Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ВРЕМЯ НОВОСТЕЙ": Личное дело антисемита. Резню в синагоге признали "необщественным" деянием


В Мосгорсуде вчера был оглашен приговор 21-летнему москвичу Александру Копцеву, 11 февраля этого года устроившему резню в Любавической синагоге на Большой Бронной улице, в результате которой пострадали девять человек. Оценив все смягчающие и отягчающие его вину обстоятельства, судья Дмитрий Фомин посчитал достаточным для исправления Копцева наказания в виде 13 лет лишения свободы в колонии строгого режима и принудительного амбулаторного психиатрического лечения.

Внешне такое решение суда выглядело логичным и даже ожидаемым. Как сообщала наша газета, еще в начале расследования этого дела сами следователи полагали, что Александр Копцев получит около 15 лет колонии (хотя прокурор Москвы Анатолий Зуев тогда говорил о возможности пожизненного заключения для него). Гособвинитель попросила для Копцева 16 лет колонии. Тем не менее, оглашенный вчера приговор сразу же вызвал бурные споры как среди участников процесса, так и среди многих его наблюдателей, включая российских религиозных деятелей. Поводом для этого стала квалификация совершенного Копцевым преступления.

Вопрос собственно вины или невиновности подсудимого по главному пункту обвинения - "покушение на убийство по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти" -- в ходе судебного процесса в принципе не обсуждался. Не только потому, что Копцев был схвачен на месте преступления своими жертвами, но и потому, что, уже находясь на скамье подсудимых, сам неоднократно и подробно рассказывал, как и почему он собрался "убивать евреев". Причем, судя по его выступлениям, Копцев и после приговора остался в полной уверенности, что поступил правильно, более того, готов, если вдруг представится такая возможность, снова пойти воевать с "еврейской мафией". В своем последнем слове он честно признался: "Плохо все сделал. Стыдно перед собой. Хотелось, чтоб надолго запомнилось, чтобы евреи уехали из страны".

Главным же предметом споров стало решение судьи, оправдавшего Копцева по второму пункту обвинения - в "возбуждении ненависти либо вражды по признакам национальности" (ст. 282 УК РФ). На первый взгляд, это обвинение казалось не менее логичным и очевидным, чем покушение на убийство. Орудуя в синагоге ножом, он, по словам очевидцев, выкрикивал: "Хайль Гитлер", "Смерть жидам", "Таких как вы, давить нужно" и т.д. Но судья свое решение аргументировал тем, что Копцев антисемитскую литературу и идеи читал и "впитывал" из разных источников сам, ни с кем ими не делился, а, значит, ни у кого ненависти и вражды возбудить не мог.

Такой поворот "дела Копцева" вызвал резкую реакцию со стороны правозащитников и еврейских организаций. Главный раввин России Берл Лазар вчера заявил: "Да, приговор суров и адекватен тяжести содеянного. Но в то же время меня откровенно беспокоит прямо-таки маниакальное нежелание судов квалифицировать преступления такого рода как разжигание национальной или религиозной розни. Это в значительной мере нивелирует воспитательный эффект сурового приговора". Это решение тем более выглядит спорным, что в ходе самого процесса со стороны "сочувствующих" Копцеву много раз публично звучали антисемитские и расистские лозунги, причем вчера их выкрикивали особенно яростно.

На оглашение приговора собралось огромное количество людей. При входе в Мосгорсуд расположились десяток пикетчиков из движения "Наши". Улыбаясь, молодые люди держали в руках плакаты: "Копцеву -- 16, Рогозин -- отставка, Лимонов -- ?". Свое присутствие один из пикетчиков разъяснил так: "Российская молодежь осуждает поступок Копцева и требует найти тех, кто спровоцировал подобное". Тем не менее, поскольку эта акция была несанкционированная, милиционеры доставили нескольких "Наших" в ОВД.

Основные же страсти разгорелись в самом Мосгорсуде, где многочисленные "сочувствующие" Копцеву разделились на три "лагеря". Одни тихо стояли в стороне и ждали, когда их запустят в зал. Среди них были издатель-антисемит Виктор Корчагин, дважды судимый за разжигание межнациональной розни, а также молодые люди из Национал-социалистического союза и Народной национальной партии.

Другие "сочувствующие" отличались буйным нравом. Две женщины из некоего Христианского союза, напирая на родителей Копцева, советовали им идти в Верховный суд и требовать "анализа политической ситуации, которая привела Сашу к такому поступку". А группа, представлявшаяся родственниками Копцева, называла его "русским героем и патриотом" и требовала, чтобы СМИ помогли освободить "их Сашеньку из тюрьмы", а также "наказать власть в лице еврейского президента за геноцид русского народа".

И, наконец, третья, наиболее многочисленная группа совершенно открыто и не стесняясь требовала просто "расстрелять всех жидов" и "покончить с еврейской мафией". За всеми дискуссиями наблюдали двое загадочных мужчин в темных костюмах с маленькими серебряными значками в виде щита на лацкане пиджаков. Как только "сочувствующие" развязывали очередной диспут, они деликатно, но при этом и не скрываясь, подходили и внимательно прислушивались. Кто это были, осталось загадкой. Ни в какие разговоры мужчины не вступали.

Сам процесс по "делу Копцева" проходил в небольшом зале, в который за неимением места пускали далеко не всех. По случаю же приговора было выделено более просторное помещение. Тем не менее, когда двери в зал открылись, началась давка, породившая новую волну антисемитских речей. "Евреи в зал пускают одних жидов. Пустите русских людей", -- кричали одни. "Пустите бабушку Саши, пустите тетю Сашенькину", -- кричали другие.

Когда, наконец, все расселись, судья Дмитрий Фомин приступил к оглашению приговора. Текст ему пришлось зачитывать под монотонное чтение молитв женщин в черных платках и громкие диалоги "сочувствующих". Судья, признав вину подсудимого в покушении на убийство, снял с него обвинение по ст. 282. Это решение судья объяснил тем, что своими действиями Копцев не стремился возбудить в обществе вражду к евреям, а устроил в синагоге поножовщину лишь из чувства личной неприязни. А, значит, эти действия полностью укладываются в другую статью, предъявленную Копцеву, -- "покушение на убийство двух или более лиц по мотиву национальной ненависти".

По мнению судьи, отраженному в приговоре, после случившегося граждане воспылали ненавистью прежде всего к самому Копцеву, а в адрес синагоги на Большой Бронной приходят письма с сочувствиями, о чем свидетельствовал в суде и раввин Исаак Коган и адвокаты потерпевших. Как заметил судья, хоть Копцев и выкрикивал антисемитские лозунги, он никак не рассчитывал на публичность. В приговоре были учтены слова самого Копцева, который на суде утверждал, что "шел в синагогу умирать", что "живым из синагоги не выйдет и о том, что там произошло, никто не узнает". Также Фомин упомянул, что целью деяния Копцева, по его признаниям, "была реинкарнация и выход на более высокий уровень развития", а не пропаганда антисемитских идей.

Озвучив сначала смягчающие обстоятельства -- положительную характеристику с места жительства и учебы, заболевание обоих глаз, психическое заболевание, а также смерть сестры, а затем отягчающие вину -- преступление было совершено с оружием, а также причинение тяжких последствий, он озвучил главное решение - 13 лет лишения свободы в колонии строгого режима.

После этих слов "сочувствующие" повскакивали с мест и стали кричать удалявшемуся г-ну Фомину: "Судья - жидовская морда" и т.д. А многочисленные бабушки стали называть осужденного "русским Ильей Муромцем". А некоторые тут же нашли в вердикте и некий скрытый смысл: "13 лет дали -- сатанинский срок, сатаниского судьи, а ведь выйдет он из тюрьмы в возрасте Христа".

Комментируя приговор, адвокаты потерпевших признались, что им недовольны. "Решение о снятии 282-й статьи не правовое, а политическое. Это нонсенс в юриспруденции. Как можно, признав, что действия совершались по мотиву национальной ненависти -- с одной стороны, и что они совершались публично, в то же время не признать, что эти действия были направлены на разжигание ненависти и унижение национального достоинства?" -- удивлялся Вадим Клювгант. "Если журналисты обратили внимание, то в самом тексте приговора присутствовала фраза, что признание вины Копцева в совершении преступлений, предусмотренное 282-й статьей, было бы признанием того, что данные тенденции существуют в нашем обществе", -- заметил Виталий Хавкин. По словам защитников, они однозначно будут обжаловать приговор в части оправдания Александра Копцева по 282-й статье.

Защита самого Копцева, в свою очередь, заявила, что это их победа и заслуга в том, что антисемита оправдали хоть в чем-то. "Мы обязательно напишем возражения на кассацию, которую подаст сторона потерпевших, -- отметил адвокат Владимир Кирсанов. -- Но все же это суровый приговор. Он же никого не убил. Родители, когда он выйдет, будут старенькими. Он почти слепой. У него катастрофически падает зрение. Существует документ, согласно которому люди с такими заболеваниями, как у Копцева, не подлежат нахождению в местах лишения свободы".

Алексей ИВЛЕВ

28 марта 2006 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования