Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"CIVITAS": День народного единства окончен. Занавес


Приятно бывает, иной раз, когда твои ожидания не оправдываются. Особенно, ожидания тревожные, какими были они накануне нынешнего 4 ноября, когда на улицах Москвы вполне могли снова появиться русские фашисты. Поэтому, вероятно, просто наблюдать за мониторингом грядущих событий было невыносимо, и вашего корреспондента в субботнее утро понесло в район "трех вокзалов" убеждаться своими глазами в истинно происходящем. Результатом стал уже опубликованный репортаж.

Однако, в нем, как и полагается репортажу, нет того, что появляется только со временем - нет раскладывающихся внутри по полочкам окончательно осмысленных выводов из того, что только что было записано на пленку памяти. Тем не менее, уже через несколько часов такое осмысление все же в некоторой степени происходит, и заявлять, что не оправдавшиеся ожидания - приятная штука, можно уже вполне оправданно.

Еще вчера казалось, что провокация наци, из соображений какой-то извращенной логики прозрачно поддерживаемая высокими эшелонами федеральной власти, способна в одночасье натворить много беды. А сегодня, после всего, что удалось увидеть и прочувствовать, сначала было лишь ощущение, что "все ОК", а теперь появляется и понимание того, что это не показалось, а на самом деле именно так. И первое, что хочется отметить, так это совершенно новое, необычное состояние самих русских нацистов - несвойственное им, незнакомое, а потому растерянное. Наблюдая националистические мероприятия уже много лет, нельзя было не отметить на акции в сквере Девичьего поля того, что все выступления и реакция на них двухтысячной толпы юнцов с претензией на собственное величие будто бы уходили "в вату". Не было рядом многолюдья Тверской, не стояли по обочинам зеваки и не улыбались, давая прикурить сигарету, московские менты. Первая шеренга оцепления взирала на нацистов сквозь пластик шлемов, а офицеры милиции и вообще стояли к митингующим почти исключительно спиной.

Вероятно, это ощущение внимания к ним не как к гражданам, а как к некоему "аномальному явлению" и стало причиной того, что сорвался даже артистичный в своем роде Курьянович, разразившись попозже в мегафон бранными выкриками в адрес бойцов ОМОНа и всех прочих. За что его, депутата Госдумы, изгнанного с треском из ЛДПР, до кучи еще и выдернули из толпы, отобрали "матюгальник", и взяв под микитки засунули в штрафной автобус, набитый зомбированными им бритыми пацанами.
Впрочем, об этом можно было бы догадаться и раньше, еще тогда, когда начались в среде хронически сплоченных националистов расколы и скольжения. Когда нарушилась единая для них среда "православности" поголовно всех русских и "истинной русскости" всех, кто пышет ненавистью ко тому, чего не способен уразумевать. Когда Рогозин только заговорил о том, что может быть и не надо собираться в метро, а один из вождей "православных патриотов", Фролов, заявил, что неправославное это дело ходить одним строем с нацистами, и сообщил об альтернативном "Русскому маршу" его "молитвенном стоянии" в окружении своих соратников с иконами и хоругвями на Славянской площади. Теперь даже появление на этом молебне Курьяновича и иже с ним, приехавших после завершения акции на Девичьем поле, прочитывается совершенно по иному. Ведь, нечего было бы ему делать тут с этими "святошами", удайся "Русский марш" в самом деле, как раззвонили о том националистические сайты буквально через час после того, как потерпели фиаско.
Но вчера, вероятно, мало кто мог быть столь прозорливым. Потому что с утра в День народного единства по всей Москве оказались закрытыми все рынки и рыночки, торговые палатки и ларьки, а привычные хлопотливые южане, у которых всегда можно что-то купить или отремонтировать, исчезли из окружающей нас действительности, будто их никогда и не было. Приблизително те же настроения, в результате которых московские улицы выглядели в этот день на редкость сонно, царили и среди большинства журналистов. Расчет встретить на фашистской акции хотя бы с десяток знакомых коллег не оправдался - встретился лишь один, который тут же куда-то улетучился. Даже на антифашистской манифестации недостаток пишущих журналистов компенсировался разве, что вездесущими фоторепортерами и телевизионщиками. И только к вечеру, после того, как беспокойный день уже прошел, восстанавливая в памяти все, в том числе и собственные ощущения, удалось понять, в чем дело: это был страх. Страх, который испытывают все люди, кроме откровенных дураков, когда предстоит что-либо неизведанное до сих пор, или когда и рассудок, и предчувствия не обещают ничего доброго. Именно поэтому, думается, иные из "кнехтов пера" и интересовались так настойчиво накануне нововведенного праздника, сколько заплатят им за репортаж, а услышав довольно скромные суммы отказывались.

Но тот же страх, только уже неосознаваемый, а потому особенно глубокий, удалось увидеть и у самих наци. Впервые довелось едва ли не на уровне какой-то слышимой телепатии убедиться, что даже одержимые сумасшедшими идеями в возрасте риска молодые люди не верят в то, что только что прокричали в нарочитом запале. Потому что беспокойно переглядываются без тени улыбки или даже призванной заменить ее гримасой бравады. Потому что оглядываются не с ненавистью, а с опаской на ментов и даже просто незнакомых людей, словно проверяя их реакцию на скандирование дежурного "Россия для русских!"

Во время антифашистской манифестации на Болотной площади человек около сотни этих пацанов скопилось на противоположном берегу Москва-реки, откуда стали доноситься нацистские лозунги и угрозы. Но, если бы видели вы, как стреканула вся эта толпа в трубу Кадашевских переулков, стоило лишь ступить на пешеходный мост в полукилометре от них паре десятков солдат из оцепления...

Выходит, все же страх... Только, у одних он в генах, сохранившийся и проникающий в сознание по причине осознанности фашизма и связанных с этим словом перспектив. А у других - от подсознательного ощущения причастности к чему-то мерзопакостному. Поэтому, несмотря на видимость того, что фашизм понимает голову в нашей многострадальной и не прекращающей страдать до сих пор России, несмотря на "курьяновичей" с "беловыми" и президентские заклинания о необходимости защищать интересы некоего "коренного населения", стратегической перспективы у фашизма в нашем суперэтносе нет. В среде нашего уникального по богатству своей ассимиляции коренного народа - россиян со всем многообразием оттенков их кожи и речи, разреза глаз и этнических культур, способно родиться что-то качественно иное и обязательно ценное.

Но это - ну, никак не знакомое истории повторение чумы ХХ века, даже если обрядить ее с ног до головы в облачение красивого мифа о Святой Руси.

Михаил Ситников

6 ноября 2006 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования