Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"РОССИЙСКИЕ ВЕСТИ": РПЦ защищает права человека


С 4 по 6 апреля в Москве работал X Всемирный русский народный собор. Повестка дня юбилейного заседания оказалась насыщенной. Говорили о земле, крестьянстве и продовольственной безопасности России, молодежной политике, месте нравственной мотивации в жизни человека. Была принята резолюция в поддержку мирных жителей Северного Кавказа, православного народа Украины и приднестровцев. Однако главным итогом Собора, вызвавшим бурный вал обсуждений в средствах массовой информации, оказалась Декларация о правах и достоинстве человека, недвусмысленно заявляющая о твердом намерении Русской православной церкви заняться правозащитной деятельностью.

 К участникам Собора обратился с приветственным посланием Президент РФ Владимир Путин. "Ваш представительный форум призван обсудить широкий круг актуальных вопросов современной жизни России, - подчеркнул глава государства. - Среди них - решение социальных проблем, укрепление общественного согласия и межконфессионального мира, воспитание молодежи в духе гражданственности и патриотизма. На протяжении столетий общие культурные ценности и гуманистические идеалы объединяли многонациональный народ России. Именно они всегда оставались одной из прочных основ нашего государства. И сегодня сохранение и преумножение бесценных традиций взаимопонимания и солидарности - залог успешного будущего России".

Патриарх Московский и всея Руси Алексий II в свою очередь отметил, что "на Соборе нам предстоит искать ответы на вопросы, касающиеся прав человека. Насколько их видение, закрепленное в современном международном праве, согласуется с замыслом Бога о человеке и его миссии в мире? В какой степени это видение прав человека позволяет православному народу жить в соответствии с исповедуемой им верой? Не стоим ли мы на грани нового языческого ренессанса, при котором твердое стояние на камне веры предков будет повсеместно признаваться нежелательным? Стремительные перемены, происходящие в общественном сознании, академической мысли, законодательстве, политической теории и практике, образовательных концепциях и иных формах человеческой деятельности призывают к тому, чтобы Церковь и окормляемые ею народы ясно выразили свое отношение к этим новым явлениям современности".

Так получилось, что работа Всемирного русского народного собора прошла накануне вступления в силу законодательных актов, регулирующих деятельность правозащитных организаций в России. Учитывая, что сфера прав и свобод человека в последние годы в нашей стране оказалась в силу разных причин монополизирована ограниченной, но очень шумной группой лиц, имеющих выходы на западные правительства и иностранную прессу, любые законодательные изменения вызывают здесь большой резонанс. Неудивительно, что Декларацию о правах и достоинстве человека некоторые активисты правозащитного движения тут же попытались оспорить. Большинство ударилось в крайности. Говорили и о "келейности" обсуждения документа, в очередной раз обсудили грехи иерархов Русской православной церкви, кое-кто вытащил из подпола застарелый жупел угрозы клерикализации общества.

Вместе с тем ряд критиков пытались дискутировать по существу. Так, председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева заявила, что незачем придумывать какие-то особые права человека, а достаточно ограничиться универсальными западными, принятыми 50 лет назад. По мнению директора Информационно-аналитического центра "СОВА" Александра Верховского, Декларация определенно полемична, но объект ее полемики не совсем понятен. Вместе с тем, считает Александр Верховский, при расхождениях во взглядах сотрудничество между Церковью и правозащитниками возможно, но для этого, как минимум, нужно, чтобы церковная правозащитная деятельность началась.

Уточняя последнюю позицию, глава Отдела внешних церковных сношений митрополит Кирилл говорит так. Может быть, отрицательная реакция некоторых правозащитников проистекала действительно от отсутствия понимания того, что на Соборе имело место. Но, может быть, кто-то проявляет некое волнение по поводу того, что и Церковь входит в то поле, на котором привыкли работать только одни и те же люди и одни и те же организации. Правозащитная деятельность была монополизирована людьми, разделяющими совершенно конкретный взгляд на человека, на мир, на общество, на государство. И в каком-то смысле неуспехи этого движения связаны с тем, что широкие массы людей воспринимали эту деятельность как не соответствующую их убеждениям и взглядам.

Церковь и свободы

Что касается понимания Русской православной церковью того, чем она должна заниматься с точки зрения соблюдения прав и свобод человека, эта позиция была изложена в выступлении на Всемирном русском соборе митрополита Кирилла. "Важным фактором, влияющим на развитие всей русской цивилизации, останутся отношения с внешним миром, то есть отношения с другими цивилизациями, прежде всего, с западной, - отметил владыка. - И вот здесь особое значение приобретает идейная основа этих отношений. В случае с западной цивилизацией речь идет о правах и достоинстве человека. Православная традиция, являющаяся культурообразующей для русской цивилизации, не может не ответить на этот вызов, иначе русский мир превратится в маргинальное явление в современном мире.

С 1991 года страны, образовавшиеся в результате распада Советского Союза, юридически закрепили права и свободы человека в качестве центральной нормы общественно-политических отношений. И сегодня этот выбор не ставится под сомнение. Напротив, политическое руководство и общественные лидеры постоянно подтверждают верность этим принципам. Однако в последние годы развиваются такие тенденции в области прав человека, которые оцениваются верующими людьми, по меньшей мере, как двойственные. С одной стороны, права человека служат благу. Нельзя забывать, что именно под воздействием этой концепции на общественное мнение стран бывшего социалистического лагеря Русская православная церковь и другие религиозные общины стран Восточной Европы освободились от оков безбожия. Кроме того, права человека провозглашают борьбу с различными злоупотреблениями, унижениями и злом, которые совершаются в обществе против личности.

Но, с другой стороны, мы становимся свидетелями того, как концепцией прав человека прикрываются ложь, неправда, оскорбление религиозных и национальных ценностей. Кроме того, в комплекс прав и свобод человека постепенно интегрируются идеи, противоречащие не только христианским, но и вообще традиционным моральным представлениям о человеке. Последнее вызывает особое опасение, так как за правами человека стоит принудительная сила государства, которая может заставлять человека совершать грех, сочувствовать или попустительствовать греху по причине банального конформизма.

Все это переводит тему прав человека из чисто политической области в область, затрагивающую вопросы жизни и судьбы человека, а на церковном языке - спасения человека. Напомню, что сотериология, или учение о спасении, находится в центре христианской проповеди. В связи с этим для верующего сознания важно ответить на следующие вопросы. Вступает ли в противоречие с замыслом Бога о человеке признание и следование нормам концепции прав человека в том виде, в котором она сегодня воплощается в международном и национальном законодательстве? В какой степени права человека могут способствовать или препятствовать жизни христианина и вообще верующего человека согласно его вере?

Сегодня, к сожалению, на смену абсолютизации государства, характерной для нового времени, приходит абсолютизация суверенитета отдельной личности и ее прав вне нравственной ответственности. Такая абсолютизация может разрушить основы современной цивилизации и привести ее к гибели. Как известно, попрание нравственного закона привело многие сильные цивилизации к краху и исчезновению с лица земли. Вне нравственного контекста человечество жить не может. Никакими законами мы не сохраним общество жизнеспособным, не остановим коррупцию, злоупотребление властью, распад семей, появление одиноких детей, сокращение рождаемости, разрушение природы, проявления воинствующего национализма, ксенофобии и оскорбления религиозных чувств. Если человек не видит, что он совершает грех, то ему все позволено, если перефразировать известное речение Ф.М. Достоевского.

Бесспорно, что непрочным и античеловечным является то общество, в котором человек презирается, а всеми правами над человеком обладает государство и коллектив. Но античеловеческим становится и то общество, в котором человеческие права становятся инструментом раскрепощения инстинкта, а понятия добра и зла смешиваются и вытесняются идеей нравственной автономии и плюрализма. Такое общество теряет рычаги нравственного воздействия на личность. В цивилизованном обществе (назовем его так) должен соблюдаться баланс между этими полюсами. Оно должно исходить из понимания того, что каждый человек по природе своей обладает непреходящей ценностью, и в то же время из того, что каждый человек призван возрастать в достоинстве и нести ответственность как перед законом, так и нравственную ответственность за свои поступки".

Мир и Церковь

Как можно судить, проблема соотношения традиционного образа жизни, национальной специфики и общемировых гуманитарных ценностей является сегодня наиболее острой и волнующей. Свое видение в ходе Всемирного русского народного собора представил министр иностранных дел РФ Сергей Лавров. "Думаю, что одним из крупных достижений последних лет является то, что в России постепенно складывается широкое общественное согласие в отношении основных внешнеполитических приоритетов страны, - отметил глава внешнеполитического ведомства. - Речь идет, прежде всего, о создании наиболее благоприятных внешних условий для обеспечения надежной безопасности, устойчивого развития экономики, повышения благосостояния населения и для того, чтобы россияне строили жизнь по своему собственному разумению.

В современном взаимозависимом мире решить эти задачи невозможно без тесного взаимодействия с зарубежными партнерами, без активного участия в решении общих для всего человечества проблем. Как никогда прежде, внешняя политика является продолжением внутренней. Вот почему Россия в качестве своей внешнеполитической миссии в XXI веке сделала выбор в пользу интеграции страны в глобальную экономику и политику, активно содействует формированию нового, более безопасного и справедливого миропорядка. Как и внутри страны, на международной арене не существует разумной альтернативы подлинной соборности - коллективным усилиям мирового сообщества в противодействии терроризму и другим угрозам безопасности и устойчивому развитию.

Нашу страну пытаются спровоцировать "самоопределиться" на стороне западной цивилизации в ее, как полагают, неминуемом конфликте с исламской цивилизацией. В этом вижу угрозу не только насущным интересам международного положения России, но и ее внутреннему развитию - как многонациональной и многоконфессиональной страны. На прочность испытывается и наша приверженность христианству - каким мы его приняли 1000 лет назад. "Не хлебом единым", "жизнь свою за други своя" и другие заповеди никогда не были для нас отвлеченными понятиями - они определяли само содержание нашей жизни, наши дела".

Сострадание к ближнему

История Русской православной церкви свидетельствует, что правозащитная деятельность ей не чужда. Уже в 1917 году Поместный Собор и избранный на нем святитель Патриарх Тихон возвышали свой голос в защиту Церкви и верующих от гонений. Святейшим Патриархам Сергию, Алексию I и Пимену, митрополитам Николаю (Ярушевичу), Никодиму (Ротову), Ювеналию (Пояркову) и многим другим архиереям приходилось практически каждодневно вести нелегкие беседы с власть имущими, являть чудеса дипломатии и мудрого свидетельства, чтобы хоть как-то противостоять гонителям, защищая церковные общины, священнослужителей, монашествующих, активных мирян.

Как отмечает заместитель главы ОВЦС РПЦ МП протоиерей Всеволод Чаплин, 1990-е годы дали повод для новых направлений церковной правозащитной работы. В первую очередь это касалось положения православных верующих в некоторых постсоветских странах, где они подвергались гонениям по вероисповедному и национальному признакам. Церковь заботилась и о жертвах межэтнических и политических конфликтов, разгоревшихся на пространстве бывшего Советского Союза. Наконец, присутствие православного духовенства и мирян в армии, социальных учреждениях, местах лишения свободы значительно помогло гуманизации этих институтов, защите прав и достоинства находящихся там людей. Перед началом XXI века в православной среде возникли первые общественные правозащитные организации и группы.

Конечно, есть определенная настороженность в том, что религиозный институт собирается мощно выступить на стезе защиты прав и свобод человека. Высказываются опасения, как бы социальная работа Церкви не превратилась в назойливое миссионерство, страдающее отсутствием деликатности. То, что такая угроза может оказаться реальной, признают и сами священнослужители. И здесь многое будет зависеть от того, кто именно станет организующим звеном в правозащитной работе. Если дело опять переложат на плечи батюшек, которые и без того изнемогают под грузом церковных и бытовых проблем, хорошего не жди. Но если из среды прихожан выделятся активисты, которые сами захотят каждодневно улучшать жизнь свою и ближнего, дело может получиться. А на вопрос, кто он, наш ближний, две тысячи лет ответ уже был дан Спасителем. Ближний - это тот, кто оказал милость, не посмотрев на национальность, вероисповедание или состояние нуждающегося. К этому нас призывает Господь, к этому и должны стремиться православные правозащитники.

Постскриптум:

Заместитель председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, протоиерей Всеволод ЧАПЛИН:

Заступаться за людей -

первейшая обязанность Церкви

- Отец Всеволод, очень много комментариев в прессе вызвало принятие Собором Декларации о правах и достоинстве человека. О чем идет речь в этом документе?

- Декларация разрабатывалась специальной рабочей группой под руководством Владыки Кирилла, в которую входил и ваш покорный слуга. И не случайно этот текст сейчас так активно обсуждается. Дело в том, что очень многие люди ставят под сомнение ту систему ценностей, которая была принята и объявлена универсальной 50 лет назад. Иначе воспринимают права человека и в исламском мире, и в Китае, и в странах восточно-христианской цивилизации. Да и сами отцы-основатели свободомыслия, Вольтер и Руссо, когда боролись за права человека, вряд ли подразумевали под этим возможность проведения гей-парадов или легальной эвтаназии.

- Какой сектор правозащитной работы Русская православная церковь считает приоритетным для себя?

- У нас много проблем, которые обычно остаются без внимания наиболее шумных российских правозащитных организаций. Это положение людей в тюрьмах, издевательства над детьми, стариками и инвалидами в социальных учреждениях, дискриминация русскоязычных в некоторых странах СНГ, защита жертв псевдо-религиозных тоталитарных сект. Среди российских правозащитников нередко можно встретить мнение, что защищать граждан нужно исключительно от государства. Но в современном мире все большую власть приобретают те силы, которые, в отличие от власти, не находятся под легитимным контролем общественности, например, крупные корпорации, медиаимперии, международная бюрократия. Они - среди первейших правонарушителей. Это и должно, в частности, стать предметом деятельности православных правозащитников. Еще одна важная сфера - приватность личной жизни человека. Когда любое бытовое действие гражданина становится достоянием отслеживающих устройств, велик соблазн использовать накопленную информацию с целью идеологического контроля.

- Экономический произвол в отношении наемных работников, к сожалению, явление для России хорошо знакомое. Что вы можете сделать?

- Во многих населенных пунктах нашей страны православный приход является зачастую единственным местом, объединяющим людей. Конечно, есть профсоюзы, общественные организации. Однако именно приход может стать тем местом, где неравнодушные граждане объединятся для отстаивания своих прав. И не только экономических. Ведь произвол мелких клерков, от настроения которых зависит выдача той или иной справки, является серьезной проблемой. Не дело священника возглавлять манифестацию протеста, но сами прихожане могут организоваться для правозащитной деятельности.

- Есть разные пути отстаивания прав и свобод. Первый - апелляция к власти с требованием изменить принятое решение или практику. Второй - самим сделать то, что выпадает из поля зрения власти. Какой вариант действий избирает Русская православная церковь?

- Думаю, что мы будем сочетать и первый, и второй путь. Каждую неделю Святейший Патриарх обращается с ходатайством за граждан, которые к нему обращаются с просьбой о помощи. Это и заключенные, и претерпевшие несправедливость, и оказавшиеся в трудном положении за границей, и нуждающиеся в милосердии. Заступаться за людей - первейшая обязанность Церкви. Но это не значит, что мы должны по советской привычке возлагать все свои надежды на власть. Общество само должно научиться защищать свои права. Нам нужно повысить уровень самоорганизации, чтобы дать достойный отпор тем, кто попирает права граждан.

- С кем вы готовы сотрудничать?

- Мы будем работать с самыми разными силами. Но, к сожалению, ряд правозащитников заранее отвергает любой союз с Русской православной церковью, давая понять, что "попы всегда неправы". Бог им судья. Важно, чтобы любое наше сотрудничество диктовалось действительной заботой о человеке, а не желанием любой ценой навязать свою идеологическую платформу.

- Как сделать так, чтобы правозащитная деятельность Русской православной церкви не стала уделом "злобных православнутых", активно навязывающих свои взгляды?

- Нельзя говорить человеку: прими мою веру, тогда я тебе помогу. Православный правозащитник - это не тот человек, который только кричит, что в России или на Западе все плохо. И не тот, который ставит условием своей помощи обязательное посещение воскресной службы. Сострадание к ближнему, вот что я бы поставил здесь на первое место.

Политолог, член правления фонда "Институт развития" Павел СВЯТЕНКОВ:

РПЦ есть носитель

национального русского духа

- Насколько правозащитная деятельность приемлема для Русской православной церкви?

- Церковь давно призывали к тому, чтобы она занялась правозащитной деятельностью. Правозащитник - это человек, которые хочет сделать конкретное доброе дело. Обычно он лояльно настроен по отношению к власти, он всего лишь хочет исправить некий недостаток. Этот подход является, скорее, конструктивным сотрудничеством, чем оппозицией. Однако структура российского правозащитного движения носит деформированный характер. Традиционная ориентация на иностранные государства привела к смещению акцентов, когда вместо помощи государству его хотели уничтожить. Приход Церкви ставит все на свои места. Русская православная церковь прямо заинтересована в исправлении и модернизации России. Понятно, что первые шаги на правозащитном поприще могут оказаться не вполне удачными. Но здесь важен сам факт благих намерений Церкви как партнера, а не противника государства. В 1990-х годах РПЦ занимала строго отведенную ей нишу связующего элемента между дореволюционной историей и современностью. Занятие правозащитной деятельностью выводит Церковь на новый, должный уровень.

- Не будет ли это означать клерикализацию страны?

- Отнюдь нет. Клерикализация возможна только в той ситуации, когда на стороне Церкви стоит государственный аппарат, когда она сливается в симбиозе с государством, иначе говоря, РПЦ должна для этого стать "партией власти", своего рода "Единой Россией". Правозащитная деятельность по определению носит общественный характер, отдельный от государственной власти. Если у нас будут активные священники, которые будут давить на местную власть, чтобы та помогла детским домам, никакой клерикализации не произойдет. Тем более что в последнем не заинтересована и сама Церковь.

- Помимо правозащитной деятельности, Русская православная церковь хотя бы по самому своему наименованию напоминает о важности "русского вопроса". В частности, дискутируя о национальной идее, вряд ли можно обойтись и без учета интересов русской нации. Что здесь в силах сделать РПЦ?

- Прежде всего, стоит сказать о сложившемся странном противопоставлении двух понятий - "российское" и "русское". Долгое время эти слова были синонимами. И только в ельцинскую эпоху "российское" стали использовать для репрессирования "русского". Это, разумеется, стоит исправить, слово неплохое, идущее от Петра I. Поэтому нынешняя "антифашистская кампания" имеет довольно странный характер. Как можно судить, она по факту приводит к сдерживанию подавляющего большинства населения страны, минимизации его влияния на государственный аппарат. Когда запрещены любые общественные потуги на позитивное изменение жизни, возникает образ кипящего котла с закрытой крышкой, который может лопнуть в любой момент. Эта "антифашистская кампания" выглядит попыткой сохранить такие наихудшие черты прежнего режима, как засилье олигархов и высокую коррупцию, и не дать их исправить. Поэтому "антифашистская кампания" представляет угрозу самой власти, поскольку может вызвать социальный взрыв.

В России сейчас существует крупная системная проблема. Посмотрите на наших соседей, бывшие советские республики. Они все строят свои национальные проекты. Белоруссия - это, прежде всего, государство белорусов. Украина - это, прежде всего, государство украинцев. И Киев осуществляет свою внутриполитическую и внешнеполитическую деятельность, исходя из того, что украинцам должно быть хорошо. Причем, само понятие "украинец" вовсе не привязано к каким-то "кровям", что нам показывает пример Юрия Еханурова или Юлии Тимошенко. В России в связи с "антифашистской кампанией" положение обратное. Фактически русскому народу запрещено желать благо самому себе. Боюсь, если вдруг подавляющее большинство населения решит, что оно живет в чужом государстве, которое его угнетает, такому государству не на чем будет держаться. И в этой связи концепция "старшего брата" не является такой уж абсурдной. Да, старший - но все-таки брат.

Русская православная церковь же изначально является носительницей народной души. Если мы посмотрим историю любого народа, то Церковь там выступает как объединитель, как связывающее звено между миром земным и миром небесным, посредник между народом и его предками. И в этом смысле, особенно если вспомнить историю еврейского или армянского народов, Церковь выступает носителем национального духа. Русская православная церковь заинтересована в существовании нормального государства, естественно, национального, которое всегда действует во благо народа. Она выступает за то, чтобы этому народу было хорошо. И она выступает за лояльное сотрудничество общества и государства.

Автор - Материалы подготовил Станислав СТРЕМИДЛОВСКИЙ.
"Российские вести"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования