Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"БАБР.RU": Пять ответов православного христианина, совопросникам века сего, пребывающим в антихристианской иллюзии


 

Как водится у всех непосед совать свой нос во все подряд, опустил и я (по рекомендации компетентных лиц) третьего дня свой нос на сайт "Бабр.RU" и увидел там старенькую статью Дмитрия Таевского "Иллюзия православия. Пять трудных вопросов истинно верующему".

Вопросы, как мне увиделось, совершенно не новые, но автор так дерзко призывает к дискуссии, что мне по свойственной всякой активной природе задиристости захотелось так, как бы невзначай, не коротко повториться-ответить. Писать буду длинно, потому что, как писал А.П. Чехов, "нет времени писать коротко", да и умения особого тоже нет.

Статья эта древняя, можно сказать, мыло – куда не схвати, везде из рук выскочит, и причем, совершенно нет места для заявленной дискуссии. Спорить тут не о чем, потому как Димитрий не затруднил себя выдвинуть в поддержку своих обвинений хоть какое-то малое число конкретных фактов, подтвержденных более или менее серьезными ссылками на какие-либо авторитетные источники. Именно поэтому спорить об аспектах околоцерковной истории в этом письме будет ненаучно. Да и не надо. Но вопрос об истинности, который он поставил четко и ясно - это уже не предмет истории, это скорее вечно смущающая пытливые умы философская тема - дилемма. Поэтому философски (комнатно) повозиться в этом пыльном мешке считаю для себя приемлемым. Тем более, что мне понравились напористость и желание автора выглядеть актуально, которые к тому же (как мне показалось) подкреплены неложным ощущением той не проходящей мучительной боли, которую сегодня (как и всегда) испытывает внутри себя вся Святая Русская Православная Церковь.

Димитрий, зачем нам с вами спорить? В споре не рождается истина, а только синяки под глазами. Нам нужны синяки? Думаю, что и Вам нет и нам нет. Видно, что Вы неравнодушный человек, и относительно прочих, более менее начитанный, раз смогли сочинить такую "важную" для нас муть, что мы даже готовы Вам на неё ответить.

Я подобно Вам не стану умничать и утруждать себя ссылками и цитатами. Отвечу несложно и, если получится, понятно..

Начну с того, что я лично не считаю себя на все 100% православным, но всего лишь христианином, который перманентно находится в пути к этим всем 100%. Это очень грубо, но для понятия моей философской базы, думаю, достаточно.

Второе, такой религии - "православие" не существует. Есть только христианство. Термин- "православие" был рожден во 2 веке св. Климентом Александрийским в многолетних словесных сражениях с исказителями чистоты апостольского учения, для того, чтобы письменно и вслух отличать христиан идущих по истинному пути- правильно славящих Бога, от псевдохристиан, добровольно отпавших, желающих жить по своему уму и воле, славящих нашего Бога, как своего, так как им удобно, комфортно, приятно, доходно, не больно, вкусно, сексуально, человечно, экономно, экологично, культурно и т.д. и.т.п.. *

Таким образом, когда мы, православные христиане размышляем над вопросом "Что есть истина, и где она есть?", то подразумеваем всего двух "старателей" - разного уровня совершенства христиан и стоящих напротив разного уровня несовершенства псевдохристиан - еретиков и раскольников.

О сатанистах и язычестве речь у нас в этом плане вообще не ведется.

Чтобы было до конца понятно, то всех псевдохристиан мы видим в двух колонах падения:

1. Еретики:

• Ариане;
• Монофизиты;
• Несториане;
• Протестанты;
• Неопротестанты;
• Псевдостарообрядцы (в том числе и катакомбники)

2. Раскольники (только самые важные)

• Старообрядцы Белокриницкого и Новозыбковского согласий**
• Католики (условно, потому что они уже почти скатились в ересь).

Особняком падают еретики нехристиане - талмудисты и исламисты.

Заметьте, что мы не видим их уже упавшими, но только еще падающими. Это не одно и тоже.

Самую большую опасность для православия представляют собой раскольники, в силу своей относительно к нам догматической, обрядовой, и структурной близости. У неискушенного (в смысле понимания необходимости чистоты вероисповедания) человека (особенно из новообращенных из коммунистического ничего) при сравнении раскольников с нами почти всегда возникает иллюзия абсолютной схожести и вырывается вопрос "А где та разница, которая не позволяет нам быть вместе с ними?" На что мы вполне резонно и на одинаковом с вопросом умственном уровне отвечаем: "И мертвое море во многом похоже на Генисаретское и называются они одинаково морем. Но в Генисарете рыба живет, и воду из него пока еще пьют, а Мертвое - солено так, что аж мертво". Такой ответ иногда подталкивает пытливые умы более научно поискать разницу между раскольниками и нами.

Теперь нам еще постоянно ставят в пример предыдущего Папу Иоанна Павла Второго. Он-де вот какой смиренный, что, будучи большим, попросил у всех меньших (в том числе и у Православных) прощения за все нанесенные Римом обиды. А вот русский Патриарх - гордец, он не только не поддержал миротворческий порыв Ватиканского предстоятеля, но даже добрым словом ему не ответил, и в Россию не пустил. Отсюда формально-логический вывод, что все русские православные такие же гордецы и самоизоляционисты, т.е. сектанты.

И ведь действительно - с точки зрения этой самой рациональной формальной логики нам нечего ответить нашим "добрым" оппонентам, разве только тем, что доброе слово все же было, а пускать Папу или не пускать решает МИД России, т.е. де юре - народ. МИД не дал добро Иоанну Павлу Второму на въезд в Россию, а то, что за этим решением стоит знание христианского канонического права (почти одинакового, что на Западе, что на Востоке), которое ограничивает посещения епископами, чужих в церковном смысле территорий - желанием местного иерарха, это уже другое дело. Государство, которое еще недавно уничтожило 300000 православных священников, теперь доверило РПЦ консультировать работу по сдерживанию распространения опасных, деструктивных культов, способных разрушить религиозное, культурное, территориальное единство нашей страны. Разве оно не имело права так поступить? Государство так решило - все вопросы к нему. А мы законопослушны.

Нечем нам ответить - это точно! А все потому, что в отличие от вполне рационального католичества (которое, кстати, во всем мире отделено от государства как опасный конкурент и вечно интригующий заговорщик) или от напудренного в жизнерадостные тона неопротестантизма. Православие в этом мире - юродствует. Оно от самых истоков иррационально, а рационализм использует только как меч вынужденно, "ради злобы еретиков".

От того, чтобы мы не сказали нашим критикам (их много сейчас) в защиту своей неотмирной исключительности, все будет в их глазах выглядеть первобытной дикостью - анахронизмом, который надо вырезать, как постоянно кровоточащую опухоль. А то, что эту опухоль человечеству благословил *** Бог, ради памяти смертной и возможности личного спасения для всех, их не впечатляет и аргументом не является.

Как рыбе невозможно доказать, что жизнь на суше лучше, чем жизнь в воде, так почти невозможно практикующему католику или язычнику доказать логическими выкладками, что православное христианство - это истина.

Чтобы в жизни что-то основательно понять, надо над этим основательно потрудиться. Надо проникнуться необходимостью познания, войти в положение, почитать первоисточники, поговорить с уже знающими мастерами и с дилетантами, а судить с чужих слов, как это теперь принято, совершенно нерационально. Предлагаю всем, у кого склад ума апостола Фомы, попробовать Православие по этой схеме, а иначе не получится, так как Царствие Небесное согласно Св. Евангелию "нудится" - тяжелым трудом, силою берется.

В 18 лет я мыслил точно в таком же направлении, как и Димитрий. Ругал (только в уме) попов и церковь-мать по тем же самым пунктам. Но в 19 лет (будучи сержантом СА) я впервые зашел в настоящий соборный православный храм (это было в г. Тбилиси). Служба там велась на грузинском языке, и никто со мной не разговаривал, и уж тем более, адским огнем не пугал.**** Но моя личная жизнь с этого момента заметным образом стала меняться от коммунистического ни во что неверия в сторону христианской религиозности. Надо сказать, что подобно мне выбрали веру послы великого князя Владимира. *****

Не через проповедь и политические интересы, а посредством Духа Святаго, который тронул их сердце, когда они находились на службе в главном Константинопольском соборе Святой Софии "ибо не ведали, где были – на небе или на земле". А ведь, если помните родную историю, были они в гостях у всех монотеистических религий и имели возможность сравнивать.

На третьем курсе исторического факультета ИГУ я уже регулярно ходил в Крестовоздвиженскую церковь г. Иркутска, тогда и теперь многими нелюбимую, но все же именно православную церковь. Я слушал проповеди и молитвенные песнопения, внимал их труднодоступному тогда для меня смыслу и несмело излагал этот смысл в задиристых спорах с моими университетскими преподавателями, которых всех помню, люблю, которым благодарен за дух свободы. Мне было непросто с моей личной историей. Меня разрывали на части две моих наследственности: гугенотская и казачья православная. Поэтому, чтобы убедиться в истинности ниспосланного мне в Тбилиси дара веры, я потрогал собственными руками все то, что Вы Димитрий называете "духовной альтернативой".

Я намеренно, как исследователь, приближал к себе то кришнаитов, то белых братьев, то всяких протестантов, харизматов, неопротестантов, рериховцев, старообрядцев, псевдостарообрядцев, буддистов и неоязычников. Все они прокатились в 90 годы 20 века волнами по городам и весям нашей страны, бывали за моим столом, ели мою пищу и свободно вешали свою лапшу на мои еще свободные уши, но никто из них не отбил меня от Православия. Никто не стал властелином моего сердца; кроме той, что в 1986 г. призвала меня к себе чужим для меня грузинским словом, той, которая мне теперь мать – Святая Православная Апостольская Церковь, которая по моему твердому убеждению, основанному на личной вере, опыте и знании является воплощенным в людях своих истинным телом Господа нашего Иисуса Христа, сейчас находящегося здесь на земле, ради свидетельства Вам и ради возможности всеобщего воскресения из мертвых и спасения только в этом Его теле.

Ну вот, разве я доводы привел? Я согласен, что для Вас это смешно. А для меня и практически для всех, кто пришел к вере в 80-е, 90-е гг. это часть нашей жизни. "И нас теперь не двое и не десять. Идет за нами целая волна". И причем разница между нашими историями минимальна.

Когда в 1994 г. мне пришлось по направлению учиться на кафедре истории религий в Ленинградском Государственном педагогическом институте им. Герцена у проф. Гордиенко, я видел рядом с собой на студенческих скамьях директоров и завучей, лучших школ страны, заслуженных преподавателей историков и языковедов, и они мыслили вполне в терцию с нами молодыми православными студентами. Преподаватели нам хвалили протестантов (это, очевидно, была продуманная линия), а слушатели кто как мог защищали православие, что, надо сказать, нас сильно удивляло.

А Вы? Что вы нам рассказываете сказки про дискриминацию баптистов. Где Вы слышали хоть одно официальное ругательное слово православной общины России по отношению к протестантам? А то, что наш "гордый" патриарх их с Пасхой и Рождеством специально каждый год поздравляет (и Папу, кстати, тоже) Вы слышали? Так знайте, мы им еще и соболезнования по поводу кончины их предстоятелей и известных богословов шлем и чем можем помогаем******

Конечно, откуда Вам это знать, Вы же знаете только то, что Вам выгодно. Скажите, кто мешал Билли Грэму и прочим протестантским проповедникам с чемоданами "зеленых" проехать через всю страну и насадить повсеместно свои общины? Да некому было им мешать, нас же тогда почти не было. И что? Покажите нам хоть полмиллиона русских баптистов. Где они? Современная статистика на всю страну не дает нам и двух миллионов сектантов всех вместе взятых. Народ их не принял, а не церковь помешала – дискредитировала, но правда в том, что если бы мы были тогда сильными, и этих меньше двух миллионов не было бы. Эх, если бы да кабы…

Если кто-то держит русский народ за недумующее быдло, то ведь он-то себя таковым не мыслит. Даже у животных есть что-то подобное интуиции, а тем более у людей, какими бы они не были. Так вот именно интуитивно наши русские люди понимают, что искомая религиозная истина в совершенном виде есть только в Православии. А то, что эти же самые люди не могут различать разделительные столбики, стоящие между Христовой правдой и приукрашенной ложью отступников, так это не совсем их вина, а скорее тех, кто этот народ духовно опустил. Ну не понимают сегодня люди, каким в действительности должен быть христианин, так ведь и я не понимаю. Век живи, век учись. Но зато они, как Вы хорошо заметили, отчетливо осознают, что православный – это действительно христианин, который изо всех своих сил, поддерживаемый доброй волей, старается быть истинным – правильно славить Бога.

Я видел, с позволения сказать, православных пьяниц, православных курильщиков табака и даже гашиша, православных воришек, православных блудников и многоженцев (точнее было бы конечно назвать их околоправославными, но лучше именно православными – "хоть свинья – а Божья"). Но прошли годы и годы жестокого самовоспитания, отречения от своих страстей, и они совершенно иные люди, радость нашей церкви. А другие православные – околоправославные грешники пока еще в пути к совершенству. И хотя они еще имеют в себе "свинство" позорить святое крещение, крест и светлое имя принявшего их Господа Иисуса Христа, но все же они – наша надежда, предмет нашей любви и объект миссионерского и социального служения.

Наши люди понимают только это, и от того, находят в себе смелость причислять себя к таковым – православным. Пусть даже сами они еще не начали битву за себя, но зато они хотят сражаться, хотят быть святыми, а это уже не мало. Это как белый день. Нельзя всех под одну гребенку стричь.

Так что, как люди говорят на соц.опросах, что в России 80% православных, так оно на самом деле и есть. Вопрос только в качестве, которое, надо признать, благодаря советскому разгрому сейчас по инерции очень низкое.

Посмотрите, Вы нам тычете кулачищем практически в лицо, не опасаясь получить сдачи, и еще говорите: "Ваша церковь больна, скоро умрет, оставьте ее". Ну и что с того, что мать может болеть (да хоть какой болезнью). Раз, как мы уже сказали, Церковь имеет осязаемое человеческое тело, то оно вполне может болеть (хотя в идеале и не должно бы). Но ведь Церковь, это в первую очередь союз обычных людей, которые, приходя к Богу из мира, приносят с собой не вылеченные мирские болезни (хотят опять быть здоровыми и необычными). Лучший способ лечения, как известно, стационар – у нас монастырь. Но больницы и монастыри бывают разные, врачи разного уровня квалификации, монахи разного уровня святости, да и не каждый больной готов платить дорогую цену за стационарное лечение – полное отречение от всех радостей жизни. А потому слоняются по огромному телу Церкви маленькие и большие инфекции, заражая обширные участки тяжелыми болячками.

Я знаю православных иерархов, которые пришли в Церковь из комсомольских вождей, из боевых генералов, из милиции и прокуратуры. Да, они искренние люди, но разве они могли, так вот сразу изжить из себя то, что уже успело стать их второй природой – тоталитарный стиль мышления и поведения? Конечно нет! Они только их в себе ослабили и по разному стремятся ослабить их ещё и ещё.

Ну и что, что мать больна, разве я должен ее бросить? Нет, я христианин. Ведь даже язычники днюют и ночуют у постели больных родителей, а я что, изверг рода человеческого. Нет, я должен быть еще лучше. Я должен и свою жизнь отдать ради ближнего моего. Церковь родила меня для вечной жизни, и я ее не брошу, как бы меня не уговаривали. Она моя духовная родина "пусть кричат - уродина, а она мне нравится, хоть и не красавица".

Нашлись тоже всезнающие прозорливцы! Да у нас таких прозорливцев, которые плюют в колодец, из которого сами потом пьют, у самих пруд пруди. Начиная от неизвестных никому "иэнэнщиков" и заканчивая, скажем, доктором философских наук А.Г. Шалыгиным, который хоть и хорош собой, и книги вроде умные пишет, а тоже как дитя- мечтатель, возомнил себя спасителем церкви. Возьмите его книгу "Апокалипсис. Наука и религия". Вам, Дима, и во сне не снилась такая обстоятельность и научность в "борьбе" с грязным нижним бельем под нашими рясами.

Какая сейчас в стране ситуация с кадрами? Похоже как в кино, что не поручик - то принц Савойский, что не капитан - то Наполеон. Нечто подобное опять же по инерции есть у нас. Еще Василий Великий в далеком 4 веке писал, что Церковь тяжело больна, и выздоровления не предвидится, но она не умрет до скончания мира, будет служить людям проводником на этом тернистом пути к малым вратам в Царствие Небесное.

Если бы у меня было побольше времени и безумия, то я бы Вам столько порассказал о внутренней жизни нашего церковного союза верующих, что весь Ваш фельетон показался бы здоровому умом читателю гигиенической бумажкой и не более. И что из того? Даже при всех моих знаниях, я не считаю, что есть повод для революции. Ведь главный принцип христианского центростремительного движения – "спасайся сам, и вокруг тебя спасутся тысячи". Покажи, какой ты лично христианин. Подай личный пример. А осуждать ведь всякий слабак может. Это не трудно и даже приятно. Мне лично (хотя ,меня конечно коробит) нет большой разницы, в каких "княжеских" покоях живут архиереи и попы, и на каких "золотых" мерседесах они исполняют свой пастырский долг, также мне совершенно все равно, сколькими километрами газовых труб они владеют. Тем более, что каноническое право, существующее с первых веков христианства, не лишает ни духовенство, ни мирян возможности владеть и распоряжаться движимым и недвижимым имуществом. Слова Господа Иисуса Христа, обращенные к молодому князю, о совершенстве и воздаянии за нищету, относятся не ко всем, а только к тем, кто твердо решил быть совершенным. Ни богатство, ни бедность сами по себе не спасают и не губят, а вот то, что богатому труднее спастись – это точно. К стати сказать, вот характерный пример: на нашем приходе на итог кружечной жертвы и свечных подаяний машину и дом не купишь, но тем не менее у меня и у всех служащих в нашем храме священников машины и крыши над головами есть. От куда? Верующие, трудолюбивые, состоятельные и понимающие прихожане подарили, а простые помогают содержать. Спрос рождает предложение. Я честно прошу то, что мне необходимо для службы и личной жизни, а они честно и открыто дают то, что могут дать. Где криминал?

Сребролюбивы ли христиане и христианские священники или же они по настоящему есть "нищие духом" – это дело их личного спасения, и меня ни как не касается. А то, что они кого-то соблазняют своей нехристианской помпезностью, так это уже дело самих соблазняющихся. Не завидуйте, не желайте чужого, не считайте деньги в чужом кармане, не искушайтесь и учитесь быть смиренными. Зависть – это древний грех. Люцифер позавидовал Творцу и пал ниже нижнего.

Мне главное быть уверенным, что я лично искушаю своей жизнью минимальное количество людей. Ясно, что всем не угодишь и всем хорош не будешь. А начальство за свои грехи само ответит. Причем случится это при его жизни, и выглядеть будет этот ответ ужасно, ведь, если кто много имеет, с того много и спросится. А вот если этот кто-то (хоть патриарх) начнет греху учить и взлетать выше Евангелия, то не сомневайтесь Димитрий, решимость и силы сдернуть его за ноги на твердую землю у нас пока еще есть, и в нужную минуту всегда найдутся. Как это было недавно с провинившимся патриархом Иерусалимским Иеренеем. К примеру, почитаемые Вами обновленцы посчитали (не опираясь на соборное мнение), что повод для революции в церкви есть, и стали рвать ее на части. А Бог так не считал, и преданный Ему русский народ тоже так не посчитал. Поэтому никакой "железный Феликс" с его убийцами из ВЧК не смогли помочь этим самоубийцам и духовным разбойникам. Истинное православие даже во время жесточайших гонений победило обновленческую ересь словом благодати и личным примером. Где теперь обновленчество? Они сами себя съели.

Я свободный человек, и вполне осознаю относительность моей свободы. Меня вполне свободно свои же собственные братья завтра могут оклеветать и выбросить, как ненужную или хуже того вредную вещь. Но ведь я и сам сегодня свободно могу уйти, предвидя эту возможность. Однако заметьте, что я свободно не ухожу, а продолжаю относительно правильно (в меру личной веры, наследственности, ума, образования, воспитания и т.д.) славить Бога и тому же учу других. И это несмотря на то, что уже 9 лет служу еще в советских руинах своей сельской церкви, 8 лет живу с шестью детьми в недостроенном церковном доме, имею мизерное жалование и содержу свою семью попрошайничеством и еще при этом вынужден платить все налоги.

Выкинуть меня могут в любой момент, причем упрекать будут тем, что сами не делают. Скажут: зачем писал такие-то статьи, зачем злил собак, почему не торговал иконами, зачем столько детей нарожал, где деньги брал церкви строить, почему так плохо построил?

Я также свободно могу сказать всем, что я вижу, что церковь больна, и что она состоит из разного рода грешников, по разному стремящихся к Богу, и что если она не сядет на диету, то все имеющиеся опухоли (равнодушия, сребролюбия, нетрезвости, нелюбви) наверняка могут стать злокачественными. И избавиться от них можно будет только с помощью резьбы по кости. И что резать будут уже не скальпелем, а мясным тесаком. Резать будут те околохристиане и оккультисты, которые сегодня рассуждают о любви, справедливости, равенстве и прощении. Жестоко будут резать и безжалостно, а упрекать будут нас не столько в наших грехах, сколько в своей беспомощности изменить нас и подогнать под свое неоглобалистское лекало. Тоталитарное мышление жило, живет и будет жить. Я это свободно понимаю и свободно желаю остаться православным, какой бы мусор Вы на нас не мели! И это не мазохизм, а единственно возможный путь моего личного спасения, преодоления Ваших терний для достижения нашего Солнца.

Для Вас хорошо все, что для нас плохо. А для нас это плохо – не проходящая боль. Но тем не менее то, что Вы называете тенденцией, не тенденция вовсе, а частные грехи отдельных людей.

У Господа моего было 12 апостолов, и один стал предателем. Сколько гипотетически может быть предателей из 12 миллионов называющими себя христианами? Правильно, миллион. Эта страшная цифра ужасна еще тем, что святых апостолов мало кто знает, а Иуду знают все. Зло, как фекалии, всегда на поверхности, и издает смрадный запах, а добро подобно золоту всегда лежит подальше от завистливых глаз. Подобно золоту большинство православных ведет тихую благочестивую жизнь, и подает окружающему миру добрый пример, что и привлекает людей в церковь. Именно это, а не навязчивая телевизионная болтовня. Православная церковь это золото высшей пробы. Потому столько честных и напротив бессовестных старателей подвизаются обладать им.

У баптистов, адвентистов, пятидесятников идея спасения расколошмачена на десятки толков. Пасторы меняются как листья с новым сезоном, а грызня такая, что нам грешным православным еще далеко до них. Собак венчают и разводят. Гомосексуалисты становятся епископами. Должности продаются. Кошек отпевают. В политику лезут. В армии не служат. Народ зомбируют. И при всем при этом они никому не интересны. О них почти не пишут, а о православии все кому не лень. Пусть это будет дополнительным доказательством в пользу чистоты и святости именно православия.

Но мы не называем себя святыми. Церковь – свята, а мы грешны. Мы пока в пути. Да и как нам сейчас быть по настоящему смелыми, умными, свободными, святыми, если за 20 век 100 миллионов наших смелых и свободных были закопаны в землю. Разве можем мы сегодня быть сильными и влиятельными, если в 1941 году на полумиллионную Иркутскую епархию не было ни одного священника (350 священников были осуждены, казнены, пропали без вести), а в 1990г. уже на трехмиллионную Иркутскую область властями было разрешено нам иметь и было в наличии всего 12 храмов и 18 священников. Не знаю, кто из них был агентом КГБ, Бог всем судья, но они юридически и телесно оставались священниками, а значит хоть и не лучшими, но хранителями православия. А то, что все они согласно каких-то церковных циркуляров тайну исповеди разглашали, - так это бред. Я десять лет исповедую людей, и за это время только пять раз исповедывал убийц. И то один из них был явно больной, и ему все время казалось, что он убивает людей (его привела на исповедь мать). Остальные, - нечаянные убийцы, - уже получили возмездие из рук государства и отсидели свое. Не нужно заблуждаться – разглашать то нечего. К покаянию могут прийти только те, кто это может сделать – более или менее сильные и искренние люди. А откровенные злодеи под епитрахилью священника – это исключение из правил (я пока такого не видел). Истинным злодеям вход в церковь закрыт не нами, а ими же самими, их антисовестью. Она их не пускает в храм, потому что она раба. Она раба дьявола. А дьявол не хочет, чтобы они спаслись, прейдя в храм.

Сорок семь лет прошло от знаменитого сталинского религиозного потепления, и все равно в 1990 г. всего 18 священников и 12 храмов. Что эти несколько человек могли сделать с тысячами людей, которые в 1992 г. по 200 человек в день приходили креститься в один храм. Семинарии еще были закрыты, священство имело только светское образование и было запугано до смерти предыдущей эпохой гонений. Чему оно могло научить людей? А ведь научили. Пусть не так, как нам сейчас хочется, но научили. За 15 последних лет мы вернули к Богу около 150000 человек, создали 160 приходов, вырастили, воспитали и кое-как обучили 140 священнослужителей. И всё это только водной иркутской области, а представьте себе, что происходит в масштабах всей страны.

Вы ругаете наше духовенство за грубость, глупость, трусость, нерадение? Просим прощения: других нет. Да и где взять-то. А что, светские чиновники или Ваши подчиненные другие? Ведь мы все и атеисты и православные, баптисты и иеговисты, шаманисты и буддисты в конце концов родились на одной большой советской тюремной помойке? У всех нас один похожий диагноз – болезнь Паркинсона при страшных головных болях, вызванных синдромом боязни перетрудиться. Если быть честным к самим себе, то у всех, пусть в разной степени, но у всех и у меня, увы, тоже. А кадры, как 70 лет назад решали все, так и сегодня опять все решают (справедливости ради надо напомнить, что даже при наличии столь тяжёлого "врождённого" диагноза наши призывники имеют ряд очевидных преимуществ перед вашими наёмниками: наши почти все не курят; почти все не злоупотребляют спиртными напитками; совершенно не ругаются матерной бранью; они уже почти смиренны; почти исполнительны; не изменяют своим жёнам и.т.д. А при всех этих "почти",наши ещё ваших-наших умудряются из канализационных омутов мира сего вылавливать и поставлять на твёрдую землю нашей религии).

Вы совершенно справедливо упрекаете нас в желании заменить собою бывшую структуру КПСС. К сожалению есть такая буковка в нашем слове. Но спешу Вас успокоить – это желание имеют не все, а только некоторые (несознательные "товарищи" либо провокаторы). Большинство православных понимает всю опасность таковой ответственности и изо всех сил старается изолировать вышеуказанных "активистов" от возможностей напрямую влиять на политику партий и правительства. Мы сожалеем, что такие люди у нас есть и пытаемся доказать им всю огромную для нашей церкви опасность их необдуманных слов и поступков.

Но одновременно мы оставляем за собой право влиять на ход политической истории посредством конструктивной и открытой критики, словом проповеди и личным примером. Христос заповедал нам чтить государство и говорить правду. Так мы жили, живем и жить будем.

Поймите, пожалуйста, все те, кто сочувствует критике православия. Мы отчетливо понимаем, что никакое человеческое общество (даже православное) не может стать здесь на земле до конца совершенным, потому что оно в целом состоит из грешных и несовершенных людей. И еще здесь есть дьявол, который этих людей искушает (подзадоривает). А вот отдельные люди могут достичь относительного совершенства – святости. Но быть это может только в том случае, если окружающее и воспитывающее их общество обладает "технологией", позволяющей научиться быть лично святым. Святых может пока не быть, но инструкция быть обязана. Мы православные веруем и имеем тому телесные и духовные доказательства, что эта "технология" сохранилась в чистоте только у нас. Мы такие же как вы свободные люди, и имеем право так думать. Вы тоже относительно свободны и имеете право так не считать. Как интересно…

В школе на уроках биологии меня учили, что в любом болеющем организме живыми могут считаться только те клетки и органы, которые удовлетворительно выполняют свои установленные природой функции. С теми же, кто уже умер или жив, но бездействует по причине медленного умирания, организм всегда борется и, постепенно локализуя их разными способами, отторгает наружу, дабы они не привели к гангрене и полной гибели всего члена или всего организма.

Кто Вам сказал, что мы не боремся со своими недугами? Боремся! Но при всегдашней христианской практике прощать врагов своих и любить ближних, выходит это у нас не очень активно и не очень эффективно, оттого зло постоянно ездит на нашей шее. Попробуйте бороться с течами в корабле, который вот уже две тысячи лет борется с разрушительной морской стихией. А… У Вас такого корабля нет. И все-таки скажу Вам, что, несмотря на все ремонты и капремонты эта злобная водичка всегда себе дырочку в бортах находит. Однако нас пока много, и мы ее успешно вычерпываем. Именно поэтому мы не утонем, а еще потому, что на относительном плаву нас поддерживает Сам Христос Бог наш. С помощью Божией наш старенький, латаный – перелатаный корабль спасенья хорошо приспособлен Богом и нами спасать верных при любой волне.

Откуда Вы взяли, что мы почиваем на лаврах и обольщаемся. Лавр у нас не растет, а мы хорошо понимаем, что "позиции РПЦ внутри постсоветского общества были и остаются весьма шаткими". А когда было по-другому? При грабившем церкви Иване Грозном или при отступившем от чистоты православия Петре первом? Православная церковь это не курорт для сумасшедших, желающих жить спокойно. "Тут вечный бой, покой нам только снится", а огромный корабль спасения среди жестоких бурь мира сего. Но нашем корабле, несмотря на все проблемы, связанные с его эксплуатацией, намного тише и безопаснее, чем на Вашем "острове невезенья".

Люди ведь не слепые, и через брызги все хорошее отлично различают, а потому и стремятся к нам на борт, а не к баптистам, невзирая на нашу внешнюю ветхость и неприглядность А вас это в завидки бросает.

Практика жизни показывает, что правда всегда в меньшинстве, и, тем не менее, зло всегда в проигрыше. Что Вы нам все время тычете под нос католицизмом? Вы не являетесь христианами, не ищете Христа, как личного Бога. Какое Ваше дело до наших с католиками родственных отношений? Разве что за Вами стоит дьявол – большой любитель игры на противоречиях!

На небе есть солнце, которое само излучает свет и тепло, маленькое с виду (хотя на поверку и огромно), очень далекое и малопонятное и от того опасное, но зато самодостаточное. Луна и планеты Солнечной системы светят холодным отраженным от Солнца светом, относительно близкие и потому более доступные для понимания. Звезды хотя и подобны Солнцу, но так далеки от нас, что это подобие не имеет для нас особого практического значения. Кометы и метеоры, мелькающие в космосе и исчезающие порой навсегда, не имеющие своего света и также для человека совершенно бесполезны.

Так вот, если хотите, Солнце – это православие, начало начал, источник общей жизни. Пока есть православие – все есть. Когда нас почти не станет, всех не станет совсем. Луна – это католицизм, а прочие планеты – это древние Восточные церкви и возможно англиканство. Они тоже светят, но отраженным, искаженным, почти холодным околоправославным светом. Они светят тем, кто приобрел светобоязнь от неразумного разглядывания Солнца, тем, кто, заблудившись при свете Солнца, ушел во тьму искать свет. Да, Луна большая, да светит, да пока кое-как помогает ориентироваться, да пока это светило очень необходимо. Звезды – все прочие протестантские и неопротестантские общины. Они сильно удалились от правды. "Правда" у них собственная, и потому свет их очень слабый, а тепло совсем нечувствительно. Однако они тоже пока еще нужны, чтобы указывать путь к Богу тем, кто совершенно сбился с курса, и для кого даже Луна слишком слепит и мешает жить. Чтобы они могли делать выводы хотя бы от обратного и все же как-то выбирались туда, где посветлее и потеплее. Кометы и метеоры – это секты однодневки, о которых может и говорить то и не стоило бы, но Бог так судил, что и те, кто уже почти не ищет Его, могли бы увидеть их "красивую" - скандальную короткую вспышку, удивиться и напрячь свой мозг и сердце в размышлениях о смысле своего существования. (Так например, существуют современные русские катакомбники. Их примерно 2000 человек на всю Россию, а ведь до Великой Отечественной войны их было чуть меньше миллиона. У них было много священников, которых тайно рукоположил патриарх Тихон и архиепископ Андрей Ухтомский для того, чтобы сохранить в подполье русскую православную иерархию в случае попытки большевиков уничтожить всех официально служащих священнослужителей и епископов. Упомянутые Димитрием иоанниты, это вообще дореволюционная секта почитателей св. Иоанна Кронштадтского, их сейчас чуть больше сотни).

Господь наш говорит, что не бывает доброго плода от худого древа, а всякое древо по плодам познается. Возьмите без натяжек историю католицизма и историю Православия. Возьмите и сравните жизнь их пап и наших патриархов. Возьмите трех искренних католиков и столько же истинных православных и буквально сравните их жизни, слова, поступки, как они закончили жизнь и приложите к Евангельскому идеалу. Анализируя отличие и сходства, вы со всей очевидностью поймете, почему псевдокафолицизм так жаждет власти над нами.

Папам всегда резала глаза наша близкая к идеалу высокая духовность и истинное евангельское незлобие. Они ревновали раньше, и еще больше ревнуют нас сейчас к дарам Святого Духа, которых у них уже почти нет. А эта ревность - тяжелый грех, который всегда прибегает к кулакам. Оглянитесь. Рассмотрите их приходскую жизнь. Сегодня в европейских католических приходах более 70% духовенства старше 50 лет. Молодежи почти нет, а та, что есть – большей частью африканского, азиатского или польского происхождения. Но азиаты и африканцы не есть европейцы, их еще не преодоленное тамтамное сознание пока не способно к истинному Богословию (тем более что его у католиков уже почти нет, ибо богослов тот только, кто блажен, а все остальные – обезьяны, которые только делают вид, что богословствуют). А европейцы теперь без благодати, их уже наверно и не научат. А жаль.

Ведь конечный результат этого раскрашивания ведет к постепенной деградации не только богословия, но института церковных таинств, а особенно таинства исповеди. Для того, чтобы человек научился исповедаться, нужен более или менее сведущий проводник (тоже наша сегодняшняя проблема из-за неопытности множества еще молодого духовенства, но наши-то еще способны к росту , к счастью, есть еще блаженные учителя о. Кирилл Павлов, о. Иона из Одессы, о. Илия из Оптиной, о. Калиник Подлосинский, - их еще много), а таковых у них нет. Пусть покажут кого-нибудь, кто у них сравним с нашим о. Кириллом Павловым. Кто научит их только что прозелитированное из джунглей и песков посттамтамное духовенство истине, чтобы оно потом научило прихожан, и чтобы прихожане после этого не погибли? Ясно кто – славяне – поляки, хорваты, словены, и в конце концов русские.

Любая европейская энциклопедия Вам скажет, что самый религиозный народ Европы – это православные румыны, а самый религиозно талантливый народ – это все русские, потому что генетически даже те, кто сегодня называет себя атеистом, являются наследниками великой христианской культуры, а это тремя поколениями безбожников не выветришь. Время стариков и пока мало способных цветных патеров в европе проходит. Если Ватикан не поспешит прозелитировать духовно просыпающихся от советского сна (и от того пока мечущихся) славян, и особенно русских, которые горы способны снести и еще не испорчены псевдокультурными отходами европейской цивилизации, то к 2020 г. у них 80% приходов останутся без пастырей, и вынуждены будут перейти в ислам (если пасомые к тому времени еще останутся). Молодые немцы, французы, и англичане уже не желают выбирать стезю священства. Они выбирают Пепси.

Католики не могут нас победить. Они рвутся к нам от своего бессилия в Европе, где им уже не помогают ни маскарадно-карнавальные шоу, ни 15 минутные литургии для студенчества под гитару на национальных языках. Они спешат урвать что-нибудь с нашего российского еще не поделенного до конца человеческого стола, ведь, как известно, выигрывает не тот, у кого сила и деньги, а тот, у кого сознательные люди. А у нас в России способных за идею сойти с ума и заразить своим сумасшествием других всегда хватало. У нас они набирают не солдат, а курсантов для своих офицерских корпусов.

Только они не могут понять, что делают это себе во вред, потому что не было у них в Италии Ф.М. Достоевского, который бы им вовремя подсказал, что после преступления у русских наступает прозрение и покаяние. Таков наш талант рождать умные мысли опосля. Так что кризис католицизма неизбежен, даже, несмотря на всю их сегодняшнюю прозелитическую активность.

Католики всегда желали поработить нас (ложью и мечем), и желают это сделать сегодня, даже не взирая на предложенное в книге деяний апостолов и в посланиях св. апостолов конфедеративное устройство вселенской церкви, где все поместные церкви равны. Только бы мы не мучили их совесть ( точно за это же фарисеи убили Иисуса Христа). По идее, это очень хорошо, что они, наконец, до этой светлой мысли просить у нас прощение додумались.

. А нам то за что у них просить прощения? За то, что мы, оберегая от них свою благородную бесценную паству, давали им сдачи и всегда благодаря Богу выходили победителями?

Не думаю, что это повод для покаяния. У нас других личных и общественных грехов хватает, в которых мы, к сожалению, пока всенародно не можем покаяться (цареубийство, богоотступничество, нелюбовь к своим ближним).

Если бы Вы знали, как нас мучает это разделение. Как бы мы хотели, по братски обняться со всеми ранее отпавшими и воскликнуть: "Христос посреди нас!" но, увы, не можем это сделать. Потому что Солнце не может соединиться с Луной. Во-первых, Луна испарится, а во-вторых, само Солнце сильно остынет, и мера, отмеренная миру, сильно укоротится. На самом деле у нас практически во всех догматических и практических аспектах церковной жизни есть какая-нибудь ощутимая разница с западными псевдохристианами. Мы боимся, по своей сегодняшней постсоветской слабости заразится от них. Мы и раньше были способны усваивать их инфекции (что успешно сделали в иконописи, гомилетике (науке о проповеди), церковной архитектуре, в церковной "политике", пении и даже в догматике). И сегодня наша иммунная система еще не выработала весь комплекс антител для борьбы с католической гордыней.

Для нас сегодня не новость, что в основании церковного раскола 1054 г. лежали личные амбиции и грех гордыни двух равновеликих предстоятелей: Рима и Константинополя. Но то, что главными зачинщиками схизмы (раскола) были римляне, указывает нам уже факт варварского захвата латинскими крестоносцами православного Константинополя 1204 г., его полное разграбление и безбожное надругательство над нашими святынями (еще недавно они были и их святынями).

Не хочу больше таких примеров, потому что это мерзко. Не стану вспоминать Украину 1990-х годов, и Хорватию 40-х и 90-х. Слов не хватит все рассказать и описать.

Вы говорите, католицизм изменился после второго Ватиканского собора. А мы говорим, что они только макияж подправили и все! "Жажда" для них ничто, а имидж – все. Они засыпали свою проказу пудрой лжепокаяния, а реальных дел как не было так и нет. Все эти их заявления всего лишь рекламный трюк. Исторически определилось, что Папство – это мать всех форм современного европейского тоталитаризма. Папство до сей поры этим тоталитаризмом заразно. Мы, русские христиане, и сами выросли в тоталитарной коммунистической среде, и оттого до сей поры по инерции продолжаем тяготеть к тоталитаризму. Но нам его – своего вполне достаточно для дальнейшей работы над собой. Коммунизм излечим, потому что он был и остается явной утопией. А католицизм еле излечим, поскольку его утопия очень похожа на правду. Это как плохая китайская технология,, телевизор, похожий на японский Сони сделать может, а длительную и безопасную работу не гарантирует. Их лже правда сильно привлекательна, но смертельна в употреблении.

Вы говорите – мы ставим палки в колеса их вере здесь в Иркутске? А не наш ли православный священный синод по ходатайству именно Иркутского архиерея подписал разрешение ссыльнопоселенцам и каторжанам католического вероисповедания на строительство костела в центре нашего же православного города? Мы не палки им в колеса вставляем, а боремся за своих людей, которых католические ксендзы с помощью банка Ватикана покупают за 30 серебренников, давая особенно молодежи различную материальную помощь, а главное помогая выехать за границу. Мы мешаем им ловить нашу русскую рыбу в нашей же мутной воде.

Димитрий, не призывайте, пожалуйста, нас скрещиваться с вырожденцами. Вам же от этой смеси хуже будет. Сегодня наш внутрицерковный устав запрещает нам участвовать в политике. Мы стараемся (хотя пока не без этого) всячески избегать околоцерковного бизнеса. Не навяливаем нагло в двери свое учение всем подряд. А ведь для Ватикана и его иерархии это не порок, все это у них есть. Для них это допустимые средства для достижения всемирной власти Пап над умами и сердцами, и еще желательно над карманами. Представляете, если мы станем папистами и получим их финансы? Где вы все будете с нашей то энергией.

Мне кажется (могу заблуждаться), что при детальном рассмотрении апокалипсиса Иоанна Богослова, нам открывается удивительная синонимичность той власти, к которой стремятся папы, с властью которую будет иметь антихрист – последний почти всемирный правитель, который эти многовековые чаяния Рима превратит в страшную тоталитарную реальность. Вы к этому стремитесь? Кто за Вами стоит? Какие такие лютеране научили весь наш народ грамоте? Во все времена детей учили грамоте (только частным образом) при православных храмах. И массовые народные школы были открыты с начало только при церковных приходах и повсеместно. В первое время школы жили только за счет приходской казны, а церковные интеллигентные дворянки и разночинки и образованные батюшки были в них первыми народными учителями.

Обмен мнениями, Димитрий, это очень полезно, но давайте не будем врать. "Пусть будут все!".

В природе красота и гармония жизни устроена на свободе разнообразия жить по унифицированным законам. В этом многообразии мы занимаем свое особое – святое место, и при этом стараемся не отнимать уже насиженных мест у других. Рядом с нами спокойно сосуществуют самые разнообразные религиозные мнения. Мы только в меру сил говорим всем, кто нас окружает: "Будьте аккуратны, не повредите нас, потому что Вы неаккуратно и опасно ходите". А свою мать церковь мы называем святой не потому, что я грешник себя считаю святым (например, баптисты себя считают святыми), а потому, что церковь – это в первую очередь сообщество тех людей (живших, живущих сейчас, тех, кто будет жить), которые своей жизнью показали миру пример истинной Евангельской святости, и нас в меру своих сил сквозь тернии личного и общественного греха продирающихся по жизни к этой самой общецерковной идеальной святости. А вот сознательные грешники (даже крещенные) сами себя отсекают от чистого тела Святой православной церкви. В прошлых святых церковь буквально святая, а настоящих и будущих церковь потенциально святая. Ничего больше мы под этим не подразумеваем. Единое тело церкви состоит из членов – 15 автокефальных поместных церквей. Деление это вызвано историческими условиями распространения православия в мире. Оно более географическое, чем политическое, хотя политический фактор всегда присутствовал (мир очень заразен). Автокефальная система управления членами церкви вызвана, в первую очередь, необходимостью сохранения веры в чистоте, т.е. если кто один отступится, другие его поддержат, а если произойдет страшное – отпадение церкви, то оставшиеся сохранят истину, практически не пострадав.

Все 15 автокефалий живут по единому вселенскому соборному уложению. У нас единая литургическая и догматическая практика. Различие заключается только в том, что в силу местных особенностей у одних больше народу фарисействует, а у других меньше. Сейчас готовится к воссоединению с нами и общим телом Церкви РПЦЗ. У нас с ними уже несколько лет мир, и завершаются предобъединительные переговоры. Все члены церкви в равной степени обладают святостью, единственно, что нас отличает, это количество святых на душу пытающегося православно верить населения.

Не придумывайте себе зазеркалья, Дима. Походите на наши воскресные литургии, послушайте сами о чем проповедуют, о чем говорят после, посмотрите наши воскресные школы, почитайте наши пока еще недоразвитые газеты. "Не слушайте басни досужих старух" и "не всякому духу верьте". Мы прозрачны, и секретов не имеем. Хотя на войне, как на войне.

Вы спрашиваете, что у нас сейчас живущих правое? Скажу за себя. У меня лично правым является только исключительно чистое учение Господа Иисуса Христа о моей личной свободе. А я - подлец, но я не хочу оставаться подлецом и, понимая, что "хорошим парнем мало быть", надо еще что-то полезное делать. Стараюсь, преодолевая свою глупость, трусость, и лень это доброе и полезное делать, делать и делать. Чего и Вам желаю, еще более желаю назвать Вас другом, а не своим палачом.

Желающий уважать Вас, возможно христианин, благодатию призванный на священническое православное служение Вячеслав П., г.

Иркутск 01.02.2006 г.

P/S.

Димитрий, почему бы Вам не написать про Ислам. Его реальная экспансия по своим перспективам будет куда круче, чем Вами вымышленная экспансия Православия. Вот уж кому действительно не нужны свобода слова, совести и вероисповеданий, и Вы вместе с ними.

У них все значительно проще, чем у нас. "Не можешь – научим, не хочешь – заставим", и никакой демократии!

Напишите. Или страшно? Нет, видимо, Вы только добрых обижать можете, а дерзких боитесь. А от себя по этому поводу скажу, что ни ислама, ни буддизма в идеологическом смысле мы не боимся. Мы однозначно сильней, и мусульмане и буддисты это знают. И от того нам не страшна их миссионерская деятельность.

Но мусульмане покупают власть медленно и уверенно. И может так случиться, что мусульманское меньшинство будет править по своему усмотрению всем прочим бесхребетным плюралистическим большинством. Вот где будет грустно.


*О том, что таковых будет много, предупреждал апостолов еще Иисус Христос

** Сразу прошу не путать классических раскольников - старообрядцев с более чем 20 совершенно еретическими беспоповскими толками, которые именно и доводили своих болезненных адептов до самоубийства в петровские времена. К Православию и поповскому старообрядчеству они не относятся. А такой гадости, какую описал в неисторическом романе "Петр1" А.Н. Толстой, везде хватает, даже в буддизме. Религиозные самоубийства, отмеченные в русской истории конца 17 - нач. 18 вв. это не форма политрелигиозного протеста, а результат сектантской болезненно искаженной формы ожидания конца света, в свете которой русские цари Алексей Михайлович и Петр 1 виделись раскольникам Антихристами.

***Болезни бывают попущены богом за грехи, во очищение души и тела и благословлены им ради памяти о предстоящей смерти и укрепления в вере.

****И вообще адским огнем пугают только у католиков и Свидетелей Иеговы. В каноническом Православии этого аргумента для устрашения не используют. В Православии страшен – стыден Страшный Суд.

*****Это не дерзость. В религиозном смысле, по отношению к Богу мы живем вне времени, и потому всегда находимся в одной точке. Отсюда, когда я говорю "они подобно мне", то это значит я подобно им - времени то нет.

****** См. подписки Журнала Московской Патриархии.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования