Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"АРКА": Епископ Иосиф Верт: "В России будет возрожден греко-католический экзархат"


На днях во Львове побывал римско-католический епископ Иосиф Верт, который уже свыше 15 лет осуществляет служение на просторах Сибири. В советское время владыка Иосиф был узником совести, в тюрьме его дороги пересеклись с греко-католическим епископом Александром Хирой, и поэтому он хорошо знает проблемы Греко-Католической Церкви (так изложена биография Владыки в оригинальном тексте статьи – прим. перев.). Преосвященный владыка Верт является главой Конференции Римо-католических епископов России, епархом Преображенской (Западно-Сибирской) епархии Римско-католической церкви, с 2005 г. – Ординарием для католиков византийского обряда в России.

Корреспондент: Какова цель Вашего пребывания в Украине?

Владыка Иосиф: В Украине я уже бывал раньше, в 1992-1993 гг. Тогда здесь встречались римско-католические епископы Украины, Беларуси, Казахстана и России. Нас было еще не так много, не было епископских конференций, но мы время от времени собирались вместе. Встречались по другим поводам, а в этот раз я приехал именно по делам Греко-Католической Церкви, ведь год назад Папа Римский назначил меня ординарием для верных византийского обряда в России. Это мой первый визит в Украину в такой должности, и потому он очень важен как для меня, так и для греко-католиков России. Большинство из них – это выходцы из Укарины, их дети и внуки.

Корр.: Какова Ваша оценк религиозной жизни в России и какое положение занимает там Католическая Церковь?

Вл.И.: Украина сама пережила тяжелые десятилетия атеизма, а Россия за семьдесят лет атеизма пострадала еще больше, поэтому ситуация у нас намного сложнее. Это касется и Православной Церкви, и Католической.

Мне трудно назвать какие-либо точные цифры, но факты говорят о том, что, возможно, лишь один процент населения по-настоящему религиозен. Католики России имеют возможность нормально практиковать свою веру. В Российской Федерации есть четыре наших епархии, семинария, строятся храмы и молитвенные дома. Те, кто пережил времена преследования и несвободы религии, теперь чувствуют себя вполне уютно и комфортно.

Корр.: Каким образом удовлетворяются духовные потребости людей разных национальностей России? Есть ли возможность легального служения для католиков византийского обряда и, в частности, украинцев?

Вл.И.: Я – российский немец. Не просто немец, а именно российский. Вы знаете, что в Российской Федерации жило много немцев – поволжских, одесских. Это были большие группы людей. Во времена царизма все это входило в Российскую Империю. Моя мама происходила из одесских немцев, папа – из поволжских.

Католическая Церковь при царе была национальной Церковью, в том смысле, что что были общины немецкие, польские. И во времена подполья тоже так оставалось, ибо набожные люди одной национальности легче могли найти путь друг к другу, собирались своими группами и так молились. Сегодня таких национальных групп значительно меньше, хотя во всех городах России есть такие светские организации польского, немецкого, украинского возрождения. И много молодых людей действительно хотят узнать свои корни. Но в целом почти 95 процентов наших молитв и Служб проводится на русском языке, потому что в советское время русификация была очень сильной, и молодежь утратила язык своих предков. Чтобы удовлетворять национальные потребности, у нас, в Римо-Католической Церкви, проводятся службы с элементами немецкого, польского, армянского языков. Официальная статистика говорит, что что сегодня в России живет около 600 тысяч немцев, десятки тысяч поляков, есть литовцы и католики других национальностей. Греко-католические службы проводятся на украинском языке, но проповеди преимущественно по-русски – чтобы их понимало больше людей.

Корр.: Есть данные, что в Росси живет около полутора миллионов выходцев из Западной Украины, это преимущественно греко-католики.Что Вы как ординарий можете сказать про их религиозные структуры: деканаты, приходы, священников?

Вл.И.: В Российской Федерации, согласно официальной статистике, есть три миллиона украинцев, но какой процент из них католики – мне трудно сказать. Если исходить из такого соотношения, как в Украине, десять процентов, то в России будет не меньше чем триста тысяч. Все они имеют право на религиозное окормление. Но как римо-католики, так и греко-католики за 70 лет атеизма много утратили, и об этом следует помнить. Сегодня они стремятся возвратиться к своим корням.

Верным греко-католикам в каком-то смысле сегодня даже труднее, чем римо-католикам, потому что их национальные группы значительно больше, чем, скажем, полькие, немецкие или литовские, а священников мало. Там, где священник был достаточно долго (например, в Прокопьевске отец Василий Рудка служил с 1959 года), сохранилась эта греко-католическая среда. Он крестил детей, люди ходили на исповедь, практиковали свою веру. А где не было священников, она исчезла, и возродить ее там – очень сложная задача, намного сложнее, чем у римо-католиков. За последние пятнадцать лет в Новосибирской Преображенской епархии мы зарегистрировали четыре греко-католических прихода, а на остальной территории России зарегистрированы группы восточного обряда. Два прихода есть в Кемеровской области – в Прокопьевске и Новокузнецке, и два в Омской области – в самом Омске и в городе Саргатске в ста километрах от Омска. Всего в России служат 16 греко-католических священников. Для меня важна не регистрация как таковая. Я хочу, чтобы существовали такие группы, пусть маленькие, вокруг которых могло бы потом собиратьяс больше людей.

Корр.: Можете ли назвать примеры позитивного служения греко-католических священников на территории Российской Федерации?

Вл.И.: Про один такой пример я уже вспоминал. Отец Василий Рудка. Он служил до 1991 года, и благодаря ему ситуация в Сибири в общем намного лучше, чем во всей России. Там продолжают работать отцы-редемптористы, несколько лет назад приехали первые сестры-монахини византийского обряда, и там, где они есть самая стабильная ситуация. Я приехал в Украину с целью убедить другие женские конгрегации посылать в Россию сестер для миссионерской работы.

Корр.: Что Вы думаете о перспективах Греко-Католической Церкви в России?

Вл.И.: Это зависит от самих людей, от этих трехсот тысяч потенциальных греко-католиков или больше. А я как ординарий греко-католиков хотел бы этим людям помогать. Люди, коорые ищут Бога, пусть организуются в маленькие группы, а моя обязанность – найти им священника. Я не очень хочу прогнозировать будущее, но еще раз повторяю, все зависит от самих людей.

Корр.: Поделитесь своими впечатлениями от перенесения мощей блаженной сестры Олимпии Биды из Общества святого Иосифа.

Вл.И.: Это яркое событие 2005 года. Эти сестры – Олимпия Бида и Лаврентия Гарасымив – жили и были похоронены в маленьком селе Томской области. Туда даже проехать тяжело. Сестры из Общины святого Иосифа приезжали три года назад, нашли это кладбище, приблизительно обозначили место захоронения, но точную информацию могли дать раскопки и идентификация мощей.

В прошлом году в Сибирь приезжала комиссия из Украины, работа продолжалась неделю, и все сопровождалось какими-то чудесными знамениями. Например, сама дорога. Было запланировано, что на обычных машинах члены комиссии доедут до райцентра, а там пересядут на вездеход и так доберутся до места захоронения сестер. Погода была настолько благоприятной, что вездеход оказался не нужен. Бюрократические препоны у нас, в России, также очень сильные, мы учитывали и эти трудности, а они оказались значительно меньшими. Вместо запланированных двух недель все удалось согласовать за неделю. Этот факт для меня очень выразительный.

Я вспоминаю первые годы христианства, когда после трехсот лет преследований Церковь обрела свободу, и что тогда происходило. Строили храмы, большие базилики, из катакомб брали мощи мучеников и клали в престолы этих церквей. Сегодня это повторяется в России. Посде семидесяти лет атеизма, преследования Церкви она обрела свободу, стоятся храмы. И уже не из катакомб, а из далеких сибирских сел привозят реликвии святых мучеников за веру. Начинают воздавать почести так, как это было тысячу семьсот лет назад.

Корр.: Год или два назад в России были какие-то противостояния между самими греко-католиками. Как сегодня?

Вл.И.: Противостояний не было и нет. Есть проблемы, трудности, связанные с Греко-Католической Церковью. Дело в том, что есть ряд православных священников, которые хотят стать католическими. Но, к сожалению, чаще всего не по позитивным причинам. Напрмер, его лишили прихода, и нет средств к существованию. И маленькая группа таких священников еще с несколькими католиками собиралась для решения каких-то глобальных проблем Католической Церкви. Им казалось, что это они должны решать, а не Рим, не Папа Римский, а вот они – снизу. Выбрали себе одного священника, который должен был временно исполнять обязанности экзарха. Насколько мне известно, это прерогатива Папы Римского. Раньше, когда был железный занавес, еще как-то можно было это воспринимать, а теперь – непонятно. В связи с этим были определенные проблемы, но даже не реальные, а виртуальные, потому что все это выражалось на уровне Интернета. Я в одном интервью сказал, что считаю себя ординарием реальных греко-католиков, а не виртуальных…

Корр.: Так экзархат для греко-католиков России существует или не существует?

Вл.И.: Экзархат создал еще митрополит Андрей Шептицкий, потом НКВД его ликвидировал. Многих перестреляли. В книге про российских греко-католиков, что вышла недавно у Украине, вспоминается про эту группу из 100 человек. Сегодня, после многих лет преследований, из тех людей уже, может, никого нет, но есть те, которые сегодня хотели бы жить в духе экзархата. Их можно пересчитать по пальцам, так что сегодня, наверное, рано еще экзархат возрождать. Было большое число мучеников в этом экзархате, настанет время, когда он будет возрожден.

Рим стоял перед выбором – что сделать в России для греко-католиков, какую структуру – епархию, экзархат возродить или что-то другое? Вот на этом последнем варианте и остановились. Я считаю, что на первом месте должна быть не структура, а чтобы люди имели возможность практиковать свою веру.

Корр.: Где Вы уже успели побывать в Украине?

Вл.И.: Я прилетел в Киев и успел там побывать в нескольких местах. Был на строительстве нового Патриаршего собора, встречался с Блаженнейшим Любомиром Кардиналом Гузаров, имел с ним содержательный разговор. Во Львове я побывал в нескольких храмах, встречался с сестрами из Общины святого Иосифа. Это уже не первая встреча. Особенно тепло мы встретились с генеральной настоятельницей, которая год назад приезжала в Сибирь. Остановился я у отцов-Редемптористов, потому что все 15 лет моей деятельности в Сибири я имел дело с Редемптористами, это мои первые священники восточного обряда в Сибири. После обеда я побывал на фестивале колядок. Все эти встречи были чрезвычайно интересными и важными для меня. И, как я уже сказал в начале нашего разговора, этот мой приезд посвящен исключительно греко-католикам.

Беседовали о.Роман Тереховский,
Тарас Гринчишин,
Надежда Пастернак

Перевод с украинского: http://icxc.narod.ru/

Интервью в украинской газете АРКА
№ 3 (133), февраль 2006


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования