Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ИСЛАМ.РУ": Смерть Милошевича и будущее глобального исламского проекта. Комментарии Гейдара Джемаля


На несколько дней смерть бывшего президента Югославии Слободана Милошевича стала темой №1 в мире. Определенный резонанс это событие вызвало и в исламском мире, с озабоченностью следящем за событиями на Балканах.

Своим мыслями по поводу смерти Милошевича и его политической судьбы, а также видением ситуации и перспектив исламского мира в контексте последних поворотов истории мы попросили поделиться председателя Исламского комитета России известного аналитика Гейдара-хаджи Джемаля.

– Гейдар-хаджи, как вы можете прокомментировать смерть Милошевича?

Судьба Милошевича стала уроком для целого класса тех международных политиков, которые, подобно ему, поднялись при поддержке Соединенных Штатов и начали свою карьеру как американские агенты, выполняющие свою задачу каждый на своем месте. Помимо Милошевича, к этому числу относятся также Садам Хусейн, Нарьега, президент Филиппин Маркес, Самоса и многие другие деятели, которые прошли одним и тем же путем: они взяли власть при поддержке и участии американцев, были в какой-то период друзьями США, а потом Соединенные Штаты шельмовали их как преступников, коррупционеров, людей, совершивших преступления против человечности. И все они впоследствии были свергнуты и отданы под суд, окончив свои дни в безвестности и позоре.

Единственное отличие Милошевича в том, что под конец, когда он уже был арестован и отдан под суд, бывший югославский лидер обратился против вскормившей его руки. Он стал ее кусать, выдавая на суде одного за другим тех агентов, которые содействовали американскому бесчинству на Балканах, устраивали постановки межнациональной резни, которая и привела к абсолютной взаимной ненависти между народами бывшей Югославии.

Милошевич, конечно, несет за это ответственность. Он, бесспорно, был преступником. Но нельзя забывать и о том, что этот человек был всего лишь марионеткой тех, кто оркестровал страшную братоубийственную бойню на Балканах.

Его открытый и прямой язык на гаагском процессе, разоблачения конкретных людей и организаций, занимавшихся фальсификациями и черным пиаром, распространением дезинформации и подготовкой террористических акций по поручению натовских и американских спецслужб привел к тому, что Милошевича сначала отключили от американского эфира через несколько дней после начала суда и постарались замолчать столь разрекламированный ранее в США процесс, как будто его и нет. В конце концов же, Милошевича просто ликвидировали в камере после нескольких лет унизительного и опасного для американцев судебного процесса.

Но напрасно сегодня некоторые в России пытаются сделать из Милошевича героя. Этот человек воплощал в своей деятельности абсолютно антититовский, антиюгославский проект. Он отстаивал не интернациональное видение, которое реализовывалось в жизнь Тито, а альтернативный этому проект Великой Сербии, совершенно губительный и приведший к взрыву этих земель и распаду их на составные части.

Поэтому возносить Милошевича как национального героя Сербии совершенно нелогично, тем более, что в нем, как в капле воды, отражается весь тот путь предательства идеалов и перехода в результате проигранной холодной войны на сторону противника, который прошла постсталинская, постхрущевская брежневская номенклатура. Это типичный продукт эпохи конвергенции, эпохи сдачи позиций огромным социалистическим лагерем, голова которого прогнила и потеряла всякую веру в успех красного проекта. Милошевич является типичным номенклатурным порождением этой эпохи застоя, безверия и цинизма.

– С чем связана такая закономерность, что американцы сначала взращивают своих ставленников, а потом те впадают у них в немилость, и Вашингтон стремится к свержению своих бывших марионеток?

Этот путь проходит любой, кто встает на службу к американцам. И те в России, кто пошел на сотрудничество с США, должен помнить о печальном конце практически любого, кто коллаборирует с Вашингтоном, сотрудничает с его спецслужбами и ставит себя в зависимость от политики США. Я повторяю: помните – это участь всех ставленников Вашингтона.

Например, у Маркеса, которого судили американцы, отобрали 28 млрд награбленных у народа денег. Но вместо того, чтобы вернуть их филиппинцам, американцы их заморозили как некий продукт криминального хищения. Иными словами, американцы просто присвоили эти деньги себе. Так же они поступили с капиталами иранского шаха – если бы они хотя бы отдали их иранской эмигрантской оппозиции, которая находится во вражде с Исламской республикой, но нет, все эти деньги, принадлежащие иранскому народу, были присвоены Соединенными Штатами.

Американцы превратили процесс привода к власти и свержения своих агентов в некий часовой механизм. Видимо, в их коллективном политическом сознании работает установка на эксплуатацию, подготовку из своего агента тирана и выродка, ненавидимого местным населением, которого они потом широковещательно объявляют преступником и употребляют максимум усилий для того, чтобы его устранить, как бы присваивая себе лавры "освободителей" от тирана, которого сами же ставили.

Судя по всему, это специфическая парадигма, присущая политике США. Они плодят мерзавцев, долго их поддерживают, говоря, что это "наш сукин сын", а потом набрасываются на них как на аутсайдеров, изгоев, врагов, извергов человеческого рода, топча их ногами. Специфика и собственный ритм присущ внешней политике и других империй, и французской, и британской: они, конечно, отличаются от американской по содержанию, но тоже для себя типичны.

– При Саддаме против исламских активистов, ученых велись репрессии, многие из них были убиты и брошены в тюрьмы. В результате некоторые мусульмане, в частности, иракские шииты, сделали ставку на американцев. Но как должны себя вести здоровые силы в обществе, чтобы не попасть в такую ловушку?

В любом случае нельзя всерьез делать себя функцией от американской и какой-либо еще политики. Мы знаем, что были революционные силы, которые не стеснялись брать средства, если их предлагали из политической выгоды международные инстанции. Например, большевики брали деньги у германского генерального штаба, но это не означало, что Ленин собирался превратиться в марионетку Берлина. Дело в том, что Германия была обречена, а Ленин вел беспроигрышную игру.

Беда в том, что есть сегодня такие политики, которые полагают, что Америка является конечным результатом истории, что она никогда не развалится, поскольку выиграла холодную войну, и что более могущественной страны в политическом и финансовом плане сегодня нет. Это огромное заблуждение, потому что даже в относительном выражении Соединенные Штаты сегодня далеко не самая могущественная страна в истории.

Если оценить их валовой продукт, то он составляют менее четверти мирового ресурса. Но вспомним великие империи прошлого – Римскую, Халифат и т. д. – их валовой продукт явно зашкаливал за половину мирового в то время. И все равно они рухнули, им ничего не помогло. Так же точно падут Соединенные Штаты.

Сегодня поднимаются совершенно другие инстанции, другие блоки, которые уже готовы сменить США. Те, кто этого не видят, будут жестоко посрамлены и наказаны за свою слепоту.

Здоровые же силы должны вести себя, исходя из революционной целесообразности по отношению к тем задачам, которые они перед собой ставят. Иными словами, они не должны быть лояльными никому и ничему, кроме собственной линии, кроме собственной идентичности.

Если речь идет о мусульманах, они должны быть лояльны своей исламской идентичности и тем задачам, которые они перед собой ставят. А они не могут заниматься демагогией, исходя из того, что "народу нужно то, это и т. д.", что "народ устал", что "необходима стабилизация". Вся эта демагогия не должна быть присуща исламским силам, потому что она часто оправдывает желание установить контроль над обществом и выкачивать из него соки, пользуясь дружбой с сильнейшим, с агрессором.

В частности, у тех же иракских шиитов заметно желание зафиксировать статус-кво и сделаться посредником в переправке нефтегазовых ресурсов на Запад, поскольку большая часть их сосредоточена на юге Ирака. Это ошибочный путь. Он прямо ведет к политическому разгрому тех, кто сделал ставку на США, и к тому, что неизбежно будут осуждены те политики, которые повели себя столь недальновидно.

Поэтому задача должна состоять в том, чтобы бескомпромиссно была организована борьба за тотальное изгнание агрессора, и все ресурсы должны быть брошены на то, чтобы под США горела земля, и они покинули этот регион.

– Но тогда какова должна быть расстановка приоритетов исламского мира?

Приоритет номер один – это поражение Соединенных Штатов. Если мы говорим о том, что необходимо добиваться поражения Вашингтона, это не значит, что нужно любить Европу или заключить какой-то долгосрочный союз с европейскими элитами. В данном случае они могут быть попутчиками и тактическими соратниками в этой борьбе, поскольку Соединенные Штаты угрожают и им. Для мусульман сегодня актуально взаимодействие с Европой именно в тактических целях.

Почему США приоритетны как противник? Потому что они обладают превосходством, бесспорно, над всякой оппозицией, включая Европу, потому что они ведут вооруженную борьбу против Ислама и потому что успех США означает инфраструктурный разгром и полное уничтожение цивилизации и способности встать с колен Старого Света. Мы не можем этого допустить, это опасность первоочередная, это красный свет, который вспыхнул у нас на пути.

Поэтому когда перед тобой внезапно падает камень, первая задача – устранить его с дороги. Америка стала именно таким камнем, поэтому все мусульмане мира сегодня должны работать на то, чтобы США ушли из Средней Азии, со Среднего Востока, из стран Персидского залива. Тем самым будет уничтожен контроль Соединенных Штатов над нефтегазовыми ресурсами региона.

Это, правда, не значит, что вместо них нужно запускать другого хозяина, но взаимодействие со всеми заинтересованными силами является необходимым, потому что ни у Европы, ни у России в одиночку сегодня нет достаточных сил, чтобы противостоять США. Вместе же Старый Свет вдвое превосходит США по своему валовому продукту, по своим возможностям, человеческим ресурсам, экономическим показателям. Вместе можно отказаться и от доллара как от расчетной единицы и от американского рынка.

Иными словами, США сегодня в одиночку не могут организовать заговор против кого бы то ни было. В этом случае они будут прибегать только к силе – и пусть. Чем больше они терзают человечество откровенным насилием, тем более они консолидируют силы, противостоящие их агрессии против Ислама как того авангарда, который оказался на переднем плане защиты Старого Света от американцев.

– Иными словами, мусульмане ни при каких обстоятельствах не могут опираться на США, пусть даже из тактических соображений? Иначе сценарий Милошевича?

Нападение СССР на Афганистан в 1979 году создало весьма неприятный момент, в результате которого социально обеспокоенная часть исламских политиков, мыслящая в терминах справедливости, равенства, поверглась шельмованию и была отброшена в сторону, то есть перестала быть мейнстримом. Ислам всегда стоял на позициях социальной справедливости, антиколониальной борьбы, поддержки всех тех инноваций и начинаний, которые давали шанс обездоленным.

И вдруг в 1979 году, когда ограниченный контингент на стороне как бы "левых" афганских сил стал участвовать в борьбе с Исламом, получил развитие некий "правый" мусульманский проект, который был связан с консервативными кругами Саудовской Аравии, с идеологией, основанной на принципах господства и подчинения, принятием на вооружение всех тех социальных бидаатов (недозволенных нововведений), которые, к сожалению, были объявлены подлинно исламскими (салафитскими). На самом деле ничего в них от первоначального Ислама не было, а парадигма господства и подчинения была заимствована из языческих социальных образцов прошлого.

Вот эти правоконсервативные клерикальные тенденции стали доминировать в умме, культивироваться Америкой, которая стала вкладывать деньги в саудовские инициативы, в патриотическую борьбу афганцев. В итоге это привело к тому, что к 1991 году к моменту демонтажа СССР мусульмане пришли с воинствующе антикоммунистическим настроем, поддерживали демократов, были проельцински и чуть ли не прогайдаровски настроены. Либерал-рыночники для них воплощали альтернативу советской номенклатуре, тирании, голоду, ГУЛАГу, то есть всему набору солженицынско-шаламовских образов, которые в советский период истории превращали в бренд всего левого движения, как будто сталинский ГУЛАГ и левый проект – это одно и то же.

Поэтому типичным стало сознание какого-нибудь богослова, который по сути исходит из проамериканских просаудовских установок. Печать сотрудничества с американцами сегодня лежит даже на очень многих радикальных джамаатах, которые должны были бы быть авангардом социальной борьбе за справедливость против господствующих классов, а они именно из-за этого дефекта политически отброшены от мейнстрима в сторону.

Таким образом, перед нами стоит задача оздоровить ситуацию, демонтировать проамериканский перекос, возникший с 1979 года в исламском поле, вернуть стержневой пафос борьбы за социальную справедливость и добиться того, чтобы исламская политическая мысль стала общепротестной идеологией всего страждущего человечества, пришедшей на смену дискредитировавшему себя марксизму.

– Но сейчас, как видится, среди большой части политически активных мусульман порой преобладает антиинтеллектуализм и местечковость, отсутствие глобального видения…

Я совершенно согласен – это такая специфическая "усамобенладенщина", которая как раз является продуктом сотрудничества арабов с ЦРУ по части отражения советской агрессии. И вот эта печать антисоветизма и американизма даже у тех, кто потом повернулся против США, до сих пор сохраняется.

А умме сегодня надо преодолевать местечковость, возрождать интеллектуализм, пробуждать серьезную исламскую мысль. Пассионарность тела должна сочетается с пассионарностью ума.

Но при всех проблемах, следует понимать, такой огромный феномен, как Ислам, не может быть удержан в одном регистре даже при колоссальном вложении против него средств сверхдержавы, например Америки. Ислам – это великое море, в котором всегда будут разные тенденции. Многие сегодня ориентируются на Ислам – например, Уго Чавес остро заинтересован в Исламе как в пространстве, дающем ему опору в борьбе против тирании, а он не вспомнил бы о нем, если бы умма вся погрязла в местечковости.

Поэтому я очень оптимистично смотрю на общую ситуацию и считаю, что через 10–15 лет никто не узнает интеллектуальное лицо мусульманского мира. К 2020 году мы будем иметь дело с исламскими интеллектуалами, которые возглавлят ведущие направления науки, медицины и при этом они будут активными практикующими мусульманами.

Методологически понимание Вселенной перейдет к мусульманам так же, как это было в X–XI веках, когда именно университеты исламского мира задавали ведущие подходы в науке, мир описывался мусульманами. Через 10 лет умма вновь будет доминировать. Мир станут описывать уже не с помощью Аристотеля и Платона, а на базе нового реального понимания коранического Откровения.

Но для этого исламские интеллектуалы в разных частях должны работать, эффект же даст взрывной результат. Это соответствует хадису Пророка (мир ему): "Если ты направишь к Аллаху один шаг, Он сделает к тебе – десять, а если ты совершишь Нему десять шагов, Он приблизится к тебе на тысячу".

Это значит, что если мы сделаем один шаг в интеллектуальном плане, Всевышний, по Своей милости, дарует нам огромный успех. Нет оснований впадать в уныние – милость Аллаха простирается уже на ближайшее поколение.

23 марта 2006 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования