Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"НГ-РЕЛИГИИ": «Велик Господь, создавший эволюцию». Единой точки зрения нет ни по одному из фундаментальных вопросов мироздания, считает Людмила Улицкая


Людмила Евгеньевна Улицкая (род. в 1943 г.) – писатель-прозаик, сценарист. В 1963 году окончила биологический факультет Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова. В 1993 году опубликовала первую книгу рассказов. Лауреат премий Медичи (1996) и Smirnoff-Букер (2001).

В ту эпоху, когда материализм был взят в России на вооружение официальной идеологией, теория происхождения видов занимала чуть ли не монопольное место в нашем мировоззрении. Теперь сама научная антропология, кажется, нуждается как в оправдании, так и в некотором переосмыслении. Во всяком случае, критика классической дарвиновской теории все громче звучит со стороны креационистов. Своим видением этой проблемы делится Людмила Улицкая – писательница, а также кандидат биологических наук, которой не чужды вопросы религии и веры.

– Людмила Евгеньевна, в последнее время в России общественная дискуссия о несовершенстве классической теории происхождения видов приобрела особую остроту. В частности, можно слышать критику восходящей к Дарвину теории эволюции из уст креационистов. Может ли человечество достигнуть какой-либо общепринятой точки зрения относительно своего происхождения?

– Я не думаю, что для человечества важно достичь в вопросе о происхождении человека единого мнения. Гораздо более важно достичь такого положения вещей, при котором существуют несколько точек зрения, но их сосуществование – мирное. Дело в том, что неверующие люди тоже веруют. Их вера заключается в том, что Бога нет. Это вопрос аксиоматики: какую из совершенно недоказуемых установок мы выбираем.

Другой существенный момент заключается в том, что одно и то же явление может быть описано разными способами. Самый яркий пример – наличие двух подходов к объяснению явления света – корпускулярной и волновой теорий. В одних случаях удобнее пользоваться одной теорией, в других – второй.

Теория эволюции в том виде, как ее понимал Чарльз Дарвин (между прочим, основное его открытие касается происхождения видов, выживания наиболее приспособленных, естественный отбор), устарела, современные ученые-эволюционисты это прекрасно знают. Но ее слабые места никак не обесценивают саму идею об органической и биологической эволюции.

Единой точки зрения до сегодняшнего дня нет ни по одному из фундаментальных вопросов мироздания. Те, кто считают, что истина в какой-то области может быть полной и окончательной, останутся сидеть на той самой черепахе, которая возит плоскую Землю по Мировому океану. Если им там хорошо, пусть сидят. Но пусть не воюют с теми, кто дерзает на научное исследование. Они имеют право верить в ДНК и даже исследовать ее.

– Можно ли сказать, что главным объектом критики эволюционной теории происхождения человека со стороны креационистов на сегодняшний день является монопольное положение дарвинизма в научной антропологии? Есть ли альтернативные научные подходы?

– Я боюсь, что я сильно отстала по части современных научных теорий и могу лишь говорить об общих установках. Видите ли, когда я изучала генетику, в учебнике по медицинской генетике было описано около 20 заболеваний. Тогда последним достижением в этой области (ну, предпоследним!) было выяснение природы синдрома Дауна. Обнаружили, что это заболевание возникает в результате переноса небольшой части хромосомы из 23-й пары. Это научное достижение казалось чудом. А сейчас, 35 лет спустя, расшифрован практически весь геном человека.

Теория эволюции, не опирающаяся на достижения генетики, это всего лишь зачаток современной науки. Дарвин был добросовестный естествоиспытатель, очень внимательный и тщательный, и ему удалось заметить то, чего другие до него не замечали. Но он не был создателем теории эволюции. Идеи эволюции возникли гораздо раньше. В зачатке подобные идеи высказывались еще в античные времена, в частности Демокритом. Была сформулирована мысль о происхождении более совершенных форм жизни от менее совершенных.

Эволюционистские идеи, между прочим, высказывал и дедушка Дарвина, врач Эразм Дарвин. Можно, конечно, считать, что Дарвин был эволюционист по наследству.

Еще до Дарвина первая теория биологической эволюции была выдвинута Жан-Батистом Ламарком. Знакомство с этой теорией вдохновило Осипа Мандельштама на написание одного из шедевров – стихотворения "Ламарк".

Теория эволюции отражает еще более глубокую идею об иерархичности мира. Многие мировые религиозные системы, в том числе и христианская, признают иерархичность мироустройства. Вопрос лишь в том, до какого предела доходит смелость мыслителя.

Идет много дискуссий и споров относительно механизмов эволюции, но в научном мире, насколько мне известно, сам факт эволюции не подвергается сомнению.

Известная мне альтернативная идея о жизни как космической инфекции (смотрите целую серию книг Ситчина, но вообще-то таких книг множество) не дает нового решения старого вопроса, а лишь переносит действие первого акта драмы на некую отдаленную площадку.

– Можно ли считать распространение в России радикального креационизма, основанного на буквальном понимании библейской истории Творения, рецидивом средневекового религиозного сознания?

– Боюсь, что да. Те тексты, которые мне попадали в руки, поражают косностью мышления их авторов, заведомым отказом от диалога. Буквальное прочтение библейских текстов ведет к катастрофе сознания. Если понимать библейские тексты буквально, отрицать образную систему, метафору, попадаешь в такие дебри противоречий и нестыковок, что приходится использовать изощренное хитроумие и изворотливость, чтобы примирить между собой все неувязки разных текстов.

– Креационистская версия происхождения видов дана в Откровении, тогда как научно-антропологическая версия постоянно претерпевает изменения. В чем их сила и слабость?

– Я очень люблю эти первые страницы Ветхого Завета, где описывается акт Творения. Эта грандиозная поэма о семи днях. Описанная последовательность возникновения мира, разворачивания этой дивной картины прекрасно согласуется с научными данными о геологических и биологических процессах, которые шли на протяжении миллионов лет. Но ведь в Библии сказано: "У Господа один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день" (2-е Посл. Петра, 3:8). А, может, как миллион?

Нет никакой слабости в этом описании. Слабость заключается в мышлении людей, которые слишком буквально понимают священные тексты. А также в яростном желании быть держателями истины. Джордано Бруно сожгли на костре, и это был не самый сильный аргумент защитников христианской мифологии об устройстве мира.

– Насколько возможно сосуществование материалистического и религиозного мировоззрений в самом научном сообществе?

– Нет такой проблемы в современном мире. Она существует только как историческая. Сегодня гораздо актуальнее созидание системы цельного знания, в котором нет грубого разделения на "материальное" и "духовное", нет твердой границы между "живым" и "неживым", между Творением и эволюцией. В конце концов, кто мешает нам рассматривать весь материальный мир как Божью глину, из которой создана наша Вселенная. И как это хорошо, даже гениально придумано!

Я, бывший биолог, могу добавить к этому только одно: каждый раз, когда я смотрела в микроскоп – старинный бинокуляр или современный электронный, – я замирала от красоты, целесообразности и избыточности, загадочности и совершенства картины. Велик Господь, создавший эволюцию…

– Можно ли совместить преподавание дарвинизма или теории эволюции и преподавание основ религии в школах?

– По моему мнению, надо преподавать весь цикл биологических наук, включая и теорию эволюции, а также и курс религиоведения, который давал бы детям представление о разных религиозных концепциях происхождения мира, жизни и человека. Собственно говоря, одна такая книжка уже существует. Это книга Анастасии Гостевой "Большой взрыв и черепахи", первая книга из только что вышедшей в издательстве "ЭКСМО" детской серии "Другой, другие, о других". Там как раз сопоставляются многие из мифологических представлений с научными.

Что же касается уровня общественной дискуссии по этому поводу, то очень часто он бывает таков, что вспоминается бессмертный Алексей Константинович Толстой: "И раввин, и капуцин одинаково воняют". Цитата безукоризненна по своей политкорректности – ни слова об архимандритах.

Марк Смирнов

"НГ-РЕЛИГИИ"

2 августа 2006 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования