Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
Распечатать

"ПРОВИНЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТЕР",
(ЛИПЕЦК):
Уйду от мужа в монастырь


 Я росла обыкновенной девчонкой. Не красавицей, а скорее интересной. Статная, высокая – это да. Училась я хорошо, много читала, особенно любовные романы. И ужасно завидовала дамам из прошлых столетий, что у них было так много поклонников, что им писали записки с признаниями в любви, назначали свидания в благоуханных садах, пели для них серенады под балконом, дрались на дуэлях. Я тоже такого хотела. Моя душа так просила высоких проявлений чувств. Но, кроме пошлых надписей, выцарапанных на партах или намалеванных на стенах подъезда: "Света + Петя= Любовь", я что-то ничего не видела. Мне часто было так грустно от того, что я не родилась где-нибудь во Франции в начале 19-го века...

Однако, понятно, жизнь есть жизнь. Я, конечно, не прочь была встречаться с молодыми людьми. Но всякий раз общение с ними приносило новые разочарования: этот грубоват, этот слишком робок и не умеет выразить своих чувств, этот слишком много говорит о себе и не замечает, что над его шутками смеется он один. Меня даже могли назвать ветреной из-за того, что я быстро расставалась со своими поклонниками и опять пускалась в поиски. Может быть, со стороны могло даже показаться, что я встречаюсь с таким большим количеством парней из спортивного интереса. Но это было вовсе не так, я ждала, когда же возникнет тот самый, настоящий, галантный, добрый, умный, яркий, красивый. И знаете, я его дождалась!

Я могла праздновать победу. Мой избранник и вправду был такой. И это видела не только я. Моя мама, которая всегда была очень строга к мужчинам, и потому, наверное, не жила с отцом, увидела эти же его качества. Она первая сказала мне, чтобы я выходила за Александра замуж. Тогда мне было 25, за плечами институт. Он тоже был уже самостоятелен, нелохо зарабатывал, никаких препятствий к нашему браку не было. А как меня подкупало то, что каждый раз, встречаясь со мной, Саша дарил цветы и даже посвящал мне стихи...

Мы поженились и были счастливы. Особенно, когда в нашем доме появился еще один член семьи – наш сын Олег. Да при одном воспоминании, какие минуты радости переживали, когда мы пеленали нашего сына, я готова плакать.

Я плачу еще и над тем, что всего этого теперь нет. Нет, остались на своих местах и Саша, и Олежка, и я, и моя мама. И родители мужа, слава Богу, живы-здоровы. Но ровным счетом ничего не осталось от тех чувств, которыми мы жили раньше. И будто какой-то коварный маг подменил любовь на злость, раздражение, обиды, непонимание. Если Саша раньше вникал во все мои проблемы, старался помочь их разрешить, то теперь он отворачивается от меня, каждое мое слово и движение вызывают его гнев. Он не хочет жить моей жизнью, а я никак не могу вернуться к его пониманию жизни. Дело в том, что я ощутила совсем другую любовь, которая выше любви и к мужу, и к ребенку, – это любовь к Богу.

А все началось с того, что, когда Олегу было пять лет, он заболел: температура 40, двусторонняя пневмония. Уколы не помогали. Назавтра ребенка должны были положить в больницу. И мама сказала мне:

– Знаешь, Света, сходи-ка ты в церковь, помолись, свечку поставь за здравие.

Я пошла. Помню, упала на колени перед иконой Божьей Матери и просила, просила так отчаянно, так плакала, что меня женщины какие-то стали поднимать с колен, успокаивать. Вернулась я домой, а Саша мне говорит, чтоб я потише разговаривала – Олежка заснул, наконец, хорошо. Наутро смотрим, температура спала и кашель пропал. Разве это не чудо? И никакая больница нам даже не понадобилась.

Бог помог нашей семье и когда Саша работу потерял. Ходил как в воду опущенный, пить начал. Я тогда даже не просто в церковь пошла, а в монастырь Задонский поехала. Через два дня Саше должность хорошую предложили, он и по сей день ее имеет, и живем мы материально вполне хорошо.

Только не понимает Саша совсем, что все это нам Бог помогает. Наоборот, чем смиреннее я прошу у Бога прощения за наши грехи, тем больше он отрицает Бога. У меня даже складывается впечатление, что Сашу заколдовали. Может, кто-то нашей семье и вправду позавидовал. В душе я уверена, муж мой добрый, как раньше. Но только внешне он стал совсем другим. Олег плачет от его крика. Муж может меня унизить в присутствии сына, сказать, что я потому стала такой святошей, что в жизни ничего не добилась, ни к чему талантов не имею. Вот Богом и прикрываюсь, смиряюсь перед обстоятельствами. Он зло бросает мне, что монастырь заждался меня, и лучше уж пусть я бы шла туда, не портила жизнь ни ему, ни сыну.

Сначала для меня это дико звучало, а теперь я думаю, что, может быть, это и есть выход? Я с каждым днем начинаю все больше и больше ощущать, что мирская жизнь меня не привлекает. В мужчинах я совершенно разочаровалась, ведь если даже мой замечательный Саша стал таким злобным и мелочным, что же говорить о многих других? Мама советует мне терпеть, я это и делаю. Понимаю, что путь к Царствию Божьему лежит через многие скорби. И очень мечтаю найти своего духовного пастыря, который поддержал бы меня, дал совет, как быть дальше.

Мы с моим мужем отдалились и духовно, и физически. Я думаю, что у него есть кто-то на стороне – это можно простить и понять, ведь мужчине трудно без таких отношений. А мне это вовсе не нужно. Я молюсь каждый день и потихоньку раздаю лишние вещи нуждающимся в них людям. Пусть они тоже помолятся за спасение моей души. А вообще, честно говоря, я совсем не знаю, что мне делать...

Светлана Н.

газета "Провинциальный репортер", Липецк


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования