Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"СОХРАНИМ ТИБЕТ!": Поющие монахини. Родина осудила их за песни о свободе и Далай-ламе


 15 марта 2006 года аэропорт города Сан-Франциско встречал Пхунцог Ньидрон, последнюю из 14 монахинь, отбывавших заключение в тюрьме №1 в Драпчи (Тибетский автономный район). Группа этих отважных и решительных женщин стала известна всему миру как "поющие монахини" после того, как в 1993 году тайно записала в одной из тюремных камер кассету с патриотическими песнями о свободе Тибета и Далай-ламе. Запись удалось передать на волю, и вскоре ее могли услышать люди, находящиеся далеко за пределами Тибета. После этого события все 14 узниц были вторично осуждены Тибетским народным судом и получили дополнительные сроки заключения.

Международной Кампании за Тибет (ICT), которую возглавляет Ричард Гир, удалось получить копию судебного документа, уточняющего детали приговора, вынесенного по делу о "преступлениях против революции", – именно так китайские власти расценили мирную акцию протеста монахинь в стенах тюрьмы. Дело в том, что Китай проводит довольно жесткую политику в отношении любого проявления свободомыслия, и особенно в вопросах, касающихся религии. Верность религиозным традициям и почитание духовного лидера Тибета, Далай-ламы, приравниваются к актам гражданского неповиновения и расцениваются властями Китая как угроза государственному строю.

В документе говорится, что бывшую монахиню женского монастыря Мечунгри, Пхунцог Ньидрон, признали одним из главных организаторов крамольной записи, а песни, в которых есть такие слова как "Китай отнял у нас родину", "тибетцы томятся в застенках тюрем", "братья тибетцы, поддержите нас" и "священная страна буддизма скоро станет свободной", – реакционными.

Несмотря на то, что осужденные монахини пытались представить свои действия как попытку сохранить память об их совместном пребывании в тюрьме, а также передать хоть какую-то весточку родным и близким, суд отверг эти оправдания, а также счел поведение монахинь преступным и неуважительным, поскольку подсудимые не желали раскаиваться в содеянном.

Одна из узниц тюрьмы Драпчи, бывшая монахиня монастыря Гару Нгаванг Сандрол рассказывает: "Мы записали эти песни, потому что хотели сообщить своим семьям, что мы живы, и нам хотелось рассказать тибетцам о своей любви к родине и о том, что с нами случилось. Мы надеялись, что наши близкие услышат эту запись, хотя не могли быть уверены в этом. Когда я приехала в Америку, то с удивлением узнала, что пока мы оставались в заключении, люди всего мира слушали наши песни. Теперь, когда они вновь звучат, мне становится очень грустно, потому что я вспоминаю друзей, которые умерли в тюремных застенках".

Условия содержания в китайских тюрьмах довольно жестоки, особенно по отношению к политическим заключенным. Картина очень напоминает ситуацию в нашей собственной стране в 30-40-х годах, когда за любое инакомыслие людям присваивали статус "врагов народа", а карательные органы беспощадно расправлялись с отступниками коммунистической веры. Тюремные служащие могут пытать и избивать осужденных или применять по отношению к ним методы "психологического" воздействия. Также имеют место случаи несанкционированных арестов и казни без суда и следствия.

В 1994 году после вступления в силу приговора по делу о записи аудиокассеты, тюремные власти решили наказать монахинь, а, заодно, и всех прочих узников тюрьмы Драпчи. В течение длительного времени военные муштровали заключенных, после чего у одной из монахинь, Гьялцен Келсанг, случился паралич ног. Ее госпитализировали, а затем отпустили домой под гарантию медперсонала. Двумя месяцами позже она скончалась. Ей было всего лишь 26 лет.

В июне 1998-го еще пять монахинь в Драпчи умерли из-за жестокого обращения тюремных служащих. Такими оказались последствия для участников мирного протеста против китайского правления в Тибете, организованного месяцем раньше. Все монахини были близкими подругами. В момент ареста самой молодой из них было 19 лет, а самой старшей – 25.

В этих тяжелых условиях только крепкая дружба и солидарность помогали заключенным не пасть духом, сохранять стойкость и верность своим идеалам. Они готовы были отдать жизнь друг за друга. Нгаванг Сандрол, осужденная на 23 года тюремного заключения, вспоминает о тех событиях в мае 1998 года, когда заключенные выступили против поднятия китайского флага и выкрикивали лозунги в поддержку Далай-ламы. Тюремщики жестоко избили людей и применили пытки. "Несколько охранников одновременно принялись наносить мне удары дубинками по голове и телу, и я потеряла сознание", – говорит Нгаванг. Позднее она узнала, что другая монахиня, Пхунцог Пейанг, закрыла ее своим телом, опасаясь, что тюремщики забьют Нгаванг насмерть. Таким образом, отчаянный поступок Пхунцог спас ей жизнь.

Китайские власти всячески пытаются скрыть факты насилия и нарушения прав человека в Тибете. Обычно заключенным выдают копии соответствующих документов, в которых перечисляются "доказательства" обоснованности обвинения (с подробным описанием допросов), сроки заключения и условия пребывания в стране после освобождения. Эти бумаги могут служить реальным свидетельством преступлений против личности. В последние годы их становится все труднее получить, поскольку чиновники опасаются, что, находясь в изгнании, бывшие заключенные могут сделать их достоянием широкой общественности. Значительная часть бумаг уничтожается в связи с режимом так называемой "повышенной секретности". Монахини из тюрьмы Драпчи рассказали о том, как в 1998 году в камерах произвели обыск и отобрали у осужденных все имеющиеся книги, письма и документы, а затем сожгли конфискованное.

Благодаря усилиям со стороны правительства Соединенных Штатов, общественных организаций, а также различных движений по борьбе за права человека порой удается добиться освобождения или выдачи китайских политзаключенных. Пхунцог Ньидрон, отбывавшая один из самых больших сроков наказания после Нгаванг Сандрол, получила возможность покинуть свою страну вскоре после того, как госдепартамент США опубликовал ежегодный доклад, в котором обвинил Китай в серьезном нарушении прав человека. В частности был затронут вопрос, касающийся свободы выражения политических и религиозных взглядов. В 2006-м году на встрече стран членов ООН в Женеве этот доклад, представленный на рассмотрение комиссии по правам человека, должен был послужить основой для вынесения критической резолюции по Китаю. Однако важно отметить, что, несмотря на серьезные соглашения, достигнутые между Соединенными Штатами и Китаем за прошедшие годы, вопрос соблюдения фундаментальных прав человека в Тибете остается открытым. До сих пор за попытку мирного выражения своих взглядов можно угодить в тюрьму и подвергнуться пыткам.

Депортация Пхунцог Ньидрон в Соединенные Штаты явилась своеобразным жестом, предваряющим поездку китайского президента Ху Цзиньтао в Вашингтон для встречи с президентом Бушем, которая проходила 19-20 апреля. Этот саммит следовал за 5-м раундом переговоров между представителями Далай Ламы и Пекина, завершившимся в прошлом месяце.

Пхунцог Ньидрон была самой старшей среди монахинь, отбывавших заключение в тюрьме Драпчи. Она пользовалась огромным уважением своих соратниц за твердость убеждений и верность буддийским традициям. "В тюрьме она всегда так стойко держалась, что мы считали ее способной вынести любое испытание, – ее уверенность и храбрость не знали границ", – так отозвалась о ней Нгаванг Сандрол.

Через несколько дней после прибытия в Сан-Франциско Пхунцог Ньидрон выступила с заявлением для прессы. Ниже приводится его текст.

Я хочу сказать всем "таши делек!".
Я искренне рада возможности нашего общения в стране свободы.

После того, как в октябре 1989 года я и еще пять монахинь из моего монастыря приняли участие в массовых митингах, посвященных независимости Тибета, которые проходили в его столице, Лхасе, китайские власти арестовали меня и приговорили к девяти годам лишения свободы. Мне было тогда 19 лет. В 1993-м вместе с группой политзаключенных я тайно записала несколько песен, которые прославляли Его Святейшество Далай Ламу и рассказывали о нашей ситуации. После этого к моему сроку добавили еще 8 лет, и таким образом я оказалась приговорена в общей сложности к 17 годам лишения свободы. Однако в феврале 2004 года меня досрочно освободили, что, впрочем, ненамного облегчило мое существование. Я находилась под постоянным наблюдением со стороны властей округа.

Я считаю самым главным то, что во время моего пребывания в тюрьме, каким бы тяжким физически и психологически его ни пытались сделать китайские власти, я ни разу не усомнилась в правильности избранного пути. Муки и страдания пыток лишь усиливали мое желание бороться за независимость Тибета.

Я обычный человек и, так же как и другие политзаключенные, находящиеся в китайских тюрьмах на территории Тибета, прошла через тяжелые испытания.

После 15 лет, проведенных в тюрьме, я считаю, что обязана своим освобождением в первую очередь милосердию Его Святейшества Далай-ламы, а также тем странам, которые приняли участие в судьбах политических заключенных Тибета и оказали давление на китайское правительство. Также я очень благодарна моим соотечественникам и всем друзьям тибетского народа, организациям и частным лицам, за то, что они обратили внимание мирового сообщества на проблемы политзаключенных в Тибете. Я хочу сердечно поблагодарить всех вас.

В настоящее время мое самое большое желание – попасть на аудиенцию к Его Святейшеству Далай-ламе и выслушать его совет. Это именно то, о чем просят все тибетцы в своих каждодневных молитвах.

Во время пребывания в тюрьме у меня возникли проблемы со здоровьем. Поскольку до освобождения у меня не было возможности пройти необходимый курс лечения, я бы хотела сделать это теперь. После этого я собираюсь продолжить дело своей жизни и посвятить себя служению тибетскому народу. Огромную роль в обществе играет образование. Моя молодость прошла в тюрьме, и поэтому теперь я хотела бы использовать свой шанс и восполнить пробел в знаниях.

Хотелось бы еще раз поблагодарить все страны и отдельных граждан, принявших участие в судьбах политических узников Тибета. Я прошу вас и в дальнейшем оказывать помощь этим людям, включая тех, кто вышел на свободу, но по-прежнему лишен своих прав.

И еще хочу обратиться с отдельной просьбой защитить права человека в Тибете и как можно скорее добиться свободы для народа этой страны.

Освобождение Пхунцог Ньидрон знаменовало окончание одного из этапов патриотической борьбы бесстрашных монахинь. Пройдя через немыслимые испытания, духовные и физические, их дружба, сплоченность и уверенность в правильности выбранного пути стали крепче. Эти люди остались верны, прежде всего, себе и своей многострадальной родине. Но, несмотря на обретенную силу духа, невероятную волю, закалку и героизм, в их песнях, которые в далеком 98-м облетели весь мир, нет ни жестокости ни агрессии. Грустные и в то же время полные радостных надежд интонации голосов проникают в наши сердца, наполняя их скорбью, мечтами о свободной стране снегов и о счастье маленького народа, гордо носящего имя "тибетцы".

Песни понятные без слов

Песнь скорби

Глубокой тоске поющих
Внимает тюрьма Драпчи.
Подобно вершинам снежным
Свободе поем мы песнь.

Священное царство Дхармы
В жестоком пленении тьмы.
Но даже под страхом смерти
Мы будем вести борьбу.

О, сколь же печальна участь
Того, кто в тот плен попал,
Кто жаждой свободы мучим
И варварский гнет познал.

Взгляд из Драпчи

В узком тюремном окне
Синего неба глоток.
Может быть в тех облаках
Чьи-то узнаю черты?

Сад Норбулингка в цветах,
Мы словно дети его.
Даже мороз или град
Не разорвут наших уз.

Белой заплатой легла
Туча на платье небес.
Только не вечно ей быть, –
Время для солнца придет.

Стоит ли нынче грустить?
Сердце покинет печаль.
Если был пасмурным день,
Ночью нам светит луна.

Пусть не будет страданий

Скорбною песней, летящей к друзьям,
Сердце все больше томится в груди.
Сколько страданий, горя и зла
Сумрак тюремных застенков таит?

Пусть наша участь минует других,
Время затмений скоро пройдет.
В крае божественных снежных вершин
Царство благого покоя грядет.

В благословенной этой земле
Пусть будет вечно править святой
Авалокитешвара Тензин Гьяцо.

Елена Лохнина

"Сохраним Тибет!"

2 мая 2006г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования