Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"КОММЕРСАНТЪ": Александр Копцев пожалел баранов. Дело о резне в синагоге


Вчера в Мосгорсуде были допрошены родители и друзья 21-летнего москвича Александра Копцева, которого обвиняют в покушении на прихожан московской синагоги 11 января 2006 года. Родители поступок сына объясняли тем, что тот был в депрессивном состоянии из-за смерти сестры, а знакомые не отрицали того, что Александр последнее время увлекался националистической литературой.

Сначала допросили мать подсудимого Татьяну Копцеву. Она была подавлена и говорила так тихо, что ее было почти не слышно. Однако удалось разобрать, что ее сын "был спокойный мальчик", с которым не было проблем. Но когда весной 2005 года тяжело заболела его старшая сестра (в июне того же года она скончалась), Александр впал в депрессию и бросил учебу в колледже авиамоторостроения.

– После смерти сестры Саша замкнулся в себе,– рассказала Татьяна Копцева.– Бывало, попросишь его сходить за хлебом, а он откажется. Раньше с ним такого не было.

Не знала мать и чем занимался ее сын, пока пребывал в депрессии. Но, когда ее спросили, высказывал ли он неприязнь к кому-либо, неожиданно ответила утвердительно:

– Когда по телевизору показывали, как мусульмане в свой праздник баранов резали, Саша стал возмущаться. Уж очень ему стало жалко животных.

Узнав о преступлении сына, Татьяна Копцева, по ее словам, "была просто в шоке".

– Почему все-таки ваш сын пошел в синагогу с ножом? – спросил ее судья.

– Да крыша поехала,– чистосердечно ответила женщина.

Ее супруг Александр Копцев-старший ничего сверх того, что уже было сказано, сообщить не смог.

– Я сына мало видел,– сказал он.– Обычно в шесть утра я уходил на работу, в восемь вечера возвращался. Только вечером иногда и общались.

Чем увлекался сын и какие книги читал, отец не знал. Вспомнил лишь, что "у сына был том Пушкина".

– В интернете он сидел с вечера до утра,– припомнил отец.

Прокурора Киру Гудим эти ответы не устроили. Она попросила огласить показания Копцева-старшего на предварительном следствии, и из них выяснилось, что Копцев-младший не раз говорил отцу о своей неприязни к кавказцам. При этом отец знал, что сын слушал компакт-диски, на обложках которых были изображены "молодые люди с бритыми головами". Однако, как следовало из показаний Копцева-старшего на предварительном следствии, его это "не смущало, поскольку многие представители молодежи испытывают отвращение к представителям национальных меньшинств".

Когда прокурор попросила свидетеля уточнить, что он имел в виду, говоря об "отвращении молодежи к нацменьшинствам", свидетель простодушно ответил:

– Да ведь об этом все говорят, и я иногда говорил.

Потом допросили трех юношей и девушку из числа знакомых и одноклассников Александра Копцева. По их словам, "в последнее время он действительно стал каким-то замкнутым".

– Бывало, я спрашивал у него: 'Что с тобой?' – рассказал близкий друг подсудимого Юрий Каутов.– А он отмалчивался.

Но и тут прокурор Гудим усмотрела противоречия с показаниями свидетелей предварительному следствию. Из них следовало, что свидетель Каутов за полгода до происшедшего видел в комнате обвиняемого "книги о Гитлере", другую "антисемитскую литературу", а также компакт-диски рок-группы "Коловрат", известную своими расистскими текстами. Кроме того, тот же свидетель рассказывал на следствии о том, как "Александр стал говорить, что евреи испортили ему жизнь и что евреев надо уничтожать, и о кавказцах плохо отзывался".

В конце заседания, когда допрашивали одного из прихожан синагоги, случился небольшой скандал. Сидевшая в задних рядах пожилая женщина вдруг запричитала, что, мол, "правильно их (прихожан синагоги.– Ъ) порезали, они сами все молчали!" Что она имела в виду, никто так и не понял, возмутительницу спокойствия быстро вывели из зала.

АЛЕКСЕЙ Ъ-СОКОВНИН


Скинхед все потерял во время расследования

Вчера в Новосибирском облсуде по делу группировки скинхедов, на счету которой, по данным прокуратуры, шесть нападений на выходцев из Центральной Азии, последнее слово предоставили обвиняемым. В ходе судебных прений гособвинитель снял с подсудимых обвинения в участии в преступном сообществе (ст. 210 УК РФ) и в организации экстремистского сообщества (ст. 282 прим.), но просил признать виновными в разжигании национальной розни с применением насилия, разбоях и назначить им наказание от пяти до десяти лет. Предполагаемый лидер группировки Дмитрий Родошкевич, у которого врачи обнаружили "временное болезненное расстройство психической деятельности", находится в психбольнице. Защитники подсудимых просили оправдать их клиентов. Они заявили, что 31 августа 2002 года, когда, по мнению прокуратуры, группировка совершила первое нападение, у их подзащитных было алиби, но прокуратура якобы отказала им в проверке этих сведений. В прениях адвокаты просили признать недопустимыми протоколы опознания подозреваемых потерпевшими на основании того, что жертвы могли видеть портреты нападавших в программах новостей или газетных публикациях, а статистами на опознании были люди, совершенно не похожие на задержанных,– другого возраста и национальности. Вчера с последним словом выступил один из подсудимых, Дмитрий Широких. Он заявил, что никогда не состоял в группировке скинхедов, и обвинил прокурора, расследовавшего дело, в необъективности. "Почти за три года, что длится следствие и суд, я лишился учебы, работы, возможности жизни с семьей. Виновным себя не признаю",– зачитал по тетради подсудимый Широких. 23 марта, после того как с последним словом выступят остальные обвиняемые, суд удалится в совещательную комнату для вынесения приговора.

КОНСТАНТИН Ъ-ВОРОНОВ, Новосибирск

"КОММЕРСАНТЪ"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования