Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ПОЛИТ.РУ": Альтернативная служба или наказание за веру?


Для всех здравомыслящих российских людей давно понятно, что Российская Армия не сможет реформироваться сама, поэтому пытается оставить в неприкосновенности те ценности, которые существовали в ней пятнадцать лет назад. Имеются в виду вопросы призыва и альтернативной службы. Как правило, они волнуют только тех членов общества, кого каким-то образом затрагивают. Первая и самая многочисленная группа – это сами молодые люди, которым предстоит призыв, а также их близкие, правозащитные и женские общественные организации. Вторая – представители партий и движений, для которых вопрос об армии – это вопрос об электорате, так как уже нужно готовиться к будущим выборам. Третья группа – кадровые прапорщики, мичманы, офицеры, генералы и члены их семей, а также гражданский персонал, работающий на армейских объектах. И, наконец, самая малочисленная, но наиболее влиятельная заинтересованная группа – представители законодательной и исполнительной власти, которые определяют правила игры и вносят в нее изменения.

Государственная Дума в конце января отклонила пакет из десяти поправок к закону "Об альтернативной гражданской службе". Хотя на его разработку потребовалось более десяти лет, закон абсолютно не отвечает тому смыслу, который был вложен в текст российской Конституции, предусматривающей для граждан право гражданской службы, которая соответствует их убеждениям. Согласно закону, вступившему в силу 1 января 2004 года, установлено прохождение альтернативной гражданской службы за пределами того места, где постоянно живет призывник. Срок службы превышает в 1,75 сроки обычной военной службы. Обязательно нужно доказать мотивы замены военной службы на альтернативную. Служба будет проходить не только в организациях, которые подведомственны структурам, допустим, Министерства труда, но и структурам Минобороны. В документе говорится: "это особый вид трудовой деятельности в интересах общества и государства, осуществляемый гражданами вместо военной службы".

Закон об АГС был принят при колоссальном давлении со стороны Министерства обороны. В существующем виде он годится только, может быть, для нескольких сотен страстотерпцев, мальчишек, у которых есть действительно настолько глубокая вера и настолько твердые убеждения, что они готовы будут пойти на четырехлетнюю каторгу в сельскохозяйственном предприятии Минобороны на другом конце страны. Закон, к которому и так за два года после его принятия в 2002 году уже накопилась масса замечаний, по сути, не работает. Понятно, что многие законопроекты были внесены еще предыдущими парламентариями и повторяют друг друга, да и имеют много противоречий. Тем не менее депутаты посчитали, что необходимо рассмотреть вопрос об изменении положения об экстерриториальном принципе прохождения АГС, и согласились с рядом других условий, смягчающих "альтернативку".

Но о многих отрицательных положениях закона не говорилось. Например, он резко отличается в худшую сторону в сравнении с зарубежными аналогами. В Германии, как и в России, между принятием Конституции и закона об АГС тоже прошло почти десять лет. Так же, как и у нас, там сильны военные традиции службы, и альтернативщиков тоже называли тунеядцами и негодяями, подобно тому как депутат Государственной Думы РФ Макашов назвал их "подрывающими обороноспособность". В Германии на совершенствование закона ушло почти двадцать лет. И если поначалу там так же, как и в России, трудно было доказать, что "совесть не позволяет", то в настоящее время примерно половина немецких призывников выбирает альтернативную службу. Кроме того, тем, кто служит на альтернативной гражданской службе, ежедневно выплачивают зарплату в размере примерно 8 евро, это около 280 рублей по нынешнему курсу. Рабочая неделя – 35-40 часов. По окончании срока альтернативной службы призывник получает еще и "выходное пособие" – около 700 евро. Альтернативщик сам ищет место, где проходить АГС.

В России, естественно, всего этого нет.  Хотя два года существования закона уже дали массу материала для анализа. Например, показательна пиар-кампания бывшего министра по труду и социальному развитию Александра Починка, который на заседании совета министров рассказывал о том, как блестяще его министерство подготовилось к введению закона об АГС. Починок с увлечением представил коллегам образцы учетных карточек гражданина, проходящего АГС, формы предоставления отчетности о 45 тысячах вакансий, найденных министерством, и еще 7,5 тысяч мест, найденных тридцатью пятью федеральными органами власти. По его тогдашним утверждениям, примерно 4,5 тысячи желающих можно было трудоустроить с 1 января 2004 года, поскольку пустующих рабочих мест в стране на тот момент было более 1 миллиона.

Заявление оказалось блефом. На самом деле, как показала жизнь в 2004 году, ни федеративные органы, ни регионы не были готовы к АГС. В большинстве регионов страны к этому не приступали, и при формировании бюджета на 2004 год не были заложены затраты работодателей на предусмотренный законом бесплатный проезд "альтернативщиков" к месту отпуска. В федеративный бюджет эти компенсационные расходы тоже не были заложены.

Вторая проблема заключается в том, что половине организаций из списка Минтруда требуются сезонные работы, максимум на полгода или даже на два-три месяца в году, как, например, 35 предприятиям Министерства природных ресурсов Российской Федерации. В лесхозы и базы авиационной охраны лесов сезонные рабочие нужны только на время больших пожаров. Лесхозы набирают из местных за полчаса, это одни и те же люди, с заработной платой 5-6 тысяч. Для них "альтернативщики из города", не знающие леса, не знающие способов ориентирования, выживания, обогрева, приготовления пищи и не различающих ядовитые ягоды и грибы от неядовитых – нежелательные и опасные элементы. То же касается и 14 военных ФГУСП (из 24 сельскохозяйственных предприятий) Министерства обороны с ностальгическими звучными названиями "Путь Ильича" (Волгоградская область) или "Искра" (Северо-Кавказский округ). "Альтернативщикам" там рады только в весенне-летний период, а зимой и свои работники без дела маются.

Но в приложении №2 к постановлению Минтруда от 3 марта 2004 года №27 перечислены экзотические предприятия, которые готовы трудоустроить своих сотрудников прямо на рабочем месте. Видимо, к ним можно отнести Академический ансамбль песни и пляски Российской Армии им А.В. Александрова, Центральный Музей Вооруженных сил, редакцию журнала Минобороны. Поэтому в Приложении №1 к тому же постановлению "Перечень работ, профессий и должностей, на которые могут быть заняты граждане, проходящие АГС" названы: артисты балета, оркестра, хора, звукорежиссер, инструктор по лечебной физкультуре, корреспондент издательства, монтировщик сцены, музейный смотритель, научный редактор, официант, ремонтник искусственных сооружений, юрисконсульт.

Третья проблема АГС – обеспечение жильем граждан, проходящих альтернативную службу. Поселение в общежитии, как требует закон, большинство предприятий обеспечить не в состоянии. В бюджеты регионов такая статья как оплата строительства или аренды жилья для АГС не заложена. Только Министерство юстиции Российской Федерации предлагает расселить "альтернативщиков" на территории своих 49 государственных учреждений следственных изоляторов и исправительных колоний, находящихся в 18 регионах. Но желающих на 42 месяца АГС оказаться в колонии-поселении не находится.

Четвертая и основная проблема – необоснованные, по сравнению с западными аналогами, сроки государственной альтернативной службы. Для имеющих среднее образование – 42 месяца, для людей с высшим образованием – 21 месяц. Если человек проходит альтернативную службу в подразделениях силового блока, то сроки службы сокращаются: соответственно 36 и 18 месяцев. Складывается впечатление, что АГС сродни жесточайшему наказанию, которому подвергаются граждане Российской Федерации за вероисповедание. Если взять Германию, то там срок альтернативной службы – 10 месяцев. Этот срок на один месяц дольше срока обычной службы. Это нормально, по человеческим понятиям. Альтернативная служба никак не может быть наказанием, и тем более нельзя допускать, чтобы эти мальчишки служили в казармах без ружья.

Вступление в силу закона об АГС не вызвало среди призывников роста числа желающих пройти альтернативную службу, зато резко увеличилось количество всевозможных уловок. Примером тому может служить ситуация с призывом в Мурманской области, где закон не был нарушен – его просто грамотно обошли. Военкомат вынужден был дать отсрочку "молодожену" для ухода за женой – пенсионеркой 56 лет. Без комментариев.

И, наконец, пятая и основная причина – катастрофическая нехватка даже тех бюджетных средств, которые выделены армии для солдат и офицеров, что уж говорить о гражданской альтернативной службе. То, что сейчас обозначается вежливым термином "коррупция", а раньше называлось словом "казнокрадство", в военной сфере процветает махровым цветом. Об этом говорят сами военные чиновники. В докладе главного военного прокурора Александра Савинкова на годовом собрании Академии военных наук 17 декабря прозвучало, что "количество техники и материальных средств, разворовываемых и распроданных в течение года в войсках Российской Армии, сопоставимо с ежегодными поставками вооружения из промышленности".

Борьба Государственной Думы с гражданами, предпочитающими военной службе альтернативную, думается, идет не в том направлении. Хочу напомнить, что для отправки на альтернативную службу человек обязательно должен быть годен по здоровью к службе в Вооруженных силах. Кроме того, было бы разумнее при обсуждении новых законопроектов пересмотреть сроки призыва в армию. Может быть, при переходе к срокам службы в один год стоит пересмотреть возрастной порог в сторону увеличения до 20-21 года. В 60-е годы при переходе с трех лет службы к двухлетнему сроку уменьшили и сроки призыва с 19 до 18 лет. Во-первых, в прошлые века взросление шло быстрее, чем сейчас; о причинах пусть спорят специалисты, однако жизнь показывает, что в 18 лет мальчишка еще растет и не созрел ни физически, ни психологически. В армию приходит взрослый человек, немаловажно и то, что он сможет и физически постоять за себя. Во-вторых, к двадцатилетнему возрасту, как правило, уже решаются проблемы обучения (если, конечно, это нормальный парень, который хочет учиться) и автоматически снимается вопрос отсрочки от армии на период обучения. Для государства намного полезнее получить сложившегося специалиста на полтора года, чем того, кто будет "быкам хвосты крутить в ФГУСП Минобороны" в течение почти трех лет. В-третьих, все эти меры попросту выгодны как для человека, так и для государства – если, конечно, мы строим демократическое общество.

Анатолий Цыганок

11 апреля 2006 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования