Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ГАЗЕТА": Голодомор. Лишь Русская Православная Церковь помолилась о
миллионах замученных в годы голодомора в СССР


Украинские власти на 15-м году независимости установили День поминовения жертв голодомора 1932--1933 годов - 25 ноября. Его отметили так, как будто это был сознательный геноцид именно украинцев. В свою очередь российские власти молчат о миллионах русских, умерших в деревнях на Харьковщине, миллионах смертей в Поволжье, на Северном Кавказе, Кубани, Казахстане и в центральных губерниях. Лишь Русская православная церковь помолилась о миллионах замученных в годы голодомора в СССР. Александр Солженицын в "Архипелаге ГУЛАГ" заметил, что со временем все простится Сталину, спишется на историческую необходимость и важность момента - и "большой террор", и уничтожение революционной гвардии, и истребление миллионов воевавших на стороне немцев. Только искусственно организованный в стране голод не простится ему никогда, потому что нет объ яснения истреблению лучшей части народа во имя покорности власти. В России только Русская православная церковь помнит этих мертвых. В субботу патриарх Московский и всея Руси в Елоховском соборе служил панихиду по миллионам безвинных. Чиновники российские молчат, как будто до сих пор убеждены, что организованного голода в СССР не было.

Отдельное украинское горе Президент Виктор Ющенко впервые определил дату 25 ноября как день памяти о тех украинцах, которые погибли во время искусственно организованного голода 1932--1933 годов. Судьба миллионов людей других национальностей, умерших в украинских, центральных, южных, поволжских губерниях, в Казахстане и Сибири остается без всякой памяти. В Украине же эта трагедия получила название голодомора, только там, на территории бывшего союза есть мемориал-памятник умершим и только там трагедия настойчиво преподносится как украинская драма и становится важной составной частью антироссийской риторики. Премьер Виктор Янукович уехал 25 ноября в свою родную деревню в Белоруссии, где умерли почти все жители в те годы. Россия по непонятной причине воспринимает упреки так, как будто они обращены к ней, молча сносит обвинения или утверждает, что преступления, от которого страдали миллионы в СССР, не было. При этом российские власти как будто забыли, что главные архивы по всесоюзному и украинскому голодомору находятся в Москве, и что все серьезные исследования и публикации сделаны силами многолетних трудов российских ученых. Именно российские исследователи нашли и опубликовали рукопись, значение которой для понимания наших общих корней и нашей общей боли трудно переоценить. В серии "Всероссийская мемуарная библиотека", основанной Александром Солженицыным, вышла уникальная книга - "Сквозь раскулачивание и голодомор" Дмитрия Гойченко. Это редчайшее, чудом сохранившееся и чудом найденное свидетельство очевидца, участника, а потом и жертвы голодомора на Украине и в России. Оно и послужило поводом для возвращения к теме трагедии и суда народов.

Личное покаяние 12 лет назад в приходе Сан-Франциско прихожанин Евгений Зудилов разбирал рукописи церковной библиотеки и наткнулся на несколько папок, перевязанных тесемочкой. Он погрузился в чтение и, по его словам, забыл, какое время на дворе. Зудилов понял, что перед ним - уникальный документ эпохи. После многих лет поиска он смог установить, что автор всех записок - Дмитрий Данилович Гойченко, умерший в 1993 году девяностолетним одиноким стариком в Калифорнии. В США тот попал после войны, чудом спасшись, но потеряв детей и жену, которые были возвращены в СССР из лагеря перемещенных лиц. До смерти он так и не узнал, что с ними произошло. Духовный путь этого человека - зеркало тех лет. Мало кто из его современников смог осознать, что же случилось с ним самим. Еще меньше смогло прийти к покаянию за свои дела. Единицы пытались выразить свои мысли на бумаге. Дмитрий Гойченко сумел это сделать без осуждения других и оценок времени. Он смотрел в глубь своей души - и от этого пристального взгляда его потерявшаяся душа очистилась. Читать записки Дмитрия - это громадная душевная работа. Такого эффекта достигали редкие христианские подвижники, авторы духовных книг. Гойченко чистосердечно вспоминал, как детская вера покинула его душу, как он отдалялся от семьи, как довелось ему видеть расправу над невинной жертвой, заподозренной в воровстве. Он, сельский активист, встал как-то на пути крестного хода и холодно смотрел на отца, повалившегося ему в ноги. Дмитрия Гойченко посылали раскулачивать, искать зерно, он знакомился с учителями, которые в своей первозданной хитрости сажали детей писать сочинение на тему, где их родители прячут хлеб. Он описывает каждодневное зло, предательство, грех как обыденную слабость или задачу, решаемую в узко поставленных рамках. Легче совершать дерзновенные поступки, трудно жить изо дня в день, не попадая в ячеистую сеть общих заблуждений и преступлений. Крестьянин по происхождению, Гойченко попал в номенклатуру, но не слился с ней, оставаясь чужим даже в лучшие для него годы. Его предки происходили из сечевых казаков. Поэтому так зорко он подмечает природный демократизм и справедливость простого народа, отсутствие мстительности, желание решить все миром. Он и сам поражен, как легко комиссарам удавалось обмануть миллионы его сограждан. Он и сам был частью жестокой машины. Гойченко подробно рассказывает, что означало "организовать голод". После его книги нет сомнений, что голодомор по всей стране был именно организован, а не возник сам собой. Дмитрий сам побывал на Украине, в Ленинградской области и на юге. Он называет имена активистов, менеджеров и исполнителей, описывая разные подходы и методики. Как вывозили все продовольственные запасы, как оцепляли губернии, как умирающие дети ползли вдоль дорог, как трупы сваливали в общие ямы. В 1937 году Гойченко был арестован. С ним произошло чудо - он выдержал несколько серий пыток и не оговорил себя. Таких людей в ГУЛАГе были единицы. Их имена наперечет, об этом феномене писал Александр Солженицын. Но самому Гойченко важно было понять, что дало ему силу, когда все вокруг сознавались в несовершенных преступлениях. Он считал, что виной всему любовь. Вместе с любовью вернулась и вера. В 1940 году его выпустили, но он уже знал, что эти "челюсти" никогда не разжимаются окончательно. Дмитрий жил на нелегальном положении, когда началась война. Оказавшись на оккупированных немцами территориях, он с семьей бежал на Запад и попал в лагерь для перемещенных лиц. Его семья пропала бесследно, а сам Дмитрий смог перебраться в Америку. Там-то он и начал писать свои записки, никогда не предлагая их эмигрантским издателям. Павел Проценко, подготовивший рукопись к публикации, считает, что эта книга - памятник особого рода, уникальный по значению, поскольку живых свидетельств голодомора очень мало. Те 200 кассет с записями крестьянских воспоминаний, которые были переданы США украинскому правительству, являются документом эпохи, но нет в них силы преодоления зла. Да к тому же они так и лежат мертвым грузом в подвале Верховной рады, до сих пор не расшифрованы и не опубликованы. "Осмысление темы коллективизации важнее темы революции, - считает исследователь. - Голодомор был сознательно обращен на уничтожение личности народа, его воли, это особый вид террора, сознательно направленный на деревню как на самую здоровую часть народа. Народ необразован, но в его сознании незыблема трудовая этика, он хочет и любит трудиться. Народ таким был, он таким и остается, хотя его отрезали от всей остальной страны. В сегодняшней России в обществе и во власти никто не представляет деревню. Деревня живет без дорог, без денег, без самоуправления. А значит, тема голодомора, тема коллективизации - тема по-прежнему политически важная и актуальная, прежде всего в России. Более важная, чем задача отбиться от счетов, предъявляемых от имени Украины".

Геноцид или голодомор? Три года назад представители Украины уже поднимали вопрос о признании голодомора геноцидом на мировом уровне. Тогда Генеральная Ассамблея ООН приняла не резолюцию, а подписанное 36 странами заявление в память о 70-летии трагедии, отказавшись от термина "геноцид". Осенью 2006 года власти Украины вновь вернулись к этой теме. Президентским решением официально назначена дата памяти о голодоморе - 25 ноября. В сентябре на Генеральной Ассамблее ООН министр иностранных дел Украины Борис Тарасюк просил ООН признать голод сознательным геноцидом против украинского народа. И обещал вновь вернуться к этой теме через год. Президент Украины, посетив украинскую общину в Венгрии 22 октября, заявил, что намерен внести в Верховную раду законопроект о признании голодомора актом геноцида. В ноябре украинские законодатели уже пообещали, что за факт сомнения в геноциде будет предусмотрено уголовное преследование. Таким образом, голодомор выводится из научного обихода и становится неприкасаемым национальным табу. Перед своими коллегами президент Ющенко наметил цель - добиться полноценного признания геноцида мировым сообществом к 75-летию голодомора, то есть к 2008 году. При условии победы на грядущих выборах в США демократов Украина без труда осуществит этот план. К сожалению, ни власть, ни МИД, ни научное сообщество России не работают на то, чтобы снимать подобные противоречия между Россией и бывшими союзными республиками. В России не сохраняется память о погибших в жерновах советской истории. Вместо того чтобы потрудиться над пониманием глобальных исторических переломов, росчерком пера отменяется 7 ноября и вводится никому не понятный праздник 4 ноября с неясным антипольским и антишведским подтекстом. Вместо того чтобы перехватить инициативу у бывших республик и самим грамотно поставить вопрос о страшных исторических коллизиях, наши чиновники упорно отрицают, что сталинский режим вообще был способен на злодеяния такого масштаба, что виной всему засуха и неурожай. День памяти - это отдание памяти погибшим, а признание геноцида - акт политический, за которым неизбежно последует поиск и называние виновника, требование выплаты репараций. Если прежде считалось, что в геноциде можно обвинять только по свежим следам, когда живы и виновники, и свидетели, то признание Францией геноцида армян в Турции 90 лет тому назад создало новый прецедент. Коль скоро сегодняшняя Россия является не только правопреемником Российской империи, но и СССР, то ей, при наличии политической воли, и будет предъявлено конъюнктурное обвинение. Пока ни в каких официальных бумагах ни Россия, ни РСФСР, ни Москва не фигурируют в качестве виновных. Но работа идет, а у Украины есть прекрасный пример в лице Эстонии, Латвии, Молдавии, которые уже обвинили Россию в преступлениях против своих народов и чествуют своих ветеранов, служивших в немецких войсках. В Грузии пока создан музей террора, где рассказано, как Россия угнетала Грузию. И ни слова - ни о Сталине и Берии, угнетавших всю страну, ни о том, что республика с этим названием появилась благодаря СССР. В этом смысле весьма показательна небывалая по широте и тону дискуссия в российских СМИ, развернутая на фоне показа фильма Сергея Бондарчука "Тихий Дон". Неисследованная трагедия русского казачества, судьба русской деревни, то есть большинства народа в те годы, оказалась погребена под многословной полемикой об особенностях личной жизни задействованных в фильме актеров. При таком положении дел 2008 год может стать годом суда над Россией не только за Чечню, но и за Кавказскую войну XIX века, крещение якутов или голод 1933 года.

Надежда Кеворкова

27 ноября 2006 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования