Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"FORUM 18": Как построить "гармоничное общество"? Введенная в КНР религиозная госмонополия не учитывает реалии страны


Власти КНР признают только пять религий: буддизм, даосизм, ислам, католичество и протестантизм. Эти пять религий представлены подконтрольными государству организациями: китайской буддистской ассоциацией, китайской даосской ассоциацией, китайской патриотической католической ассоциацией и китайской конференцией епископов, китайской мусульманской ассоциацией. К ним можно добавить еще две протестантские ассоциации - патриотическое движение "Три с половиной" и Китайский христианский Совет.

Однако внутри этих пяти признанных государством религий нет абсолютного доктринального и организационного единства. Все наблюдатели отмечают, что большинство китайских хань (дзен) буддистов четко дистанцируются от своих тибетских единоверцев. У них нет никакой духовной связи с Далай-ламой. Кроме того, среди китайских буддистов-мирян бытуют самые различные практики и верования. В исламской умме страны очень легко различаются  мусульмане -этнические китайцы (хуэй) и тюрки- уйгуры, причем не только чертами лица, но также языком и культурой. Различия между религиями становятся рельефней от уровня репрессий, которые государство обрушивает на ту или иную конфессию. Например, давление на мусульман-уйгуров значительно сильнее, чем на мусульман-хуэй.

Китайское христианство также очень разнообразно. Католичество в Китае имеет долгую и поистине выдающуюся историю. Православная церковь на легальных основаниях действует в Северном Китае без какой-либо связи с контролируемыми государством религиозными институтами. Однако наибольшее разнообразие существует в среде протестантов. Многие конгрегации являются прямыми наследниками местных китайских церквей, возникших в начале 20-го столетия как реакция на иностранное миссионерство. Эти общины идентифицируются как пятидесятнические. Другие местные церкви, такие, например, как "Церковь Подлинного Христа" были основаны в 20-х-30-х годах прошлого столетия на основе адвентистских общин.

Есть протестантские группы, возглавляемые харизматическими лидерами, которые более ортодоксальными протестантами, а также властями рассматриваются как секты.  Такие современные группы, как Восточный Свет или ученики, - продукт 20 столетия и не рассматриваются как наследники китайских протестантских церквей, возникших еще до прихода компартии к власти. Вполне вероятно, что отсутствие в КНР подлинной религиозной свободы и является главным фактором формирования и роста подобных общин.

Почему же при таком религиозном разнообразии правительство продолжает придерживаться иллюзии, что китайские верующие могут быть представлены лишь одной из семи подконтрольных ему организаций.

Во-первых, из-за того, что подобного рода организационная централизация значительно облегчает государственный контроль. Например, после 1958 года, когда вмешательство государства в религию стало определяющим, патриотическое движение "Трех с половиной" начало активно пропагандировать объединение всех  протестантов. Но при этом существует угроза того, что подобная суперорганизация начнет блюсти не интересы государства, а свои собственные.

Главная цель такой принудительной интеграции состояла и состоит в том, чтобы не допустить существования каких-либо самостоятельных связей китайских протестантов с единоверцами за рубежом. В целом это касается не только протестантов, но и других религиозных групп.

Китайские власти постоянно твердят, что религиозные группы в истории часто использовались иностранными агрессорами против Китая. Но подлинной причиной  опасений правящего партийно-государственного режима является то, что религиозные группы могут стать для него потенциальным источником конкуренции в сфере политического и общественного влияния. Так что, если религиозные группы связаны с враждебными иностранными кругами, то они по определению представляют потенциальную угрозу государству. Отсюда и упорная позиция властей по недопущению каких-либо связей китайских католиков со Святым престолом.
Однако, как свидетельствуют сами китайские католики, большинство из них сохраняет лояльность Святому престолу, причем не только частным образом. Так, например, в китайской католической газете появился призыв приходского совета церкви св. Иосифа в Ванфунджуне, принадлежащего к патриотической ассоциации католиков. В нем католиков призывают бойкотировать фильм "Код да Винчи", что находится в полном соответствии с директивами Ватикана.

Несмотря на все это,  государство продолжает жестко преследовать китайские религиозные группы, поддерживающие или устанавливающие неконтролируемые государством международные связи. Самый известный пример такого рода - отношение к движению "Фалуньгун". Утверждается, что оно финансируется и поддерживается администрацией США. Многие китайцы, проживающие за пределами КНР, утверждают, что по приезде в эту страну спецслужбы активно допрашивали их на предмет такого сотрудничества.

После 1978 года контролируемые государством протестантские организации сосредотачивают свои усилия, прежде всего, на том, чтобы не допустить регистрации местных общин в обход их самих. Однако ряду адвентистских, а также неопротестантских объединений удалось самостоятельно зарегистрироваться в  органах власти.

Отдел по делам Объединенного фронта ЦК КПК и государственная администрация по религиозным делам выпустили "рабочий документ", содержащий инструкции для партийных и государственных чиновников по поводу того, как действовать в условиях такого разнообразия среди христианских общин, прежде всего среди протестантов. Аналогичные инструкции издаются и властями различных провинций страны.

Но не только боязнь возможных несанкционированных зарубежных связей заставляет власти объединять христианские организации в возможно более жесткую структуру. Власти считают, что это будет способствовать также и социальной стабильности, строительству "гармоничного общества"- это новейший главный политический слоган. Но маловероятным представляется то, что власть будет благосклонно смотреть на попытки создания общенациональных религиозных объединений, что называется, снизу. Также маловероятно с точки зрения политической логики и то, что в обозримой перспективе будут признаны в качестве религий иудеи, бахаи, кришнаиты, свидетели Иеговы. Последователи всех этих течений также имеются в КНР. Без общего ослабления государственного контроля, признание других общин в качестве религиозных, для руководства которыми потребуется привлечения еще большего количества государственных ресурсов при том, что штаты в аппарате управления и так донельзя раздуты. Более того, если политика контроля над религиями сохранится в своих сегодняшних формах, к существующим контролируемым религиозным организациям должна будет добавиться еще одна подобная структура для, например, иудеев и бахаев.

Кроме того, это находится в противоречии с марксистской доктриной, на которую опирается коммунистическое государство, если оно будет расширять количество религиозных групп. Это ведь будет косвенно означать, что влияние религии в обществе сильнее, чем марксизма. Так или иначе, но в государственной администрации по религиозным делам уже создан новый отдел по работе с "новыми" религиями.

Верующие-некитайцы также испытывают трудности с тем, чтобы свободно исповедовать религию и вести общинную жизнь в Китае. Формально верующие-иностранцы, исповедующие религии вне рамок зарегистрированных пяти официальных исповеданий, нарушают закон в случае, если они попытаются самостоятельно собраться на китайской территории. Иностранные исповедники пяти признанных государством религиозных объединений, должны получить поддержку этих "патриотических" организаций для того, чтобы свободно собираться. Например, протестанты-иностранцы обязаны получить санкцию от Движения "Три с половиной" либо от Всекитайского христианского совета и на их богослужениях с вводным словом должен выступать китайский пастор от одной из этих организаций.

Вряд ли дальнейшее игнорирование реалий поможет в данной ситуации, как правительству, так и религиозным общинам. Олимпийские игры 2008 года, намеченные к проведению в Пекине, представляют ценную и уникальную возможность для мировых религиозных деятелей улучшить положение в китайских церковно-государственных отношениях.

Глядя на то, что происходит в современном Китае, было бы неразумным утверждать, что подобные изменения могут произойти без давления извне как на государство, так и религиозные объединения КНР.

5 декабря 2006 г.

Сокращенный перевод "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования