Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"BAZNICA": Проблемы роста евангельских Церквей в России


Тема церковного роста всегда была и будет очень популярной. Когда церкви растут, об этом хочется говорить и писать. Когда этого роста не наблюдается, то хочется прочитать что-нибудь о том, как можно коренным образом изменить ситуацию. На тему роста церквей написано множество книг, статей, проводятся масштабные конференции. Уже выработаны и опубликованы сотни, если не тысячи различных рекомендаций и наставлений.

Однако статистика показывает, что положительная динамика сегодня наблюдается в основном в странах Африки, в ряде стран Южной и Центральной Америки, а также в некоторых странах Юго-восточной Азии. В Европе же и в Северной Америке картина не столь оптимистичная, если не сказать больше. Одной из причин такого положения является то, что страны западной цивилизации уже давно переживают то, что сейчас только начинается в некоторых других странах. Постмодернизм с его "прохладным" отношением к разного рода идеологиям и ценностям (в том числе и христианским) прочно утвердился на западе. В то же время, например, во многих странах Африки, похоже, всё это ещё впереди.

Впрочем, нас, россиян, более всего интересует не столько ситуация в далёких африканских странах и даже в не столь далёких европейских, сколько то, что происходит у нас. Вопрос церковного роста многогранен. Тут есть и общие для многих стран факторы, о которых как раз и написано в мире достаточно много, но есть и специфические особенности, присущие каждой стране. Безусловно, нельзя игнорировать общие для современного западного мира тенденции (а мы являемся, хоть и с определённой натяжкой именно его частью). Тот же постмодернизм и разочарование в идеях и ценностях, имеющее место там, есть и у нас и это особенно явно на фоне крушения многих надежд и ожиданий, которые царили в нашем обществе (не только в церквях) в начале девяностых годов. В то же время, говоря о динамике роста церквей в России, нельзя не учитывать и некоторые специфические факторы, о которых следует сказать особо.

"Больше людей – меньше возможностей"

Один из таких факторов обусловлен социальным составом христианских общин. Опросы показывают, что всё-таки большинство членов церквей составляют люди, с относительно низким достатком. Кроме того, часто это люди пожилого возраста, обременённые болезнями, проблемами, нищетой. В результате, складывается картина, которая существенно отличается от той, что мы имеем на Западе. Там, рост церкви означает, в том числе и рост пожертвований, и приход потенциально активных трудоспособных членов, которые могут в той или иной степени участвовать в жизни общины. Этот рост подразумевает новые перспективы, новые возможности, вливается, если можно так сказать "свежая кровь". У нас же, как правило, рост церквей у некоторых служителей где-то подсознательно ассоциируется, скорее, с ростом количества проблем. Пришедшие иногда рассматриваются не как приток в общину новых сил, а как приход тяжелобольных овец, на которых и без того сил уже не хватает. Низкое же материальное положение потенциальной аудитории подразумевает, что среднее пожертвование на одного прихожанина лишь уменьшится, а значит, могут возникнуть новые проблемы с арендой (или покупкой) нового помещения взамен старого, которое становится тесным. Иными словами, если на Западе приход новых людей означает, в том числе и рост сборов и, соответственно, новые возможности для служения, то у нас сегодня картина, скорее, обратная

"Неизвестные люди – неизвестные проблемы"

Вторым немаловажным фактором является то, что многие евангельские церкви в России по различным причинам существовали в некоторой изоляции общества, в своей субкультуре. Рост церкви в первую очередь был связан с приходом в церковь детей членов данной же общины. Такой вариант церковного роста, как правило, сопряжён с призывом к верующим заводить побольше детей. В то же время, рост церквей таким способом подразумевал и подразумевает изоляцию общины от внешнего мира. Эта изоляция влечёт за собой на первом этапе утрату элементарных навыков общения с людьми вне церковного круга (зачастую даже работу верующие старались найти в "своих" организациях, где бы непременно трудились их братья и сёстры по вере). В результате этого с годами сформировалось особое мировоззрение "осаждённой крепости", когда, то, что вокруг кажется откровенно враждебным, воспринимается крайне настороженно и, соответственно, все возможные контакты с этим "внешним миром", лежащим за пределами крепостных стен, следует сводить к минимуму.

Неумение общаться с "внешними", имевшее место на первом этапе, на втором этапе превращается уже в страх перед людьми извне. Такой страх может проявляться по-разному. Например, в том, что члены церкви с одной стороны готовы участвовать в различных евангельских мероприятиях от песнопений на станциях метро в мегаполисах, до велопробегов по каким-нибудь труднодоступным местам страны. Но с другой стороны, им гораздо сложнее просто иметь хороших друзей у себя на работе, в учебном заведении, в доме по соседству, с которыми можно было бы иметь искреннее общение. Кроме того, многие верующие в таких общинах уже привыкли к тому, что церковь пополняется, как правило, детьми членов церкви. Конечно, у них есть проблемы, с ними возникают сложности (а как же без этого?), как у любых молодых людей у них есть своё представление о том, "как надо", но в любом случае, эти трудности уже более-менее известны. Приход же людей из-за "крепостной стены" в глазах многих выглядит куда более опасным, так как трудно предсказать, как эти люди себя поведут в дальнейшем, какие вопросы они будут задавать, какие темы поднимать и так далее.

Таким образом, как это не парадоксально, некоторые церкви с одной стороны призывают верующих, а с другой – внутренне опасается того, что многие неверующие вдруг возьмут, да и действительно придут к ним. Обычно такое положение дел обосновывается так называемым эсхатологическим фактором, то есть сопровождается часто повторяющейся проповедью о последних временах, об охлаждении в вере, о том, что сейчас главное не столько рассказывать другим о вере, сколько сохранить хотя бы то, что есть.

Боязнь появления новых Церквей

Боязнь появления новых церквей – является третьим негативным фактором, свойственным российским церквям. Исторически многие российские церкви, иногда даже вопреки собственному вероучению, имеют жёсткую централизованную систему. Такая система подразумевает то, что есть церкви "главные", а есть как бы второстепенные или, как их ещё иногда называют "филиалы". Если такое деление на "главные" и "вторичные" общины происходит вопреки собственному вероучению, то это рано или поздно проявится. Любая церковь должна быть потенциальна готова к делению, к тому, чтобы люди, входящие в неё, могли через какое-то время образовывать новую независимую равноправную общину. Это, как мне кажется, может положительно сказываться и на росте одной (старой), и на росте другой (новой) церкви. В церкви должно быть постоянное движение – кто-то должен приходить, а кто-то должен уходить и открывать новые общины. Ситуация, когда в каком-либо городе имеется одна большая церковь, где на протяжении многих лет проповедуют одни и те же 4-5 проповедников и одни и те же люди десятилетиями посещают богослужения не может называться нормальной. Тут необходима готовность тех, кто мог бы взять на себя организацию новой независимой общины и готовность тех, кто понимал бы необходимость благословить таковых и отпустить с миром. Думаю, что от этого через некоторое время общий суммарный рост обеих церквей бы лишь увеличился.

В заключение я бы хотел добавить, что, безусловно, "Дух дышит, где хочет" и рост церквей зависит не только от наших устремлений. В то же время, каждый евангельский верующий и особенно служитель должен задать себе честный и прямой вопрос: "А насколько мои молитвы о церковном росте искренни? Насколько я готов к тому, чтобы в мою церковь вошли совершенно незнакомые и даже не совсем понятные мне люди, с новым для меня жизненным опытом, с новыми для меня идеями и, возможно, с совершенно неожиданным для меня взглядом на многое?

Михаил Неволин,
"BAZNICA"

2 декабря 2006 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования