Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

ПРЕСС-АРХИВ: Хранители древлего благочестия. Интервью с единоверческим священником Петром Чубаровым


На двери единоверческой часовни меня встретило обращение, которое тронет любое сердце: "Возлюбленные братья и сестры! Безбожные силы не позволили приходу обрести Никольский храм (музей Арктики). Принято решение об устройстве алтарной части в часовне для служения Божественной литургии. Необходимых средств у прихода нет. Просим людей, верующих в Бога, оказать приходу посильную помощь".

За объяснениями мы обратились к священнику Петру Чубарову, настоятелю прихода, но прежде попросили батюшку напомнить читателям историю единоверия:

— Церковный раскол середины XVII века изменил обрядовую традицию Русской Православной Церкви исходя из новогреческого православного чина. Реформа проводилась принудительно, в жестком насилии. И многие русские люди, начиная от аристократических семейств до простого люда, часть духовенства не приняли реформ. Это были не худшие, а, напротив, наиболее истовые христиане. Примерно треть населения, на котором держалось русское Православие от Крещения Руси, ушла в раскол. Для судеб России это имело очень пагубные последствия. Царство разделилось само в себе и устоять, конечно, не могло. Эту трагедию понимали многие, в том числе старообрядцы, потому что раскол — явление не церковного сознания, оно от лукавого. Идеи преодоления раскола высказывались весь XVIII век, усилившись в царствование Екатерины II, и оформились в единоверие, утвержденное Павлом I в 1800 году. Единоверие принимает единство Церкви, верует в святость Русской Православной Церкви, но одновременно считает, что в лоне одной Церкви могут мирно уживаться разные обряды. Сами единоверцы придерживаются старого, дониконовского обряда. После революции единоверческое приходы были закрыты, епископы, избранные Собором 1918 г., уничтожены. Последний удар по единоверию был нанесен хрущевскими гонениями, и к 70-м годам приходов осталось считанное число. С оживлением церковной жизни в России оживилось и это направление, сейчас в стране насчитывается около двадцати единоверческих приходов.

Наш приход существует двенадцать лет, в 1993 г. нам была передана часовня у бывшего единоверческого Никольского храма, где ныне размещен музей Арктики. Мы обратились к городским властям с просьбой о передаче нам правого придела храма, понимая, что не может сразу идти речи о полной передаче всего здания — резать по живому нельзя. Получили согласие городских властей, был заключен договор. Но после этого музей заключил договор с Министерством имущественных отношений РФ о фактическом закреплении здания за музеем. Несколько лет мы выигрывали городские судебные разбирательства, но федеральный суд признал права музея. Мы обращались к президенту, дело разбиралось, но итог тот же. Очень жаль, потому что единоверие выполняет не только работу по воссоединению верующих, оно имеет определенный опыт по нахождению путей национального, религиозного примирения. Поэтому единоверие всегда поддерживалось государством, мудрыми дальновидными политиками. Жаль, что теперь оно не востребовано.

Община выдерживает эти испытания, но условий для дальнейшего развития прихода нет. Пожилые люди, стоявшие у истока нашей общины, те, кто еще помнил Никольский храм до закрытия, уже умерли, молодым прийти некуда. В часовне могут поместиться не более десяти человек; когда обустроим алтарь, места будет еще меньше. Мы словно на улице живем, а на улице жить невозможно. Необходим престол, необходима возможность совершения литургии; алчущих много, меня приглашают в старообрядческие общины, в частности, в Минске, мы должны их насытить. Будем существовать, пока живы, у нас есть преемственность, в общину приходят наши дети, но это существование, конечно, неестественное. Но мы не унываем, принимаем волю Божию о нас, какова она есть. Стоим, чтобы до конца дать отчет в своем уповании.

— Отец Петр, а как вы сами пришли в единоверие?

— В нашем роду были и старообрядцы, а те, кто ходил в церковь, имели крепкую веру, в доме царил дух древнерусского благочестия, предки не были либералами. Помню бабушку, которая участвовала в организации сопротивления взрыву церкви на Преображенской площади в Москве в 1956 г. Тогда прихожане неделю своими телами защищали храм. Мой отец, морской офицер, положил много сил на то, чтобы я узнал и полюбил русскую историю. Благодаря ему я увлекся древнерусской иконой, архитектурой, ощутив духовную мощь, благодать, исходящую от нашей церковной традиции. Еще юношей в 70-е годы пришел в церковь и понял, что именно единоверие откроет мне врата в древнерусскую традицию, которая оказалась столь близка моему сердцу.

М.Данилова

"ПРАВОСЛАВНЫЙ САНКТ-ПЕТЕРБУРГ", 21 января 2004 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования