Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

ПРЕСС-АРХИВ: Тень Павла Прусского в Гребенщиковской общине


Несмотря на свой традиционный и по­следовательный изоляционизм, старооб­рядчество постоянно находилось в поле внимания определенных структур Русской Православной Церкви. Первоначальный после раскола "интерес" был довольно жестким: староверов искали для того, что­бы огнем и мечом присоединить к казен­ному православию. Со временем стало ясно, что это сделать не удастся.

Тогда на рубуже XVIII и XIX веков в недрах синодальной церкви родилась идея "единоверия": формально староверам разре­шалось соблюдать старый обряд, но с условием приглашения новообрядческого священника и последующего включения в состав иерархии синодальной церкви. За видимым либерализмом староверы увидели четкую программу, которую в кратком виде можно сформулировать как "возглавить, чтобы обезглавить".

Опыт показал, что созданные (в основ­ном, насильственно) единоверческие об­щины были переходным этапом для пре­вращения их в обычные синодальные при­ходы, где исчезал сначала дух ревнителей древлего благочестия, а затем вскоре и сам старый обряд. После дарования сво­боды совести (в 1905 г.) большинство еди­новерческих общин либо вернулось в староверие, либо растворилось в новообрядческой церкви.

Единоверие оказалось, по большому счету, нежизнеспособным, так как оно не соответствовало важнейшим принципам: апостольский преемственности и связан­ной с ним преподавательской благодати архиереев. Определенных успехов Синоду удавалось добиться при привлечении адептов единоверия из среды староверов.

Таким ярким примером явился в 19 веке Павел Прусский. Начав как федосеевский инок, он перешел затем в поморское со­гласие, а закончил единоверческим иере­ем. С именем Павла Прусского связана пе­чальная страница истории московских федосеевцев. Тогда при содействии властей была отторгнута мужская половина Преображенского монастыря и там устроен Никольский единоверческий монастырь, который Павел Прусский и возглавил.

Известия, поступающие из Рижской Гребенщиковской старообрядческой об­щины, свидетельствуют о том, что лавры Павла Прусского оказались востребова­ны, несмотря на то, что и имя и прах его оказались преданными забвению старове­рами.

В июне 1999 г. в печати появился "Меморандум" председателя ОВЦ Мос­ковской патриархии митрополита Кирил­ла и представителя Рижской Гребенщи­ковской общины Иоанна Миролюбова.

Среди традиционных обменов любез­ностями, заверений о дружбе и сотрудни­честве бросается в глаза пункт первый со­вместного заявления: "Впредь категори­чески избегать по отношению друг к дру­гу и к содержащимся в обеих Церквах богослужебным обычаям и обрядам ос­корбительных или недоброжелательных выражений". За дипломатически вежли­вой фразой стоят далеко идущие выводы.

1)Таким образом староверие ставится на один уровень с никонианством, и все еретические нововведения РПЦ стано­вятсялишь"особенностями"нового обряда, в том числе, к примеру, и об-ливательное крещение, и троеперстие и т.д.

2)Под сомнение поставлен весь подвиг пострадавшихмучениковзадревлее благочестие,а такжеучение,пропо­веди и труды отцов и учителей старо-верия.Исходя из идей "Меморан­дума", протопоп Аввакум,например, отныне лишь выразитель оскорбитель­ных и недоброжелательных выраже­ний в отношении РПЦ. Отныне ерети­ков уже нельзя называть еретиками, а отступников - отступниками! Ведь эти понятия можно воспринимать не как определения духовного состояния,а как оскорбление...

3)При данном "Меморандуме" важней­ший вопрос об апостольской преем­ственности и благодати в РПЦ автома­тически переходит в разряд тех же "не­доброжелательных выражений" и сни­мается с повестки дня.

4)Данное соглашение является,по сути дела,базойдлядальнейшейревизии староверия и трансформации оного в форму единоверия, т.е. оставляет фор­му, лишая содержания.

Кроме того, обращает внимание ис­пользование в преамбуле "Меморандума" цитат из священного Писания о "единстве духа в союзе мира" и "вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою". Слова (апостола Павла и Спасителя) из Писания относились к святым апостолам и их последователям (верным христиа­нам), но не к находящимся в ереси.

Другой интересный момент "Меморан­дума" - это то, что он предназначен для ознакомления верующих в Прибалтике и Белоруссии; Россия не упоминается в этом списке; видимо, его авторы пока не ре­шаются испытывать прочность Древлеправославия в России.

Но все еще впереди.

После прочтения сей новой "унии" появляется вопрос: почему именно пред­ставитель Поморской Церкви Латвии взял на себя эту инициативу? Ответ лежит, ви­димо, в личности автора. Иоанн Миролюбов в свое время закон­чил Ленинградскую семинарию, как раз во время ректорства в ней будущего митрополита Кирилла и слыл лучшим его учеником. Затем последовала аспирантура в Московской Духовной академии...

В начале 90-х годов, являясь председа­телем Центрального Совета Поморской Церкви Латвии, И.И.Миролюбов увлекся политической деятельностью, участвуя в предвыборной кампании и поддерживая латышских националистов. Это было осу­ждено Старообрядчечкой Церковью. Од­нако в 1995 году при помощи властей и силовых структур И.Миролюбов стано­вится главой Рижской Гребенщиковской общины. Первый и крупнейший за исто­рию латвийского староверия Собор 1995 года, состоявшийся в Даугавпилсе при участии представителей России, Литвы и Эстонии осудил подобные деяния и нало­жил строгую епитимию. Не приняв реше­ния Собора, И.И.Миролюбов оказался в определенной изоляции.

С тех пор все чаще и чаще стали слы­шны заявления (вплоть до телевизионных интервью) о необходимости введения еди­новерия. В своей статье "Некоторые чер­ты современного состояния старообрядчества Прибалтики" И. Миролюбов подго­тавливает идеологическую базу для вне­дрения единоверия. В статье неоднократ­но подчеркивается приверженность лат­вийского старообрядчества к западному образу жизни, и "ценностям" западной демократии; проводится тезис о "осозна­нии себя не только религиозной общно­стью, вовлеченность на этой основе во внецерковные общественно-политические движения". Также ставится под сомнение принцип самоуправления Древлеправославной Церкви, статус духовного настав­ника, используются такие определения, как "сектантство", "самосвятство". На этом фоне слышны заявления о возможно­сти участия в богослужении и даже прича­щения в инославных условиях.

Частые встречи руководства Гребенщиковской общины с единоверческими свя­щенниками (иногда торжественные) как из России, так и США, говорят о том, что идет планомерная подготовка прихожан к принятию идеи единоверия. Примечатель­но, что во время визита И.И.Миролюбова в США настоятель поморской об­щины г.Ири о. Лаврентий не счел воз­можным допустить апологета единоверия в храм.

"Чистка кадров" Гребенщиковской об­щины была проведена еще в 1995 году, когда значительная часть ортодоксально настроенных клирошан и прихожан были изгнаны из общины. И цель этой чистки теперь вполне ясна. Кстати, до сих пор существуют "черные списки" нелояльных прихожан, которых охрана не пускает на территорию храма.

Таким образом, мы видим хорошо про­думанную, многоступенчатую программу отторжения Гребенщиковского храма от старообрядчества. Момент опубликова­ния "Меморандума" стал новым явным этапом этого процесса. И это не только внутреннее дело латвийских староверов. Это удар по всему старообрядчеству.

Дело не только в значимости Гребен­щиковского храма для всего староверия: мы становимся свидетелями отработки технологии влияния и разложения старо­обрядчества изнутри, особенно в условиях современных городов, когда нет устой­чивой патриархальной консервативной среды, препятствующей этому вторжению.

Интересен и тот факт, что апологеты единоверия в Риге не обращались в поис­ках иерархии и священства к старообряд­ческим церквам (поповцам). Останавли­вают, видимо, строгие канонические тре­бования. Никто не гарантирует ни иерей­ского, ни архиерейского сана. У никониан все гораздо проще.

По неофициальным сообщениям из сре­ды РПЦ, тормозом в "прогрессе" едино­верческого процесса является разве что желание рижан обрести автокефалию, противоречащее церковным канонам. Но, с другой стороны, сила влияния либера­лизма и экуменизма митрополита Кирил­ла достаточно известна, и она может ока­заться сильнее. Ведь впереди "благая цель" - расширить и увеличить структуры РПЦ путем поглощения и растворения Староверчества, так как принципы совре­менной демократии и релятивизма позво­ляют креститься любым количеством пер­стов.

"Древлеправославный вестник",
Москва, 1999, № 2


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования