кодексов благочестия" (вместо совести) нова для Церкви - даже для Церкви новозаветной. Если поискать "Яндексом" словосочетание "наши православные ведьмы" (бабушки-свечницы, надзирающие за внешним обликом и поведением прихожан), выяснится, что оно атрибутируется "одному батюшке", о. Димитрию Смирнову, Владимиру Соловьеву, д. Андрею Кураеву, о. Сергию Желудкову, "кому-то из архиереев", митрополиту Антонию Сурожскому и т.п. - иными словами, настолько укоренилось в народе, что с легкостью приписывается любому известному или авторитетному лицу. Менее известно, что обычай поставляти в церкви так именуемыя пресвитериды (старицы) или председательницы бытовал в древней Церкви и был запрещен только Лаодикийским собором.

8 октября этот обычай обсуждался на "Православной беседе". Патролог Евгений Павленко привел комментарии двух авторитетных канонистов древности:

Зонара: они "начальствовали над входящими в церковь женщинами, как бы учительницы, и наставляли их в благочиние, и научали их, как и где им должно стоять".

Вальсамон: "В древности некоторые женщины, занимая места пресветерид в соборных церквах, наставляли, вероятно, в благочинии прочих женщин. <...> Итак поелику некоторые терпели вред от сообщества с таковыми, которые недобро пользовались добром из высокомерия и корыстолюбия, то отцы совершенно запретили быть в церквах таким женщинам... Учить женщине в соборной церкви, где собирается множество мужей и жен различных мнений, есть дело самое неприличное и пагубное".

Дальнейший ход беседы был посвящен выяснению статусу диаконисс - не совершалась ли над ними хиротония или хиротесия, и не был ли этот институт "первым шагом к женскому священству".

...не будем, по Иак 4:14-15, писать "продолжение следует",
а напишем - "конец первой части".


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования