Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"НЕЗАВИСИМАЯ ГАЗЕТА": В поисках утраченного солнца. "Остров" Павла Лунгина: мы нашли место в мире, но не нашли мира в душе


"Не убивайте, пожалуйста!" – истошно кричит молоденький моряк под дулами немецких автоматов. Ладно, живи, только убей капитана. И мертвый капитан валится за борт. Баржу немцы, отплывая, взрывают, а моряка спасают монахи ближайшего монастыря.... Так начинается фильм Павла Лунгина "Остров".

1976 год. Старец Анатолий (Петр Мамонов), послушник монастыря, работает в местной котельной и время от времени помогает приплывшим на остров мирянам. То девчонку от аборта отговорит, то хромого мальчика на ноги поставит. И все время ерничает, вступая в перепалку то с настоятелем монастыря отцом Филаретом (Виктор Сухоруков), то с "завхозом" отцом Иовом (Дмитрий Дюжев). Больше тридцати лет несет в себе старец тяжкий грех убийства. Истово таскает уголь в котельную, словно бы тщась в огне сжечь страшный грех. Раскаяние переполняет, бередит душу беспрестанно, рыдая, возносит он молитвы, а прощение не приходит. И умереть хочется, да без прощения как в гроб ложиться? Он не боится умирать – перед Богом боится предстать. А умереть готов, даже гроб в котельной поставил, один шаг – и он уже там.

Прощение приходит неожиданно, в виде того самого капитана, чудесным образом выжившего, теперь уже адмирала (Юрий Кузнецов), что привез на остров к отцу Анатолию невменяемую дочь. "Она здорова, – уверяет старец, – просто бес в нее вселился". "А ты откуда знаешь?" – удивляется не узнавший своего убийцу капитан. "Я с ним знаком", – лаконично объясняет тот. Изгнав из девушки бесов и поговорив с капитаном, отец Анатолий спокойно умирает.

Конечно, на первый взгляд все это похоже на драматургические натяжки и сценарные огрехи – и изгнание бесов, и чудесное спасение капитана, и "запрограммированная" смерть. Не говоря уж о том, что в 76-м не могли страждущие в таких количествах кататься к старцу – в стране цвел махровый застой. Некоторые эпизоды могут восприниматься как архитектурные излишества, что тоже есть драматургические огрехи. Например, сцена, когда отец Анатолий сжигает в топке дорогие сапоги настоятеля, подарок Патриарха. Гори, мол, все мирское и лишнее. Вероятно, все это так и есть, но только в том случае, если а) все время помнить о том, что Павел Лунгин – режиссер, далекий в своих фильмах от глубоких духовных исканий, и б) если вообще все происходящее в этом фильме воспринимать буквально. А вот этого делать совсем не надо.

"Остров" – это притча от первого до последнего кадра. Для кого-то история бывшего матроса может стать чем-то вроде транквилизатора: даже самый страшный грех – убийство – может быть прощен, и Бог пришлет прощение через человека, как прислал отцу Анатолию в образе выжившего капитана. "Я тебя давно простил", – кто, как не Бог, вкладывает эти слова в уста постаревшего моряка? Кто-то, не особо задумываясь над религиозной, православной составляющей притчи, увидит в фильме цепочку чудес, в которые хочется верить и порой верится даже самому завзятому атеисту. Быть может, кто-то задумается о той духовной опустошенности, что стала чуть ли не символом России, пережившей революцию, Гражданскую войну, идеологическое помешательство, гонения на церковь. Многие церковники наверняка скажут, что все в этом фильме неправильно, что юродство – не высший тип святости. А кто-то будет просто любоваться красотами северной природы и блистательной игрой Петра Мамонова.

Правы будут все. Это не значит, что Лунгин угодил всем, это значит, что режиссер нащупал болевую точку, как в 90-м нащупал ее в фильме "Такси-блюз". Тогда заблудившаяся в перестройках, демократиях Россия пыталась найти место в мире. И главный герой фильма, которого, кстати, играл Мамонов, тоже искал место под солнцем. Сейчас Россия, похоже, нащупала свое место под солнцем. Только солнца нет. И если герой первого лунгинского фильма искал место в мире, то герой новой картины уже ищет мира в душе. Душа без мира – что нераскаявшийся грешник. Трудно быть грешником. Для тех, кому неинтересны долгие умопутешествия, это и есть мораль фильма.

Екатерина Барабаш

23 ноября 2006 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования