Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
Распечатать

КЕСТОНСКАЯ СЛУЖБА НОВОСТЕЙ: Исламский экстремизм в Татарстане - фантом или реальность?


Исламский экстремизм - "фантом", используемым российскими политиками, считает руководитель Христианского правового центра Казани Анатолий Погасий. "Со стороны Ислама не существует никакой угрозы", - сказал он Кестонской Службе Новостей 27 мая. С ним согласен Илдус Фаизов, возглавляющий Отдел пропаганды и молодежи Духовного управления мусульман Республики Татарстан (ДУМТ). "Местные власти не боятся, поскольку здесь нет экстремизма и Татарстан стабилен", - пояснил он Кестону 29 мая, "но Москва боится национализма". Фаизов предположил, что российские федеральные власти используют проблему экстремизма для того, чтобы оказать давление на республику, слывущую одной из самых националистических в России.

17 мая, сообщила газета "Известия", московская делегация, в составе которой входили секретарь Совета безопасности России Владимира Рушайло, министр по делам национальностей Владимир Зорин и спикер Думы Геннадий Селезнев, посетила Казань, чтобы определить вероятность возрастания экстремизма в регионе. Согласно данным источников "Известий" "Москву сильно беспокоят недавние экстремистские манифестации" в Поволжском регионе, куда входит Татарстан, "источник особого беспокойства".

Как говорит Фаизов, представители местных религиозных организаций убеждали делегацию, что исламский экстремизм в Татарстане ничтожен. "Но они (члены делегации) сказали: "тем не менее, мы полагаем, что проблема существует". Они хотят, чтобы существовало определенное напряжение". В интервью, размещенном на странице www.polit.ru прошлой осенью, Зорина спросили об основных проблемах религиозных организаций, волнующих Поволжский регион сегодня. Их множество, ответил он, и привел в качестве примера "появление ваххабизма в мусульманской умме".

Вероятно, наиболее известный пример так называемого исламского экстремизма в Татарстане - медресе "Йолдуз" (Звезда) в городе Набережные Челны, потерявший регистрацию после 31 мая 2001 года - срока, установленного местным судом для получения местной лицензии. 1 июня 2001 года "Известия" подробно рассказали о том, как в 1999 году была аннулирована первоначальная лицензия медресе, после того как один из студентов, Денис Сайтаков, попал под подозрение в причастности к взрывам многоэтажных домов в Москве в том же году. "Многочисленные проверки медресе показали, что арабская страна, потратившая огромную сумму денег на снабжение "Йолдыз" литературой, оборудованием и техническими средствами, через учителей пыталась насадить среди учеников стандарты, чуждые традиционному Исламу", - продолжают "Известия", - "приехавшие учителя тайно организовали в медресе что-то, напоминающее курсы ваххабизма".

28 мая председатель Совета по делам религий Татарстана Ренат Набиев пояснил Кестону, что ситуация с Йолдыз впервые возникла из-за "радикально настроенных" лиц из-за рубежа, но что с тех пор как они уехали, проблемы больше не существует. В интервью Кестону 29 мая казанский исламовед Рафик Мухаметшин, впрочем, заявил, что ситуация вокруг Йолдыз остается неразрешенной.

Еще перед  закрытием медресе местный имам Исхак Лотфулла предупредил, что такой шаг приведет к противоположному результату. "Если чиновники увлекутся закрытием действующих медресе", - сказал он в интервью в марте 2001 года газете "Звезда Поволжья", издаваемой в Татарстане, - "тогда появятся подпольные религиозные школы. Как и в коммунистические времена между государством и мусульманами возникнут проблемы, только теперь они будут острее". Фаизов полностью отрицает причастность Йолдыз к террористической деятельности. Хотя Сайтаков действительно был принят как студент в медресе, сказал он Кестону, он был плохим студентом и его выгнали через несколько месяцев. Кроме того, добавил он, "все убийцы и уголовники когда-то учились в школе".

В интервью "Звезде Поволжья" Лотфулла высказал предположение, что вместо закрытия Йолдыз мог бы быть поставлен под государственный контроль: "Мы нисколько не против этого. С религией нужно сотрудничать, а не бороться". Как превентивную меру в отношении радикализма татарские власти, видимо, действительно поддерживают местный Ислам в виде структур, находящихся в сфере их влияния, таких, как Российский Исламский Университет (см отдельную статью КСН). По мнению Мухаметшина, местные мусульмане не возражают против такой политики: "Татарский Ислам всегда был умеренным – это не Кавказ".

Согласно Фаизову, особый характер татарского Ислама действительно очень важен для ослабления радикализма в республике. Поскольку в Поволжском регионе, доказывал он, Ислам пришел на смену монотеистическому Тенгрианству, а не язычеству, он никогда не впитывал явно неисламские элементы, которые могли бы дать почву для требования радикалами реформ, таких, как молитвы на кладбищах: "Мы не боремся за чистоту Ислама как арабы". Фаизов назвал толерантность национальной чертой татар. Он напомнил Кестону о территориальных ограничениях в Казани, исторически закрепленных за русскими: "На воротах были надписи, гласившие: "Нет входа татарам или собакам", - он отметил, что сегодня татары не помнят таких вещей. "Мы не мстительный народ".

Бывший актер, ведущий исламскую программу на местном радио, Фаизов сам играет ключевую роль в пропаганде позиции умеренности, ведь его идеи транслируются на весь Татарстан. "Экстремисты хотят силой объединить общество вокруг одной идеи, которую они ставят выше Ислама", - сказал он Кестону. "Но мы должны искать понимания Ислама, а не ставить наши собственные идеи выше него. Когда люди сами принимают Ислам, исламское государство появится само собой". Хотя Талибан не отделился от Ислама, по его мнению: "нельзя ничего делать силой –даже заставить наркомана бросить наркотики. Коммунисты тоже хотели силой насадить людям свои идеи, и это так же было глупо".

Мухаметшин прокомментировал Кестону, что хотя татарские власти настаивают на том, что в республике нет исламского экстремизма, все же в некоторой степени конспиративно он существует. Однако, сказал он, "если вы захотите найти его, вы можете сделать это повсюду в мире". Фаизов с ним согласен: "Бен Ладен, в конце концов, продукт Америки", - сказал он Кестону. 

Джералдин Фейган,

Кестонская служба новостей


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования