Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"САМАРСКОЕ СТАРОВЕРИЕ": Семейное право старообрядцев в дореволюционной России


В дореволюционной России семейные правоотношения регулировались преимущественно нормами церковного права. Представители различных конфессий заключали браки в соответствии со своими религиозными обычаями. И только старообрядцы, составлявшие значительную часть населения России, были лишены этого права.

В первые годы после осуждения старых обрядов на соборах 1666—1667 гг. староверы не испытывали серьёзных затруднений в отправлении таких таинств, как венчание и крещение. Однако после принятия в 1685 г., в период правления Софьи Алексеевны, закона "О наказании распевающих и принимающих ереси и расколы", старообрядцам, не желавшим отказаться от старой веры, стала грозить смертная казнь (1). Эти меры вынудили большую часть тех, кто не принял "Никоновых новин", бежать за границу, в сибирские, поморские и уральские леса и на Дон, а оставшихся в городах и деревнях — скрывать свою веру и совершать обряды тайно.

К концу XVII в. количество священников, поставленных до избрания патриарха Никона (1652 г.) начало неумолимо сокращаться, ввиду чего часть старообрядцев стала венчаться и крестить детей у бывших священников господствующей церкви, перешедших в старую веру через проклятие ересей (беглопоповцы).

Другая часть совершала таинства в господствующей церкви по старым служебникам. Совершение таких действий допускал еще протопоп Аввакум: "По старому служебнику и новопоставленный поп, аще в нем дух не противен, да крестит ребенка. Где же детца? Нужда стала" (2).

Третья часть старообрядцев (беспоповцы) стала проповедовать отказ от семьи и брака, считая, что истинное священство на земле исчезло, а венчание у новопоставленных священников - ставленников антихриста - невозможно. Миряне же, по их мнению, могли совершать два таинства: крещения и исповеди. Подтверждение своей позиции они также находили у Аввакума: "Исповедайте друг другу согрешения, по Апостолу, и молитеся друг о друге, яко да исцелеете" (3). Другой причиной отказа от брака стало распространившееся среди старообрядцев учение об ожидаемом пришествии антихриста. В этой ситуации многие верующие хотели отказаться от земных утех; к тому же в обстановке преследований со стороны властей, не каждый решался завести семью: семейные связи ставили иод удар жён и детей. И, наконец, свою роль могла сыграть пропаганда монахов, доля которых среди сторонников старых обрядов, особенно в Поморье, была очень велика. По всей видимости, именно поэтому беспоповщина была наиболее распространена на русском севере.

В период правления Петра I репрессии против староверов начали постепенно ослабевать: Пётр был обеспокоен не столько богословскими спорами, сколько увеличением доходов государства. В соответствии с указом от 8 февраля 1716 г. "раскольники" были обложены двойным налогом (4), а также ежегодным сбором в размере 50 руб. за ношение бороды и старинного платья (5).

По отношению к совершаемым старообрядцами бракам проводилась двойственная политика: государственные органы пытались смягчить, а церковные - ужесточить репрессии. Судяпо указу от 24 марта 1719 г., государство смотрело сквозь пальцы на венчание по старому обряду и ограничивалось взиманием штрафов. "С них же раскольников, которые женятся тайно не у церкви, без венечных понятий, наложить сбор, а именно: рубли по три с человека мужского и женска полу, по обе стороны поровну, а с богатого и больше" (6).

Церковная власть пыталась не допустить проведения такой либеральной политики. 15 мая 1722 г. выходит указ Синода, запрещающий заключение браков староверами и вводящий преследования за данные действия. В нём, в частности, говорилось: "Обоих раскол держащих лиц не венчать, а если и без церковного венчания жить собою станут, допросить... А если они не похотят сказать, кто венчал их, или без всякого венчания сжились, то взяты будут в розыск" (7). Взятие в розыск в то время гарантировало подозреваемому как минимум пытки и телесные наказания.

Серьёзные перемены в статусе староверов начались после прихода к власти в России Екатерины II. Императрица помиловала всех осуждённых по раскольничьим делам. При её участии были предприняты меры по оказанию содействия в возвращении старообрядцев из эмиграции, была закрыта Раскольничья контора, отменено двойное налогообложение. Более того, было запрещено употребление в письменных актах и в разговорах наименования "раскольник".

Однако в сфере семейно-брачных отношений, которые находились в ведении церковной, а не светской власти, изменений не произошло. Но поскольку проблема требовала разрешения, то в 1784—1785 гг. при участии Екатерины II Синод принял решение о даровании старообрядцам, проживающим в Белоруссии, Малороссии и Новороссии, священников с дозволением служить по старым обрядам. В 1798 г. право строить часовни и иметь священников получили старообрядцы, проживающие в других российских губерниях.

Такая политика привела в конечном счёте к учреждению в 1800 г. единоверия — особой части православной церкви, находящейся в подчинении Святейшего Синода, но совершающей обряды по старопечатным книгам.

Таким образом, поповцы получили вполне легальную возможность заключения брака. Однако брак старообрядцев-беспоповцев не признавался ни властями, ни большинством их духовных лидеров. Несмотря на препятствия, брачные связи среди беспоповцев получили, по всей видимости, достаточно широкое распространение. Так, например, в федосеевском согласии эта проблема возникла уже через несколько лет после его основания, в I начале XVIII в. Последователи учения Феодосия Васильева (1661- 1711) различали законные браки старожёнов (заключённые до перехода в согласие) и незаконные — новожёнов.

В 1752 г. Польский Собор федосеевцев принял потив новожёнов специальное постановление. С новожёнами запрещалось мьггься в бане, жить в одном доме, есть и пить из одной посуды, молиться в храме. Преследованиям подвергались и дети: "У новоженов детей крестить с обещанием, чтобы им разойтись. И аще не разойдутся, и над таковым младенцем погребения не отпевать" (8).

Ещё более активными противниками брака были члены филипповского согласия - последователи инока Филиппа (Фотия Васильева) (1674—1742). Филипповцы запрещали совместное моление не только с новожёнами, но и со старожёнами.

Первоначально противниками брака были также представители поморского согласия. Большую роль в распространении среди них бессвященносословного брака сыграл Г.И.Скачков (1745— 1821), который в 1807 г. был избран настоятелем Монинской молельни и духовным отцом Московской поморской общины. Он участвовал в разработке брачного устава, устанавливающего порядок вступления в брак для поморцев. Настоятель обязан был выяснить степень родства, возраст, разрешение родителей вступающих в брак. Единоверцев и поповцев следовало первоначально крестить. Специально для обряда венчания Г.И.Скачков составил канон Всемилостивому Спасу (9). После обряда венчания подписывался брачный договор о сохранении брака, взаимопомощи, взаимных правах и обязанностях.

Г.И.Скачков добился разрешения от московских гражданских властей на ведение при часовне метрических книг. Старообрядческие браки, занесённые в них, признавались светскими властями законными. Вскоре подобный порядок был установлен и в Санкт-Петербурге. Синод, никогда не признававший законность старообрядческих браков, выступал против подобной практики. В постановлении от 27 мая 1829 г. говорилось, что "введение в Раскольничьих молельнях метрических книг не только бесполезно, но и незаконно... будет только содействовать усилению заразы той и породит для церкви великий соблазн, а для отечества самое пагубное зло и вред неизбежный" (10).

К середине XIX в. правительство фактически пришло к признанию брака старообрядцев-поповцев. При составлении ревизских сказок в 1850 г., согласно императорскому указу, жён и детей староверов, приемлющих священство, признавали  - "на основании полицейских свидетельств или обывательских книг, не требуя в своём случае других доказательств о действительности брака" (11).

По отношению к беспоповцам проводилась другая политика: их дети признавались незаконнорождёнными, а жёны вносились в списки тех семейств, к которым они принадлежали по рождению (12). В таком неопределённом положении семьи беспоповцев находились до середины 70-х годов XIX в. Непризнание заключаемого ими брака приводило к появлению не только "незаконнорождённых" детей, но и к отдельным случаям "двоежёнства", проблемам с наследованием имущества и т.д.

Ситуация изменилась с принятием 19 апреля 1874 г. "Высочайше утверждённых Правил о метрической записи браков, рождения и смерти раскольников", согласно которым жених и невеста, принадлежащие к "раскольничьей среде", имели право зарегистрировать свой брак в полицейском управлении: "для записи брака в метрическую книгу оба супруга должны лично явиться в полицейское управление... Каждый из супругов должен представить двух поручителей, для удостоверения ими, что брак, о котором заявлено полиции, не принадлежит к числу воспрещённых законом". Таким образом, впервые для значительной части населения Российской империи была введена процедура гражданского брака. Данный порядок заключения брака допускался для лиц, которые "принадлежат к расколу от рождения и не состоят в браке, совершённом по правилам Православной церкви или обрядам другого признанного в государстве исповедания" (13).

Окончательная ликвидация ограничений прав старообрядцев в сфере семейного права произошла лишь 17 апреля 1905 г. после выхода именного Высочайшего Указа Правительствующему Сенату "Об укреплении начал веротерпимости". Согласно этому указу, старообрядцы и сектанты были уравнены в правах с лицами других исповеданий "в отношении заключения ими с православными смешанных браков" (14). Кроме того, были отменены преследования в отношении православных, перешедших в другoe христианское вероисповедание (15). Ведение метрических  книг для записи рождений, браков и смерти старообрядцев и сектантов было возложено "на их духовных лиц под наблюдением" соответствующих правительственных или общественных организаций (16).

Таким образом, после 250-летней безуспешной борьбы с последователями старой веры государство вынуждено было признать право своих подданных заключать брак в соответствии со своими традициями и обычаями.

Примечания

1. Полное собрание законов Российской Империи. СПб., 1830. Т.П.1:С647.

2.Житие протопопа Аввакума, им самим написанное, и другие его сочинения. М.,1992. С.354.

3.Там же. С. 355.

4.Полное собрание законов. СПб.,1830. T.V. С. 196.

5.Там же. С.641-642.

6.Там же. С.687.

7.Там же, T.VI. C.679.

8.Сенатов В. Материалы для исследования вопроса о бессвященносословности брака. Саратов, 1913. С. 14.

9.Сборник о таинстве брака. М.,1909. С.28—37.

10.Собрание постановлений по части раскола. СПб., 1860. С.230-231.

11.Собрание постановлений по части раскола. СПб., 1858. С.337.

12.Там же. С.338.

13.Полное собрание законов. СПб., 1876. Т.49. Отд.1. С.654.

14.Законодательные акты переходного времени (1904—1906).СПб.,1906. С.43.

15.Там же. С.41.

16.Там же. С. 102.

Назаров Андрей Александрович - к.эконом.н., доцент, МГАТХТ им. М.В.Ломоносова.

Опубликовано в сборнике Старообрядчество: история, культура, современность - М.: 2002


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования