Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ВРЕМЯ НОВОСТЕЙ": Крестовый джихад.
Российская армия может стать полем идеологической битвы конфессий


Законопроект о введении в российской армии института военных священников, подготовленный Главной военной прокуратурой (ГВП), воспринят в обществе явно неоднозначно. Любопытно, что текст этого документа, хотя и направлен в Министерства обороны и обе палаты Федерального Собрания России, известен пока очень немногим людям. Потому дебаты по острой религиозной теме проводятся по принципу: "Сам я документ не читал, но считаю..." Так было и на вчерашнем "круглом столе" с участием представителей различных религий. За незнанием законопроекта проблема сводится к одному вопросу: нужны ли вообще военные священники? Но и на него ответа пока тоже нет. Поэтому говорить сегодня можно разве что об аргументах pro et contra.

Авторы документа, военные прокуроры, полагают, что, будучи принятым, закон поспособствует повышению нравственного и культурного уровня военнослужащих, а главное -- искоренению дедовщины. По мнению ГВП, военные священники должны быть приравнены к военнослужащим по контракту. Этот шаг не потребует дополнительного финансирования. Сегодня в вооруженных силах уже работает около 2 тыс. священников. Денег у Минобороны они не просят, а вот преступлений в окормляемых ими подразделениях стало значительно меньше.

Русская православная церковь, естественно, за то, чтобы священники в военных рядах были, но погон не носили. И приводят в пример Францию, где священники носят форму, но без погон. Вот в США капелланы погоны носят, только что толку. Недавно там военнослужащие-нехристиане пожаловались на давление, которое оказывают на них христианские капелланы. И военным священникам власти запретили молиться "во имя Иисуса Христа". Допускалась только "короткая и не фанатичная молитва" просто во имя Бога. В ответ военные священники провели пикет и некоторые объявили голодовку.

В России священники форму не носили никогда. Как, впрочем, и оружие. И сегодня иерархи РПЦ ратуют за то, чтобы священник автомат в руки не брал, с парашютом не прыгал, за рычаги танка не садился. Исключение делается разве что для горячих точек: там носить рясу неудобно, и ее можно сменить на форму. Но на такой форме должны быть опознавательные знаки священнослужителя, а сам он обязан знать воинские уставы и военное законодательство. Должность священника должна быть приравнена к офицерской, как в царской армии. Тогда главный военный священник - протопресвитер -- приравнивался аж к генерал-лейтенанту. Но применительно к сегодняшнему дню возникает вопрос: как быть, если батальонный поп -- майор, а командир взвода -- старший лейтенант? И вопрос этот не единственный.

Начальник Генштаба генерал армии Юрий Балуевский занимает в конфессиональном споре "серединную позицию", он лишь за свободу отправления военнослужащими религиозных обрядов, но без внедрения в армейские ряды священников различных конфессий. Прежде чем "интегрировать религию в систему воспитания военнослужащих", считает он, нужно определиться со статусом священников -- будут это военнослужащие или вольноопределяющиеся, которые по армейским уставам за свои действия не отвечают. Поэтому, заключает генерал армии, в борьбе с неуставными отношениями ставку надо делать не на священников, а на усиление сержантского звена.

А вот взгляд мусульманина. Представитель Координационного центра мусульман Северного Кавказа Шафиг Пшихачев уверен: священники в армии необходимы, но они не должны иметь воинских званий, введение их в штат воинских частей -- это нарушение конституционного разделения государства и религии. Военный департамент раввината России (есть, оказывается, и такой) пока своего мнения не высказал.

В этом споре как-то забыли про главных потребителей духовной пищи -- солдат. Почему бы не провести среди них опрос, приветствуют они появление в армии священников или напротив? Учесть надо бы и то обстоятельство, что разные религии по-разному относятся к войне и вооруженной борьбе как таковой. Между тем в июне прошлого года прошел уже третий Всероссийский сбор священнослужителей, работающих в воинских частях. В тот раз -- на базе одной из частей Сибирского военного округа в Улан-Удэ. В числе делегатов были не только священники Русской православной церкви, но и представители других конфессий.

Однако трудно не заметить, что православное священство действует значительно активнее. Это как с приватизацией социалистической собственности: кто понапористей, кто более воодушевлен и целеустремлен, тот и преуспел. Однако, несмотря на превалирование в частях русских и православных, "приватизация веры" все же нежелательна.

Вот характерный для наших дней случай. В воинскую часть приехал с проповедью протестантский пастор. На проходной его спросили: "А вы получили благословение местного батюшки?" Православные священники еще до выхода закона отвоевали себе плацдарм. Или еще пример. В строительной части, где 80% солдат -- мусульмане, построили православный храм...

Есть люди, считающие, что проблема военных священников поднята лишь для того, чтобы увести внимание от невыполненного обещания ввести военную полицию. Необходимо, видимо, прислушаться и к тем, кто считает, что введение института священников сегодня губительно для армии. По их убеждению, представитель любой конфессии должен увлекать духовным авторитетом, а не должностью и званием. Вообще опасно, если армия станет полем битвы различных конфессий. Вводя закон о военных священниках, не поджигаем ли мы фитиль религиозной войны внутри вооруженных сил?

Николай ПОРОСКОВ
"Время новостей"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования