Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"АПН-КАЗАХСТАН": Россия — лидер исламского мира? Многие были удивлены недавним высказыванием Путина об исламе — одни приятно, другие не очень


 Многие были удивлены недавним высказыванием Путина об исламе — одни приятно, другие не очень. Как известно, российский лидер заявил следующее: "Россия всегда была самым верным, последовательным и надежным защитником интересов исламской религии".

Что же заставило Путина сделать такое громкое заявление? Может быть, речь идет об элементарном "пиаре", который основывается на желании улучшить имидж России в глазах мусульман? Тогда, конечно, особенно говорить не о чем. Пропаганда — она и есть пропаганда. А если слова Путина указывают на то, что определенные силы в российских элитах всерьез рассматривают некий "исламский проект", призванный стать стержнем нашей геополитической стратегии? Вероятность этого не слишком велика, однако, на мой взгляд, она все-таки существует, поэтому не будет лишним чуть-чуть "попрогнозировать" на данную тему.

Для того чтобы не было так уж смешно, приведу цитату из статьи Александра Игнатова, генерального директора информационного аналитического агентства при Управлении делами президента. Она была опубликована в 2000 году в приложении к "Независимой газете" ("НГ-Сценарии".) Вообще, сама статья крайне любопытна, ибо является своеобразным пособием по встраиванию России в так называемый "Новый мировой порядок". Именно таким образом наша страна, по мнению автора, и достигнет стратегического лидерства. Так вот, среди множества любопытных предложений автора, для темы нашего разговора наверняка будет интересным следующее: "Россия может и должна стать первым государством, где будет реализована политика интеграции мировых религий. Следует как можно скорее в законодательном порядке ввести понятие "государственная религия", к которой должны быть отнесены православие и ислам. Все остальные религии должны получить статус "поддерживаемых государством". Особо важным является признание одинаковой значимости для России православия и ислама как религиозных систем, исповедуемых единой славяно-тюркской этнической общностью. Данный шаг позволит на качественно новом уровне строить отношения с исламским миром — от получения инвестиционных ресурсов Исламского банка до прекращения поддержки чеченских бандформирований".

Поэтому давайте не будем торопиться с разговорами о фантастичности различных гипотез. К тому же нам ли, жителям России, не знать — как могут превращать в быль самую, что ни есть, "волшебную" сказку?

Автор этих строк вовсе не собирается пичкать читателя очередным триллером на тему исламизации (России или Европы). Сомнительно, чтобы исламизм сумел одолеть развитые северные цивилизации. Ему бы в своих собственных исламских странах победить. (Не дай Бог, конечно!). Но зато вполне возможно обратное движение, когда одна из северных стран осуществляет движение в направлении исламского мира, желая взять его под свое крыло (само собой, имея ввиду и собственную выгоду).

В принципе, такое движение пыталась сделать Европа, которая некогда открылась для миграционных потоков из Афро-Азии. Удовлетворяя свою нужду в дешевой рабочей силе, она, в то же время, пыталась, так или иначе, приобщить "мигрантов" к высокой европейской культуре. К тому же, европейцы упорно желали искупить свой комплекс вины в отношении некогда угнетаемых ими "туземцев". Особенно ярко все это проявилось на примере Франции, которая, собственно говоря, и поплатилась за свое чрезмерное "прекраснодушие".

Чем все это закончится — сегодня сказать трудно. Исламизации, как таковой, скорее всего не будет (по указанной выше причине). Но очень даже вероятен некий симбиоз западной демократии и восточного ислама, который ляжет в основу будущей Европы.

Россия, при известном развитии событий (скорее всего — после Путина), может также попытаться разыграть "исламскую карту". Но при этом она не будет использовать мифы светской демократии, а предложит расколотому исламскому миру имперскую идею. Разговор может пойти о создании коалиции исламских государств под эгидой "православно-мусульманской" России. Тем самым будет сделана попытка избежать двух геополитических "угроз" — американской и китайской.

США и КНР — это две великие державы, причем одна из них давно уже достигла статуса сверхдержавы, а другая явно и успешно на него претендует. В связи с этим они могут восприниматься как враждебные (по крайней мере, потенциально) государства. Ни исламский мир в целом, ни какая-либо его часть, в качестве таковой угрозы восприниматься не могут. Недоброжелатели ислама говорят о его "культурной" опасности, однако это несколько иное. Вот почему на уровне государственной стратегии вероятна "ставка на ислам". Причем сама этнокультурная экспансия из исламского мира в этом случае как угроза оцениваться не будет. Более того, она будет признана желательной, ибо предоставляет столь желанные трудовые ресурсы. Китай, конечно, тоже может рассматриваться как поставщик ресурсов, но его державная мощь выглядит пугающей. Если миграция ресурсов подкрепляется военно-политической мощью, то в воздухе уже попахивает оккупацией.

Один из факторов, который способен подтолкнуть нынешние элиты к реализации "исламско-имперского проекта" — демография. Уже сегодня тема заселения России (особенно, зауральских пространств Сибири) становится для них некоей идеей фикс. И оппоненты из патриотического лагеря будут тщетно пытаться противопоставить им свой вариант решения демографического кризиса, основанный на положении о высокой рождаемости. А все потому, что их проект на самом деле ничего не решает в ближайшей перспективе. Ведь даже если правительство немедленно станет исполнять рекомендации патриотов, и "бэби-бум" начнется уже завтра, то его плоды скажутся не скоро, а лет через восемнадцать. Действительной альтернативой стал бы "национал-технократизм", выражающийся в требовании немедленной технической мобилизации. Тогда роль дешевой рабочей силы играли бы автоматы. Но вряд ли нынешняя власть и нынешняя оппозиция окажутся готовыми дойти до необходимости таких требований, которые и в самом деле отвечают реалиям новой, постиндустриальной эпохи. Сегодня необходимо максимально сократить значение физического труда, но власть, также, как и оппозиция, предельно архаична. Оба эти направления мыслят категориями прежних эпох. Только патриоты апеллируют к аграрному обществу с его сверхвысокой рождаемостью, а власть — к обществу индустриальному, предполагающему импорт рабочей силы.

Импортировать рабочую силу попытаются из исламских стран, причем не только из Средней Азии. Ведь могут потребоваться десятки миллионов гастарбайтеров и переселенцев. К тому же вовсе не факт, что вся Средняя Азия окажется в сфере влияния России, многие элиты пожелают встать под покровительство Запада или Китая.

Понятно, что проект создания Исламского союза потребует очень серьезных реверансов в сторону самого ислама. Вот тогда, действительно, ислам могут сделать, наряду с Православием, государственной религией. А не исключено, что над Православием и исламом попытаются выстроить некий экуменический синтез. Основу для такого синтеза, как это ни покажется странным, найти, в общем, можно. Например, будет указано на, что обе религии так или иначе почитают Иисуса, а их последователи должны быть едины в борьбе против западного неоязычества.

Исламский союз, ведомый Россией, противопоставит себя, в первую очередь, США, но отрицанию подвергнутся и все западные ценности. Вообще, взаимодействие с исламом создаст для российской бюрократии дополнительные возможности распрощаться с западным либерализмом. В результате возникнет модель просвещенного деспотизма, который опирается на бюрократию и "жречество". А в экономическом отношении российско-исламская империя будет основываться на экспорте сырья. Небывалые запасы нефти и газа (Россия плюс экспортеры в лице исламских стран), которые окажутся в ее распоряжении, позволят достичь впечатляющих успехов и продлить существование на достаточно долгий срок. Примерно также сырьевой импорт позволил СССР продлить свое существование лет на двадцать — без особых технологических перестроек. К слову сказать, новое образование будет очень напоминать СССР, в котором мусульманское население грозило стать большинством, а мусульманские республики до конца сопротивлялись попыткам разрушить союзное государство. Только в отличие от СССР новая империя не будет исповедовать коммунистическую идеологию.

Впрочем, российско-мусульманскую империю, коли такая возникнет, ждет неминуемый крах. Бюрократическая махина, существующая за счет сырья (а именно такой вариант, судя по всему, всего ближе нашему чиновничеству), не сможет вписаться в рамки постиндустриальной цивилизации. Впрочем, туда не смогут вписаться и либеральные западники, которые пытаются повторить вчерашний день европо-американской цивилизации. Нет шансов и у архаичных патриотов, которые вообще предлагают двигаться в позавчера. Устойчивую модель развития может предложить только Постиндустриализм. Лишь ему под силу окажется поставить во главу угла не производство материи, а производство знаний. Речь идет о национал-технократии, которая сделает политику и хозяйство сугубо научными силами.

Александр Елисеев
АПН-Казахстан


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования