Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"НОВАЯ ПОЛИТИКА": Исламисты взрывают Европу изнутри. Ислам сегодня является второй по численности религией в Западной Европе


Неослабевающие миграционные потоки из регионов с высокой рождаемостью свидетельствуют о том, что с каждым годом Европа будет становиться все более мусульманской. Рождаемость среди мусульман в три раза выше, чем у представителей других религий. Ислам сегодня является второй по численности религией в Западной Европе. Таким образом, традиционно христианская Европа стоит перед вызовом исламизации, более интенсивной, чем в любом другом регионе мира. Это приводит к нарастанию исламофобии и национализма во многих европейских странах.

В результате демографического взрыва в странах "исламского мира" наблюдается усиливающаяся миграция в более благополучные в социально-экономическом отношении регионы, прежде всего, в США и страны Западной Европы. Благодаря этому, а также продолжающемуся расширению Евросоюза, ислам неуклонно превращается в самую динамичную и активную религию в Европе.

Согласно опубликованным данным, в 2003 г. число мусульман в Европе составляло несколько десятков миллионов человек. Из них во Франции проживало 5,98 млн. человек, в Великобритании – 1,48 млн., в Голландии – 870 тысяч, в Бельгии – 370 тыс., в Австрии – 180 тыс., в Греции – 170 тыс., в Дании – 160 тыс., в Португалии и Норвегии – по 50 тыс., в Польше – 40 тыс., в Словении – 30 тыс., в Чехии – 20 тыс., в Латвии, Финляндии и Эстонии – по 10 тыс. По данным Федерального ведомства по охране конституции за 2003 год, в Германии, население которой на тот момент составляло 82 миллиона человек, проживало 3,2 миллиона мусульман.

Только за десятилетие, с 1989 по 1999 гг. численность мусульман в Европе выросла на 142,35 %. Особенно активный рост мусульманского населения наблюдается в Австрии, Голландии, Дании, Норвегии и Швеции, отличающихся наиболее высокой терпимостью, развитыми социальными структурами и либеральным отношением к меньшинствам.

Неослабевающие миграционные потоки из регионов с высокой рождаемостью (Ближний и Средний Восток, Северная Африка) свидетельствуют о том, что с каждым годом Европа будет становиться все более мусульманской. Рождаемость среди мусульман в три раза выше, чем у представителей других религий. На данный момент уже 20 % детей и молодых людей в Европе – выходцы из мусульманских семей. В результате исламские общности в Европе, в целом, намного моложе всех прочих. Например, одна треть мусульман во Франции – моложе 20 лет, в то время как число коренного населения этого возраста составляет только 21 %.

Таким образом, традиционно христианская Европа стоит перед вызовом исламизации, более интенсивной, чем в любом другом регионе мира. Ислам сегодня является второй по численности религией в Западной Европе. Это приводит к нарастанию исламофобии и национализма во многих европейских странах. Последнее, в свою очередь, усиливает процессы самоидентификации мусульман, проживающих в разных общинах, где бедность и уровень безработицы очень высоки. 

Вместе с тем, следует подчеркнуть, что в Европе мусульмане не являются однородной общиной. В европейских странах проживают различные этнические группы мусульман. В таких державах как Великобритания и Франция – это, как правило, население бывших колоний.

Несмотря на этническую, экономическую, социальную и политическую разобщенность мусульман в Европе, они ощущают принадлежность к единой общности благодаря характерным для современного ислама процессам интеграции. Ситуация, сложившаяся после 11 сентября 2001 г., только способствовала политизации и радикализации мусульманского движения в Европе, что облегчило процесс создания на этой базе многонациональных террористических ячеек. Именно поэтому такие организации как "Аль-Каида" имеют ярко выраженный интернациональный состав, включая саудовцев, марокканцев, пакистанцев, алжирцев, тунисцев, палестинцев, сирийцев и т.д.

Глобализация, в принципе, везде приводит не к исчезновению, а к новому расцвету локальных идентичностей, культур, общностей, к нарастающей фрагментации и плюрализации общества. В Европе общности, казалось бы интегрированные в национальные государства, сегодня все больше отстаивают свою обособленность и автономию. Принцип "плавильного котла", где разные расы, этносы, языковые группы исчезают и появляется некая интегрирующая их идентичность, сегодня не работает ни в США, ни в Западной Европе.

Прибывшие в западные страны мусульмане, как оказалось, живут по законам своей культурной идентичности, а не по законам общеевропейского гражданского общества. Потому что культурная и религиозная идентичность намного серьезней, фундаментальней и глубже, чем нормативы и коды гражданского общества. Европейское право, основанное на игнорирование этой идентичности, сейчас фактически рушится. Это можно объяснить тем, что скопилась критическая масса приезжих из других стран, которые никак не интегрируются в европейское общество, или интегрируются, но очень поверхностно. Сохраняя свою культурную идентичность, они создают анклавы самобытного существования, в рамках которых игнорируются все неформальные социальные императивы принимающих государств и обществ.

Европейский опыт показывает, что принимающее государство в состоянии интегрировать и даже ассимилировать прибывающих в страну мигрантов, если их общая численность не превышает 10 % от общего числа жителей данного региона. Кроме этого, должен быть преодолен и анклавный образ жизни иммигрантов, который становятся барьером на пути их интеграции в местное общество.

Кроме того, глобальные коммуникации, дающие мусульманам доступ к информации о том, что происходит в других частях мира, укрепляет у представителей этой религии ощущение принадлежности к единой исламской общности. В этой связи некоторые исследователи говорят о "дистанционном исламизме" мусульманской диаспоры во многих странах мира.

В Европе чаще всего говорят о трех поколениях проживающих здесь мусульман. Первое прибыло сюда в 60-е гг. ХХ в., главным образом, по каналам экономической миграции (их средний возраст сегодня составляет порядка 60 лет). Второе поколение – их дети, прибывшие в малолетнем возрасте или даже родившиеся и выросшие в разных европейских странах (им сегодня 30-40 лет). Третье поколение – внуки первых мигрантов, рожденные, выросшие, получившие образование в Европе, являющиеся гражданами европейских государств. Исследования отмечают, что интеграция второго, и особенно третьего поколения мусульман, в европейские сообщества протекают значительно сложнее, чем первого. Молодежь склонна к усвоению радикальных идей, нередко конфликтует с местным населением, отвергает европейские ценности. Многие из них идентифицируют себя в качестве членов всемирной исламской Уммы. Такие настроения характерны для молодых мусульман практически во всех европейских странах.

По данным западноевропейских ученых, в результате миграций треть мусульман в мире живет в виде меньшинств, большая часть из них – в западных государствах. Оторванные от своей исторической родины, они стремятся защитить свою идентичность путем противопоставления "мы" – "они".

Большинство мусульман, принявших 11 сентября 2001 г. участие в террористических атаках на ряд объектов в США – это эмигранты или прибывшие в Америку арабы, прожившие немало лет в европейских странах. Их мировоззрение формировалось именно в Европе, где, несомненно, имеются условия для распространения идей радикального исламизма, отрицающего ценности западных обществ.

Большинство обвиняемых в совершении терактов 11 марта 2004 г. в Мадриде – молодые мусульмане, являющиеся далеко не первым поколением иммигрантов. По данным, полученным в ходе следствия, было установлено, что эта группировка не была напрямую связана с "Аль-Каидой" или какой-либо иной международной террористической сетью, хотя ее члены заявляли о том, что являются последователями "Аль-Каиды". В состав группы входили жители Мадрида, проживающие в нем на законном основании, большей частью марокканского происхождения, которые постепенно прониклись радикальной идеологией международного джихада, в основном пользуясь информацией, содержащейся на радикальных веб-сайтах. Свои операции они финансировали за счет таких уголовных преступлений, как воровство и торговля наркотиками.

Лондонские теракты 7 июля 2005 г. также были осуществлены молодыми мусульманами, родившимися в Великобритании и являющимися британскими гражданами.

Более того, в период с сентября 2001 г. до начала 2003 г. в европейских странах арестовано в двадцать раз больше подозреваемых в терроризме, чем в США. При этом большинство из них – молодые люди, представители среднего класса, пережившие "культурный шок" в Европе. Они не смогли интегрироваться в европейские общества, будучи отвергнуты их секуляризмом и материализмом, пережив личностный кризис и найдя смысл и цель жизни в радикальной исламистской деятельности.

Таким образом, радикальные интерпретации ислама оказываются в определенном смысле плодом специфических условий Запада, и особенно Западной Европы. В силу ряда объективных и субъективных причин Европа превратилась в своеобразный инкубатор террористических кадров из числа мусульманской молодежи. Исследователи отмечают, что сегодня существует больше возможностей для формирования исламского радикализма в предместьях Парижа, Мюнхена, Лондона или Амстердама, а не в Карачи, Каире, Джакарте или Джидде. Оторванная от своих корней космополитичная исламская интеллигенция, чей язык преимущественно английский, а не арабский, очень часто оказывается носителем радикальных идеологий.

Именно поэтому многие из радикальных интерпретаций ислама рождаются в эмигрантских общностях на Западе, а не в исламских странах. Большинство веб-сайтов в глобальной сети, пропагандировавших джихад, базировались на Западе. Террористические акции в Пакистане и Иордании были организованы соответственно шейхом Омаром Саидом, жившим в Лондоне, и Раидом Хиязи, студентом из Калифорнии (США). Исламистская организация Хизб-ут-Тахрир (партия исламского освобождения) распространила свое влияние в Центральной Азии, Пакистане и на Ближнем Востоке, в то время как ее штаб-квартира расположена в Лондоне.

Процесс глобализации создает дополнительные возможности для рекрутирования в ряды "моджахедов" и обучения основам исламизма все новых и новых отрядов мусульманской молодежи. Важная роль в этом процессе отводится глобальной сети, которая обеспечивает соответствующее "воспитание" молодых мусульман, без непосредственных личных контактов с эмиссарами и вербовщиками террористических группировок, которые могут оказаться под контролем служб безопасности. Безусловно, видеообращения лидеров "Аль-Каиды" оказывают мощное идеологическое и психологическое воздействие на потенциальных адептов радикального исламизма.

Другие интернет-сайты учат будущих "воинов джихада" премудростям террористического ремесла. Так, в течение нескольких месяцев до террористических акций в Лондоне 7 июля 2005 г. на разных исламистских сайтах в интернете демонстрировался 26-ти минутный фильм, где в деталях объяснялось, каким образом изготовить "пояс шахида".

В Западной Европе открыто функционируют более 700 различных "центров", партий и организаций радикальной направленности. "Аль-Каида" располагает многими ячейками не только в странах Ближнего, Среднего Востока, Северной Африки, но и Европы. Поэтому для подготовки и проведения терактов в Европе ей вовсе не нужно отправлять туда исламистов из стран мусульманского Востока, поскольку в Европе они располагают своими сторонниками, натурализовавшимися там радикалами.

Разумеется, не все мусульмане – радикалы, а тем более, экстремисты и террористы. Однако, по данным британских служб безопасности, приблизительно один процент, или 16 тысяч британских мусульман являются носителями террористической идеологии. Около 10 тысяч из них посещали различные экстремистские "образовательные" учреждения. Французские службы, в свою очередь, вывели формулу определения численности радикалов в той или иной мусульманской общине. Согласно ей, практически в любой исламской общности носителей фундаменталистской идеологии насчитывается до пяти процентов. Из их числа примерно три процента готовы к участию в терактах. Это означает, что во Франции проживают примерно 300 тысяч фундаменталистов и порядка 9 тысяч потенциальных террористов.

По данным Федерального ведомства по охране конституции, в Германии число активистов исламистских организаций составляет около 30 тысяч человек, то есть менее 1 % общего числа немецких мусульман. По оценкам других немецких аналитиков, в ФРГ, где проживает порядка двух миллионов более секуляризованных, чем, например, арабы, турецких мусульман, число готовых к насилию радикалов, тем не менее, достигает трех тысяч человек.

Увеличение численности мусульманских общин в Европе, безусловно, облегчает пропаганду исламистских идей под прикрытием т.н. "исламского призыва". Проблема, вместе с тем, заключается и в том, что "мирные" мусульмане зачастую симпатизируют радикалам и даже оправдывают их разрушительную активность, что создает дополнительные условия для распространения исламизма.

Игорь ДОБАЕВ
"Новая политика"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования