Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"КОММЕРСАНТЪ": Аслан воскресе. Библейские аллегории в "Хрониках Нарнии"


В качестве рождественской альтернативы "Гарри Поттеру" кинокомпания Disney выпускает в прокат экранизацию менее модной, но тоже в своем роде культовой детской книги "Хроники Нарнии" (Chronicles of Narnia: The Lion, the Witch and the Wardrobe). Альтернатива эта показалась ЛИДИИ Ъ-МАСЛОВОЙ инфантильной во всех смыслах.

"Хроники Нарнии", выходящие с подзаголовком "Лев, Колдунья и платяной шкаф",– экранизация наиболее известной из семи частей эпопеи Клайва Льюиса, профессора Оксфорда, в 1950 году переработавшего Новый Завет в жанре фэнтези. В отличие от произведения еще одного оксфордского интеллектуала – Дж. Р. Р. Толкиена, "Хроники..." не подавляют читателя философской глубиной и непомерным строкажом, а выглядят простенькой удобочитаемой сказкой, из которой неокрепший мозг может получить зачаточные представления о христианской этике. Для максимального расширения целевой аудитории героями "Хроник..." являются четверо английских детей разного пола и возраста – старший брат и старшая сестра, младший брат и младшая сестра. Спасаясь от немецких бомбежек во время второй мировой, они эвакуируются подальше от Лондона в сельскую местность к родственнику-профессору (слишком кратко мелькающий Джим Бродбент). Там, в шкафу профессорского дома, если забраться поглубже, пронафталиненные шубы вдруг превращаются в полиуретановые елки и обнаруживается портал, ведущий в лесную чащу посреди сказочной страны Нарнии.

Первой прорывается на ту сторону младшая девочка лет восьми, встречающая ушастого сатира, одетого в один шарф. Он поит ее чаем, дудит в дуду и провожает в обратный путь, несмотря на строгий наказ контролирующей Нарнию Белой Колдуньи немедленно доставлять к ней всех человеческих особей (именуемых в терминологии К. Льюиса не иначе как "сыновья Адама и дочери Евы"). Следующим в Нарнию проникает младший мальчик, которому выпадает счастье лично встретиться с Белой Колдуньей – у играющей ее Тильды Суинтон получился в общем-то самый приятный и интересный персонаж фильма. Это такая строгая, сдержанная тетенька с припорошенными ресницами, установившая в Нарнии круглогодичную зиму, но упразднившая Рождество, которое аборигены (кроме сатиров это волки, лисы, бобры, а также кентавры, минотавры и прочая мифологическая живность) уже лет сто как не могут отметить.

Главным идеологическим оппонентом колдуньи является говорящий лев по имени Аслан, аллегорически олицетворяющий Иисуса. Имя его смущать христиан не должно – "Аслан", как известно, и есть "лев" по-турецки. Склонность писателя Льюиса к восточному колориту проявляется также в том, какую существенную роль играет в сюжете рахат-лукум. Его наличие прежде всего отличает английскую Белую Колдунью от датской Снежной Королевы – попавший в ее ежовые рукавицы мальчик сдает с потрохами всех своих родственников за лишний кусок лукума, в отличие от романтичного Кая, которому достаточно было ледяного поцелуя и возможности прокатиться на саночках с ветерком. В перспективе, естественно, предателю обещается еще и весь мир в придачу – в данном случае вся Нарния, однако Аслан отменяет выгодную сделку. Отозвав колдунью в свой шатер, он ей что-то по секрету обещает взамен замороченного ребенка, а на вопрос, где гарантии, открывает пасть и показывает огромные клыки. Как говорил кот Матроскин, "усы, лапы и хвост – вот мои документы".

Слово свое лев держит и приносит себя в жертву, тем самым не только спасая бессмертную душу мальчика, но и обеспечивая обитателям Нарнии возможность в будущем смело веселиться хоть на Рождество, хоть на Пасху, праздник светлого львиного воскресения. Однако из-за необходимости оснастить блокбастер размашистыми батальными сценами (которые в книге описаны несколькими экономными фразами) на экране оказалась очень разительно представлена воинственная природа добра – это такое самоотверженное христианское добро, но при этом с какими-то исламскими кулаками, зубами и когтями. В решающей схватке с колдуньей смертоносный прыжок льва показан таким образом, что камера буквально ныряет ему в пасть и остается неясным – то ли Аслан целиком проглотил противницу, то ли из христианского всепрощения ограничился откушенной головой.

23 декабря 2005 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования