Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА": Вера на крови. Как и почему погибла семья священника Андрея Николаева


Гибель священника Андрея Николаева и его семьи - жены Ксении, сына Давида (10 лет), дочери Анны (7 лет) и Анастасии (4 года), сгоревших в собственном доме в тверской деревне Далекуши в ночь с 1 на 2 октября, всколыхнула все общество. В истории России священник всегда был не только типажом для обличительных картин Перова, как казалось в атеистическое и, кажется, еще в постатеистическое время, но и учителем, наставником, помощником, носителем образцов поведения.

Пепел

Восемь вечера в деревне Далекуши, как двенадцать ночи. Погашенные окна, голые тополя. Место трагедии трудно найти. Черный пепельный прямоугольник на месте дома священника освещен фарами редакционных машин, в темноте сюда продолжают приезжать журналисты.

На обгоревшем холодильнике - красные гвоздики.

Карманный фонарик выхватывает что-то из пепла.

- Сгоревшая свеча? Да нет, капуста. Тут до подпола все прогорело, видишь, картошки сколько.

- А я кусочек книжки нашел, можно разобрать буквы. "...Морские лисицы... Океана..." Это "Двадцать тысяч лье под водой"?

- Анька читала, - к нам, ночным информационным мародерам, присоединился двадцатилетний пацан из соседнего дома, ("Сергей, безработный, из Москвы, к маме приехал, когда узнал, что батюшка сгорел"). У него "чесотка" к даванию интервью, объяснят нам чуть позже соседи, он уже штук 10 дал за день.

На границе пепельного прямоугольника с садом - остатки обгоревших детских вещей.

- Анькин свитер. Он был на ней, когда ее нашли. Почему следователи не забрали-то одежду? - растерянно застывает интервьюохотливый безработный.

Чистый, вскопанный огород. Молодой сад. Один улей (матушка занималась пчелами). Возле молодой яблони - бельевая веревка с детскими колготками, белыми в черный горошек. На молодой яблоне у забора - хоругви.

- Это всегда тут висело, батюшка говорил: от пожара.

Ночь с соседями

- Не выдумывайте хоть о них ничего плохого, - говорит нам Фарзана Образцова, за 10 лет жизни в тверском селе переназванная Фаей, учительница начальных классов, соседка Николаевых наискосок. - Ладно нас уже всех сходу объявили по телевизору деградировавшими алкашами, распродающими бревна домов... У нас тут был один алкаш в Далекушах, как-то уснул на улице с сигаретой, сын мой Илья его обнаружил в тлеющей одежде, а батюшка его тут же на машину и в больницу. Ну еще два алкоголика можно найти в Прямухине - но какие из них убийцы, они своей тени боятся. А в церковь один наш местный по пьяни залезал давно, года два, наверное, назад, унес что-то не самое дорогое и уснул неподалеку с ворованным. Батюшка даже не хотел в суд на него подавать. Не ищите вы алкоголиков, лучше зайдите к нам завтра в школу, посмотрите на выставке школьных рисунков рисунок Давида, "Гуси-лебеди" называется. И в музей Бакунина зайдите, к нам из Англии и Франции гости приезжают, не опасаясь плохой дороги, и ни иностранных туристов, ни дачников не отпугивает наша как бы сплошь алкогольная жизнь. И пойдемте, я вам батюшкины фотографии покажу. Я - мусульманка, но скажу, что они были замечательные люди. Летом отдали нам свой сенокосный участок, мы сгребали с матушкой сено, и она мне почему-то сказала: нас сожгут.

Остаюсь ночевать у Фарзаны и ее мужа Ивана Образцова, большую часть ночи, прерываясь на новости, говорим о семье Николаевых. Каждый день погибшие дети прибегали в дом Образцовых, играть с их детьми.

- Анька вообще была общая любимица, - рассказывает Иван. - Прибежит, положит мне голову на плечо: "Дядя Ваня, дядя Ваня". Дети нам обоим с женой приснились, и Аня сказала: не бойтесь, мы живые. Наверное, потому что мы думаем о них.

Если стараться обходиться без предубеждения, то трудно не обнаружить в деревне Далекуши и в селе Прямухине тот фронт, что с ходу нарисовали не побывавшие на месте событий московские комментаторы - между беспросветно деградировавшей, перенаселенной потенциальными убийцами средой и нормальным человеком. Как пел Высоцкий в песне про Магадан "их там не больше, чем в Москве". У нас в стране после XX века каждое далекое место - слегка Магадан. Среда, которая, если не засасывает, то убивает, - обратная сторона знакомого мироучения.

Но если не среда, тогда кто же все-таки убил семью священника?

Жители местных деревень мало симпатизируют бытовым и житейским версиям.

- Не вмешайся Москва, наши коровинские сразу бы объявили, что все дело в неисправной электропроводке, - говорит Иван Образцов. - Они, видите ли, три обогревателя там нашли, это, дескать, могло вызвать замыкание в сети. Но почему нас никто не спросил, мы-то знаем, что включен был один, а два, купленных еще бывшим владельцем дома, лежали в запасе.

Версия жестокого и циничного убийства, при котором отец Андрей был не способен защитить себя и детей, проступает в рассказах большинства деревенских людей с той же настоятельностью, с какой из милицейских рапортов версия об электропроводке. Правда, они уверены, что у убийц не деревенская прописка - торжокская, тверская, московская. И более серьезные мотивы, чем месть алкоголика. И тут, наверное, не столько любовь к детективам на своей улице, сколько попытка противостояния закону всероссийского тяготения любого местного начальства к объявлению любого преступления несчастным случаем или бытовухой.

Последний день

Основания подозревать темные обстоятельства гибели есть. Два года назад в селе Лопатине сгорел дом священника, через год, там же - оставшаяся баня. После первого пожара о. Андрей собирался уезжать, по свидетельству директора музея Людмилы Соловьевой, его отговорил приход, собравший ему машину всяческого домашнего добра и привезший все на колхозной машине. Назира, одна из самых активных православных верующих в Прямухине, пустила семью священника в свой дом.

Последние дни перед гибелью семьи священника были необычными. За день до гибели в четверг отец Андрей почему-то отпросил своих детей из школы, хотя никогда этого раньше не делал. Сказал, что отвезет их к теще, живущей в деревне Ново. При этом к теще приехал один, сходил на кладбище, на могилу к брату жены, взял у тещи топор-колун, вернулся. В пятницу дети, прибегавшие каждый день к Образцовым, не пришли к ним. Оксана (матушка Ксения) не вышла к автолавке, хотя обычно всегда выходила. Вечером часов в девять, проходившая мимо соседка почувствовала запах бензина. Света, всегда горевшего допоздна, на этот раз в доме не заметили. Около часу ночи в субботу соседка увидела в районе летней кухни и коридора (задняя часть дома) пламя. Пожарная машина ехала долго, люди таскали воду ведрами из пруда, потушить занявшийся на ветру огромным пламенем дом было невозможно. Батюшку нашли в "избе" - комнате, выходящей окнами на улицу, детей - в задней летней, неотапливаемой части дома в тесной душевой, одетыми, матушку долго не находили вообще. Решетки на окнах,установленные предыдущим хозяином, по мнению многих односельчан, не делали дом смертельной ловушкой. Отец Андрей - здоровенный мужик, спокойно мог высадить тонкую стенку на веранде. Если - мог.

Идентификация личности

Эксперты-криминалисты занимаются идентификацией останков, следователи идентифицируют события, журналисты кроме событий - личность и атмосферу.

Идентификация личности о. Андрея была затруднена близостью его трагической гибели: о мертвых, тем более трагически погибших, плохо не говорят. Но одно дело хорошие слова, сказанные в поднесенный тебе микрофон, и совсем другое - поступки. Храм, где отпевали семью отца Андрея в отдаленном безасфальтном селе Василькове (он здесь начинал алтарником и его рукополагали), был переполнен. Кто только не приехал к семейному гробу Николаевых - бывший работник районо из поколения "закоренелых атеистов", кувшиновский предприниматель (столярное производство), которого к о. Андрею когда-то затащила жена, директор музея Людмила Соловьева, потомок Бакуниных Георгий Цирг, знаток истории их рода Владимир Сысоев, механизатор из Прямухина, отсидевший в тюрьме за обворованный соседский погреб, семье которого, пока он был в тюрьме, покойный батюшка помогал, 18 священников. По их словам, о. Андрей был искренне и сильно верующим человеком, к нему на службы съезжались из других сел, даже из тех, где были свои церкви.

- Ради вдохновенных проповедей и всегдашней готовности выслушать, - говорит Людмила Корнелюкова, бывший методист районо, как раз из поколения "закоренелых атеистов".

По их словам выходило, что в районе погиб "узловой человек".

- Это в общем-то единственный человек, который у нас тут жизнь сдвинул, - сказал мне нецерковный Иван Образцов.

Сдвиг - восстановленный храм, воскресная школа, дети, объехавшие на церковном микроавтобусе полстраны, службы, открывающие каждое мероприятие в бакунинском музее, огромное количество бесплатных треб - "он меня бесплатно крестил", "а моим братьям бесплатно машину освятил", при том, что семья батюшки жила небогато.

Больше таких делателей в селе Прямухине за последние 10 лет не наблюдалось. И по-человечески оставил добрую о себе память: увидев поломанную машину, остановится и отбуксирует. Обожженного бомжа кинется везти в больницу. Просящему денег - обязательно даст.

А глава сельской администрации, которому заметно нравились бытовые версии гибели священника и его семьи, вдруг остановился и вспомнил, как отец Андрей подвозил его дочерей, заботливо сажал на автобус.

Не бывает людей без недостатков, наверняка были они и у о. Андрея, но отпевание в далеком Василькове показало, как значима в жизни далекой провинции фигура священника. И для нецерковных людей она - некий гражданский институт, призванный к деятельному творению добра.

Факты и версии

По словам начальника УВД Тверской области Александра Куликова, рассматриваются три версии гибели священника: неосторожное обращение с электроприборами, разлад с женой и умышленное убийство.

Версии электроприборов активно сопротивляются соседи, знающие, как и когда менялись провода в доме, кто покупал и как использовал электрообогреватели. С версией разлада с женой не согласна паства о. Андрея. Многие считают, что версию "конфликтных отношений в семье между супругами" необоснованно породила обыкновенная церковная помощь отца Андрея девушке, по сути социальной сироте, которой не на что было опереться, кроме как на церковь. А неверующая деревенская публика в постатеистической стране и обычное благословение с целованием руки священника готова принять за интимные отношения.

Версия же "содержанки" страстно нравилась жене бригадира в Далекушах и матери милицейского работника, неожиданно рассказавшей мне, что полдвенадцатого ночи в пятницу девушке Н. в Тверь поступил звонок с мобильника о. Андрея, но слов нельзя было разобрать. Если это в самом деле так, то либо жена бригадира в Далекушах имеет возможность прослушивать разговоры с мобильных телефонов, либо люди, ведущие следствие, почему-то крайне неосторожно распоряжаются информацией.

Большинство же жителей села Прямухина склоняются к тому, что о. Андрей чему-то очень серьезному противостоял. Два предыдущих пожара, его участие в телепередаче, где он рассказывал о том, что охраняет храм с ружьем, наводит на мысль об объявленной ему войне.

И это вряд ли была война с местными алкашами, то и дело просившими у него на хлеб. В селе рассказывают скорее о милосердных реакциях на выпивших: обличая грех пьянства, он, как и положено христианину, жалел грешников.

Тот же, кто покушался на храм, должен быть куда страшнее, циничнее и иметь высокие денежные ставки в деле. Наиболее ценное свидетельство этой версии - рассказ известного актера и режиссера Николая Бурляева, которого о. Андрей разыскал незадолго до своей гибели и высказал ему страшную тревогу по поводу того, что в округе беспощадно, организованно грабят церкви, а местная милиция никак не помогает их защите, несмотря на неоднократные обращения. У отца Андрея, по свидетельствам некоторых прихожан, были ценные иконы, хотя было много и новых, вышитых молодыми прихожанками. Существуют легенды, что в храме, бывшем в советское время сырзаводом, сохранились закрашенные фрески Николая Ге, цена которых запредельная.

- Не стройте версии без фактов, - говорил мне, быстро вытирая ладонями слезы, о. Алексей, начинавший когда-то с о. Андреем служить в храме.

Он прав. Но общество не должно выпускать историю гибели тверского священника из поля внимания. Журналисты - потому что на профессиональном уровне знают, как легко монтируются и свободно интерпретируются факты в угоду версиям. Люди - потому что сегодня, в век слУжащих, на вес золота фигуры людей служАщих - Богу и ближнему. А о. Андрей был таким человеком.

Елена Яковлева,
"РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА"

8 декабря 2006 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования