Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
Распечатать

"ИЗВЕСТИЯ": Настоятель храма РПЦ МП в Тегеране признается: "В фундаменталистской стране нас встречают с распростертыми объятиями"


Отца Александра я встретил на приеме в российском посольстве, где он на отличном английском поддерживал светскую беседу с иностранными дипломатами. Договориться об интервью не составило труда: "Приходите послезавтра, у нас служба будет, после поговорим". В назначенное время я был у ворот церкви. На входе служитель продает свечи (ценники написаны по-русски - "цена 2.500 риалов" - треть доллара), на внутренней стене выбиты буквы: храм построен щедротами таких-то (перечислены фамилии). Прихожан около двух десятков - в основном пожилые женщины и старики, все общаются шепотом на правильном, старого образца русском. Многие из них еще детьми были вывезены из России в эмиграцию: старенький дядя Гриша - из Петербурга, а бабушка Ксения - из Ташкента. Очень хотят домой, перед смертью взглянуть на родные места, но денег на поездку нет. Мало кто из стариков говорит на персидском: "У нас дома всегда по-русски общались, - пожимает плечами дядя Гриша. - Так, чуть-чуть объясниться смогу, но языка не понимаю". Закончив службу, отец Александр предложил мне пройти в чайный салон.

- Тяжело ли работать в мусульманской стране, где столь жесткие законы и запреты?

- Я всегда хожу по улице в рясе с крестом, но ни разу не видел ни одного косого взгляда. Простой народ с уважением относится к священникам. Вообще для меня Иран был открытием - я поразился тому глубокому влиянию, которое Россия имела на Персию на протяжении прошлых веков. Первый священник, иеромонах Никифор, прибыл сюда еще в 1597 году в составе первого русского посольства. Тогдашний шах Аббас первым делом посадил иеромонаха "выше всех послов чужеземных" и до глубокой ночи поил вином.

- Кстати, с вином здесь нет проблем? Ведь для причастия "кровь Христова" необходима, а по местным законам ее потреблять нельзя.

- Христианам в Иране пить вино можно, а вот продавать нельзя. Поэтому мы сами церковное вино делаем, специально виноград покупаем.

- Как складываются ваши отношения с властями Ирана?

- По-моему, образ Ирана, нетерпимого к другим религиям, создан искусственно. Я вам скажу одну вещь. Возьмем Турцию - вроде бы светское государство, но мы не можем там открыть наш приход и послать священника в Стамбул, где живет много русских - турки против. Тянут, разные бюрократические поводы придумывают. Иранцы же, напротив, моему приезду страшно обрадовались. В фундаменталистской стране нас встречают с распростертыми объятиями.

- А как вы относитесь к тому, что в Иране действуют законы шариата, разрешающие публичные казни, отрубание рук за воровство?

- Ну, я такого не слышал, чтобы руки отрубали. Казнь помню лишь одну, года четыре назад. Одного маньяка повесили, который женщин насиловал и убивал. Я не могу сказать, что с этим не согласен. Вы мне скажете - а где же христианское прощение? Это верно, оно должно быть в наших душах, но нельзя ему позволить превратиться во всепрощение. Лично я тоже за смертную казнь.

- Из надписи на входе я понял, что этот храм раньше принадлежал Русской зарубежной православной церкви.

- Да, так было до 1995 года. Но лет двадцать сюда не присылали священников, и прихожане написали прошение на имя патриарха Московского и всея Руси с просьбой принять храм под свою юрисдикцию. Первым священником, которого сюда послали, как раз и был ваш покорный слуга. Даже язык местный немножко выучил.

- А из местного населения прихожане есть?

- По законодательству этой страны переход в другую религию запрещен, поэтому православных иранцев у нас в церкви нет.

- Большая ли паства у вас в Тегеране?

- Около пятидесяти семей - это те, которые имеют постоянную связь с церковью, платят приходской налог. Среди них есть и потомки белогвардейцев. Мне сегодня во время богослужения помогали двое ребят - Петя и Юра. Это местные русские уже в четвертом поколении. Их прадедушка, капитан артиллерии Пеленко, бежал сюда из Туркестана в двадцатых годах. Говорят они по-русски прекрасно, хотя в России не были ни разу.

- А как обстоит дело с финансированием прихода?

- Конечно, нам идут какие-то средства из Москвы: в принципе, каждый приход должен быть на хозрасчете, но в здешних условиях это сложно осуществить. Обычно храм открывается за границей, если прихожане в состоянии содержать священника. Тут сделали исключение, потому что в Иране русская церковь работала с давних времен: до 1917 года было полсотни православных храмов: при консульствах, при посольствах, при военных отрядах.

- Куда ж они все подевались?

- Их снесли. После революции, когда фронт разложился под влиянием большевистской агитации, турки начали наступление, разрушая все храмы.

- В Иране государственная власть полностью находится в руках духовенства. Как бы вы отнеслись к тому, чтобы и в России у власти встали бы представители церковной иерархии?

- Как священник я не был бы против, если бы весь народ чтил православие, все бы ходили в церковь, а дети учились в церковных школах. Но в настоящее время российское общество к этому не готово.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования