Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ИТОГИ": Государство "Хезболла". Если бы "Хезболла" вознамерилась полностью взять власть в Ливане в свои руки, это не составило бы для нее никакого труда


Если бы "Хезболла" вознамерилась полностью взять власть в Ливане в свои руки, это не составило бы для нее никакого труда. Де-факто так уже случилось. В этом убедились журналисты "Итогов", побывавшие в этой удивительной стране - прекрасной и несчастной одновременно

Район Дахия на юге Бейрута едва ли не самым первым попал под удар израильской авиации. Местные жители рассказывают, что еще шесть лет назад это была самая настоящая городская окраина, а к сегодняшнему дню стараниями функционеров и финансистов "Хезболлы" она превратилась в один из самых дорогих и фешенебельных районов города. Даже после бомбардировок видно, насколько качественными были здесь дороги. Повсюду натыкаешься взглядом на вывески всемирно известных банков и бутиков. Но это в прошлом. Теперь Дахия - мертвый район.

Такси свободно

Для того чтобы во взгляде таксиста появился интерес, разговоры о поездке в Дахию надо начинать со ста долларов. Большинство произносят лишь одно слово - bombing, после чего спешат уехать. Смельчаки все же находятся. Один из них, проявив чудеса сообразительности, наклеил на свой издыхающий "Мерседес" огромные буквы TV, затем прикрепил к стеклу лист бумаги с надписью "Press", а на крышу вдобавок ко всему водрузил таксистские шашечки, решив, видимо, если и умирать смертью храбрых от израильской бомбы, то делать это надо красиво.

Вообще такси и таксисты в военном Ливане - тема для отдельной книги или фильма. Автопарк представлен в основном "Мерседесами" 60-х годов выпуска. Каждая поездка на этих рыдванах - сродни русской рулетке. Двое наших коллег отправились на юг Ливана на одном из таких раритетов. Во время пути от машины отлетело переднее колесо. К счастью, все отделались легким испугом.
Поездка на юг страны, туда, где идут самые активные боевые действия, - профессиональная мечта каждого работающего в Бейруте журналиста. И мечта чаще всего неосуществимая. Большинство таксистов с самого начала войны оценили это "удовольствие" в одну тысячу американских долларов и, вступив в корпоративный сговор, категорически отказывались понижать цены. К концу третьей недели боев цены, правда, пошли вниз - например, до Набатии или Каны можно было доехать уже за 350-400 долларов.

Многие ливанцы злы на таксистов. Считается, что в Кане погибли в большинстве своем люди, у которых просто не было денег на дорогу. А вообще деньги сегодня в Ливане имеют по-настоящему цену жизни. Если они есть, ты можешь себе позволить жить в гостинице, если нет - иди в приют, организованный прямо в городском парке под открытым небом.

Чужие здесь не ходят

...На въезде в Дахию зияет огромная воронка. Кажется, что живых вокруг нет, однако стоило остановиться и достать фотокамеру, как из ближайшей подворотни сразу появились несколько крепких парней. На ломаном английском они спрашивают, откуда мы, и узнав, что из России, расплываются в улыбках: "О, катьюша!" И все же напряжение не спадает. Один из "дружинников" вдруг зачем-то протягивает мне мобильный телефон. Беру трубку, говорю: "Слушаю". "Здравствуйте", - приветствует меня неизвестный собеседник на чистом русском. С ним мы поболтали о Москве, о микрорайоне, в котором я живу, и о журнале, в котором работаю. Лично у меня создалось ощущение, что мой собеседник либо находился в Москве, либо совсем недавно оттуда приехал. Такая вот ненавязчивая проверка.
- Эти парни из "Хезболлы", - рассказал нам потом таксист. - Они следят здесь за тем, чтобы не было мародерства, и одновременно вылавливают израильских шпионов-наводчиков.

Не знаю, как уж там насчет шпионов, но мародерства в Дахии действительно нет. Если человек из разрушенного или брошенного дома хочет забрать какие-то свои вещи, он должен предъявить паспорт с "пропиской", а затем в сопровождении одного из бойцов отправиться туда и забрать все, что нужно.

После очередной проверки рядом с нашей машиной останавливается мотороллер с двумя парнями, которые сразу же начинают давать указания фотографу, что ему можно снимать, а что нельзя. Какими соображениями они при этом руководствуются, непонятно, - развалины вокруг одни и те же.

Во дворах разрушенных домов натыкаемся на автопогрузчики с развернутыми стрелами. Это ложные цели, которые бойцы "Хезболлы" расставили практически по всему городу. Даже с небольшого расстояния этот невинный грузовичок напоминает ту самую "катьюшу", а что уж говорить про съемку со спутника или самолета-разведчика.

Организация чувствуется во всем. На фоне разбомбленного дома один из коллег-телевизионщиков решил взять интервью у старичка, мирно стоявшего в сторонке. Один из парней что-то сказал дедушке, и тот вмиг преобразился: размахивая кулаками, он начал что-то гортанно выкрикивать, указывать на развалины и грозить в небо кулаком. Едва съемка завершилась, дедок опять задремал в сторонке. Вечером в газете, которую издает "Хезболла", я увидел фотографию: знакомый нам дедушка грозил небу кулаком.

Извините за неудобства

Найти в Бейруте кого-то из высших руководителей "Хезболлы" практически невозможно - все их телефоны выключены. С самого начала израильтяне дали понять, что они намерены полностью контролировать связь, что и продемонстрировали: на телефоны ливанцев упорно приходят SMS-сообщения о готовящихся ударах с извинениями за "причиненные неудобства".
Руководители среднего звена "Хезболлы" телефонами также не пользуются, предпочитая встречи в оживленных кварталах города, организованные через цепочки проверенных людей. По такой цепочке нам удалось дойти до одного из так называемых светских идеологов этой организации - руководителя пресс-службы телеканала "Аль-Манар" Мохаммеда Шери.

"Мы никогда не стремились к этой войне, мы только провели операцию по захвату израильских солдат с единственной целью - обменять их на наших заключенных, - говорит Шери. - Мы пытались освободить наших товарищей в течение пяти лет, однако все было тщетно". На фоне обычной пропагандистской риторики Мохаммед Шери обозначил позиции, которые оставляют призрачными надежды на быстрое примирение сторон. "Мы согласны на присутствие на своей территории миротворческих сил, но только в том случае, если на территории Израиля будут такие же точно миротворческие силы, занимающие такую же точно по площади территорию, - говорит пропагандист "Хезболлы". - Но это все вопросы будущего - сначала должно быть прекращение огня без всяких условий, мы не можем говорить о мире, пока падают бомбы. Мы не террористическая организация, мы политическая партия, которая представлена в парламенте и кабинете министров. Мы часть государства и часть армии, и не надо пытаться нас разделить".

Однако разделение, похоже, все же существует, даже территориальное. В центре Бейрута, например, ничто не напоминает о том, что всего лишь в нескольких километрах отсюда еще дымятся развалины после очередного авианалета. Здесь работают кафе и рестораны, по улицам ходят люди, они улыбаются, занимаются повседневными делами.
Когда в Дахии раздаются взрывы, наиболее любопытные пытаются забраться повыше и посмотреть на поднимающиеся над южным районом фонтаны цементной пыли и копоти. Еще никогда граница войны не была наблюдаема столь отчетливо - словно в кино. Можно сидеть за столиком в кафе и смотреть, как на окраине твоего города разрываются бомбы. Кстати, вместе с простыми мирными ливанцами за этой картиной часто наблюдают и солдаты регулярной армии.

Вот лишь небольшой пример. Журналисты со всего света оккупировали одну из самых высоких точек над южным районом города у колледжа святого Антония. Съемочные группы, сменяя друг друга, ждали очередного авианалета. У журналистов даже появился термин, в полной мере характеризующий это мероприятие, - "рыбалка". После очередного удара, когда район заволокло дымом, на гору забрались несколько армейских джипов. Выскочившие из них офицеры не спеша подошли к нам и стали задумчиво смотреть на начинающийся в Дахии пожар. Перебросившись несколькими фразами с местными журналистами, военные поспешно куда-то умчались. Мы обступили коллег с вопросом:

- О чем говорили?
- Да сказали что-то вроде: "Хорошо долбанули!"

Вид сверху

Однако официальные лица Ливана утверждают, что армия принимает участие в боевых действиях. Так, министр внутренних дел доктор Ахмат Фатфат сказал мне следующее: "Ливанская армия сегодня защищает свой народ, ее главная задача именно эта, а не война с Израилем!" Вот и думай после этого, что сказал министр: от кого же тогда армия защищает ливанский народ? Правда, затем г-н Фатфат уточнил, что "ливанская армия воюет с Израилем с самого начала боевых действий, но она была вынуждена это делать. При этом армия вооружена и оснащена очень плохо. Вся наша техника 60-х годов, система ПВО никуда не годятся, военных самолетов нет вообще. Что же касается бойцов "Хезболлы", то они тоже часть нашего государства, и ни я, ни кто-то другой не сможет запретить гражданам защищать свою родину".
Пока представители официальных властей думают, как бы им угодить и тем, и другим, "Хезболла" продолжает действовать, причем не только на военных, но и на информационных фронтах. Ежедневно ливанские газеты печатают фотографии убитых и раненых детей, а на телевидении бесконечно крутят кадры с марширующими бойцами под аккомпанемент воинственных маршей. Едва ли не каждый день руководители "Хезболлы" показывают, что контролируют буквально все. Так, после авиаудара по Кане у здания представительства ООН в Бейруте собрался митинг под желтыми знаменами "Хезболлы". Люди начали громить здание, упрекая международную организацию в бездействии. Апофеозом действа стало сожжение американского флага.

В ряды митингующих затесалась и немолодая женщина с прекрасным английским. Как оказалось, это преподавательница английского и французского языков привела на митинг своих учеников. Глядя на митингующих, она предположила, что после здания ООН толпа может взяться за английское посольство.

- А почему именно за английское? - спросили мы у нее.
- До американского далеко идти, - был ее ответ.

Это весьма показательно. Даже во время войны здесь, на Востоке, все делается очень неторопливо, со значением и степенно.

Тем временем к месту митинга срочно стянули армию и полицию. Казалось, побоище неминуемо. Но вдруг на трибуну поднялся один из духовных лидеров "Хезболлы". Его речь была недолгой, но после нее все вдруг стали сворачивать флаги и расходиться.

- Что такое он сказал? - спросили мы у одного из солдат.
- Он попросил людей разойтись.
То есть нескольких слов одного человека оказалось достаточным для того, чтобы полуторатысячная толпа, еще секунду назад готовая разгромить все, что попадется на пути, спокойно разошлась по домам.

Духовная пища

Лагеря беженцев, организованные как под открытым небом, так и в школах, - настоящий "инкубатор ненависти". В одном из них прямо у входа развешаны детские рисунки. Я сначала прошел мимо, а потом вернулся и, когда внимательно рассмотрел рисунок, понял, что ненависть зарождается именно здесь. На нем нарисованный неуверенной детской рукой человечек стрелял в нависающую над ним в небе шестиконечную звезду Давида.

В интернате работает человек по имени Акрам. В Набатии погибла вся его семья.

- Я никогда не поддерживал "Хезболлу" и вообще был далек от политики, - рассказывает он, - но теперь, когда моя семья погибла, я готов идти и сражаться, мне нечего больше терять.

Сегодня в Ливане понятно, наверное, уже каждому, что "Хезболла" в состоянии в любой момент захватить власть в стране. Нет, скорее даже не захватить, а принять ее из рук вмиг ослабевшего и недееспособного правительства. Популярность Хасана Насраллы возросла необычайно: едва ли не на каждой второй машине прикреплен его портрет, теле- и радиоэфир заполнен его обращениями. С каждым днем сочувствующих "Хезболле" становится все больше.

Лучше любого агитатора на это работает сама ситуация, а она с каждым днем становится все сложнее и драматичнее. Так, в конце июля маленькая бутылка минеральной воды в Тире стоила уже 10 долларов, из магазинов постепенно исчезают продукты, а меню в гостиницах ограничивается чаем и сэндвичами. По мнению представителей правительства, Ливан сегодня стоит на грани не только гуманитарной, но и экологический катастрофы. В ходе бомбардировок было разрушено нефтехранилище, и прибрежная зона сейчас покрыта черной пленкой разлившейся нефти.
Взамен пищи реальной приходит пища духовная. Так, в Бейруте резко возрос спрос на компакт-диски с аудио- и видеозаписями маршей "Хезболлы", а также на флаги этой организации. Сегодня эта продукция стоит в среднем 25 долларов за диск и 20 долларов за флаг. А совсем недавно флаг можно было приобрести всего за 2-4 доллара. Такие цены, например, по сей день сохранились в соседней Сирии.

Виза на войну

Дорога через северный ливанский город Триполи - единственная автомагистраль, оставшаяся неразбомбленной к началу августа. Именно по этому пути из Ливана еще можно эвакуироваться в Сирию. На границе - огромные очереди, усугубленные характерной для этих мест неспешностью. Любой выезжающий может с ужасом наблюдать, видимо, священный ритуал наклеивания визовых марок в свой собственный паспорт. Убеленный сединами пограничник, скорее всего старший на посту, сначала долго читает паспорт и одним пальцем забивает данные его обладателя в компьютер. Затем он берет марку, смачно ее облизывает и наклеивает в паспорт. Мастерство этого человека становится понятно шестью часами позже уже в аэропорту Дамаска. Оказывается, облизывать необходимо строго определенную часть марки, чтобы коллеги в аэропорту могли ее свободно оторвать и приклеить другую.

После ставшего немноголюдным Бейрута даже ночной Дамаск кажется центром мира. По центру города проносятся автомашины с флагами "Хезболлы", из окон которых грохочут ее победоносные марши. Во всех заведениях круглосуточно работают телевизоры, транслирующие новости о войне в соседней стране. Войне, которая может очень легко перейти границу без всякой визы.

Бейрут - Дамаск - Москва

ВРЕЗ: ВЗГЛЯД

Честно говоря


Замок Валида Джумблата, легендарного главы ливанских друзов и председателя Прогрессивно-социалистической партии, расположен высоко в горах. На въезде суровые охранники с автоматами, снятыми с предохранителей, и собакой, натасканной на поиск взрывчатки. Нас, российских журналистов, тщательно досматривают: просят сделать несколько снимков фотокамерой и продемонстрировать, как работает диктофон. Наконец все формальности улажены, и мы проходим в резиденцию Валида Джумблата. Ощущение такое, что попал в восточную сказку - в толстых стенах вырублены бойницы, а лестницы истерты тысячами ног. По пути вспоминаю истории, которые успел узнать о Валиде Джумблате уже в Ливане. Рассказывают, что каждые субботу и воскресенье двери дворца открываются для всех желающих друзов и любой из них может обратиться к своему лидеру с той или иной просьбой. Как-то раз к нему пришли два соседа - коза одного из них постоянно щипала траву на земле другого. Выслушав спорщиков, Валид Джумблат сказал: "Пусть приходит ко мне и щиплет траву у меня". О том, что было дальше, история умалчивает, но факт остается фактом. А еще друзы никогда не врут - их религия категорически запрещает им делать это. Ну разве не мечтает каждый из журналистов поговорить с политическим лидером, который не лукавит? Кстати, на встречу с корреспондентами "Итогов" Валид Джумблат пришел в сопровождении игривого шарпея. Видимо, политическая мода докатилась и до этих мест...

- Г-н Джумблат, как вы оцениваете ситуацию в стране?

- Сейчас Ливан находится в центре поля боя. С одной стороны, Иран, Сирия и "Хезболла". С другой - Израиль, основная цель которого уничтожить "Хезболлу". Посередине Ливан, который вроде бы ничего общего со всем этим не имеет. Безусловно, "Хезболла" - ливанская организация, но ее финансируют Иран и Сирия.

- Может ли Ливан существовать без "Хезболлы"?

- Вполне, ведь существовал же до 2000 года, когда "Хезболла" фактически оккупировала юг страны и Бейрута. Главный вопрос сегодня: хочет ли "Хезболла" стать частью ливанского государства или она намерена существовать как самостоятельное государство? Если она вольется в государство, то ее вооруженные силы должны стать частью ливанской армии. К тому же не стоит забывать, что "Хезболла" - часть правительства, мы уже довольно давно ведем диалог с ней, предлагая стать в том числе и частью вооруженных сил. Пока договориться не удалось, и вот результат: "Хезболла" захватила израильских солдат, естественно, не поставив наше правительство в известность. Когда это произошло, правительство попыталось что-то предпринять, чтобы разрешить ситуацию мирным путем. К сожалению, не получилось. В итоге была спровоцирована страшная агрессия со стороны Израиля. Недавно Насралла заявил, что имел информацию о готовящейся агрессии, так почему он заявил об этом, когда боевые действия уже начались?! Почему не поднял этот вопрос в правительстве?

- Что вы думаете о позиции России в этом вопросе?

- Российская позиция мне вполне понятна: разоружить так называемые местные группы, установив государственную власть во всем Ливане. Безусловно, у русских есть свои интересы на Ближнем Востоке, например наладить прочные связи с Сирией и Ираном. Россия сегодня - это большая сила, которая говорит Америке: вы не единственная супердержава, вы должны считаться и с нами. Кстати, у меня много друзей в Москве, которые разделяют мою позицию в вопросе убийства премьера Ливана Харири. Я считаю, что его убили сирийские спецслужбы. Конечно, этот вопрос будет рассматриваться на заседании Международного трибунала, но теперь его заседание может отложиться на неопределенный срок.

- Действительно ли сейчас Ливан находится на грани гуманитарной катастрофы?

- К сожалению, это так. У нас уже более 600 тысяч беженцев, которые остро нуждаются в воде, медикаментах, продуктах питания и крыше над головой.

- Каким вам видится дальнейшее развитие ситуации в военном конфликте?

- Я убежден, что Израиль не сможет уничтожить "Хезболлу". Уже больше трех недель идет эта война, но каких-то результатов нет. "Хезболлу" нельзя уничтожить, ее можно сделать частью нашего государства, но это уже наша проблема, а не проблема Израиля. Самое главное сейчас - добиться немедленного прекращения огня, а уже после этого проводить переговоры о введении миротворческого контингента.

- Недавно один из лидеров "Аль-Каиды" заявил, что эта террористическая организация готова выступить в защиту Ливана.

- Нам такая помощь не нужна. Это очень плохой знак. Хотя бы потому, что недавно в сирийских СМИ прошла информация о том, что Ливан может стать новой базой для "Аль-Каиды". Все прекрасно понимают, что за этим последует.

Григорий Санин, Владимир Новиков
"ИТОГИ" 
7 августа 2006 г.
Фото: Итоги


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования