Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ИЗВЕСТИЯ": На базар за праздником. В Европе открылись рождественские ярмарки


Именно в декабре, когда не только в Москву и Питер, но и в западноевропейские столицы окончательно приходит зима, появляется отличный повод их навестить. Рождественские базары, открывшиеся уже в конце ноября в Вене, Страсбурге, Париже и прочих лондонах-мадридах, заставят вас забыть о холоде и слякоти, согреют душу нежными картинками евангельского вертепа, а в замерзшее тело вольют горячий глинтвейн, который лучше шубы защитит вас от непогоды.

В общем базарные атрибуты пред-Рождества и у католиков, и у протестантов одни. Расхождения в теологических нюансах мало сказались на аксессуарах: елки, изощренная иллюминация, прилавки, ломящиеся от глазированных пряников, засахаренных фруктов и елочных украшений, сделанные вручную деревянные детские игрушки, чаны с глинтвейном для взрослых и безалкогольными горячими же фруктовыми пуншами для детей - все это вы найдете на любом базаре с разными малозначительными вариациями на рождественскую тему.

Всюду фланируют от прилавка к прилавку разгоряченные вином и чувством влюбленные пары и многодетные семьи, выглядящие в этой праздничной суматохе такими счастливыми, что даже чужаки туристы, прибывшие поглазеть на эти дары волхвов из совсем нехристианской Японии, чувствуют свою причастность происходящему.

Приезжать сюда надо не в Рождество, когда все сидят по домам и глодают последние косточки жареного гуся, а накануне праздника, пока народ гуляет, веселится и готов поделиться своим весельем с каждым. И даже не слишком принципиально, проглядывают ли сквозь гирлянды лампочек и в просветах между натянутыми полосатыми тентами силуэты венского Хофбурга, парижской мэрии или мадридской площади Mayor. Хотя каждая страна нашла в этой праздничной феерии собственное место и своих героев. Их там и можно увидеть.

Рождество в ритме лендлера

Вена: Хофбург, Шенбрунн, Шпиттельберг 

Считается, что в Вену лучше всего ездить именно перед Рождеством, несмотря на холод (около ноля), частенько промозглый ветер, иногда - снег. А может быть, как раз благодаря ему. В Вене все рождественские атрибуты на месте и не кажутся новоделом, как лапландская деревня Санта-Клауса или новая родина Деда Мороза в Великом Устюге. Осторожные дамы прогуливаются здесь в каракулевых шубках, ступая в лодочках на меху по венской брусчатке, и готовятся к празднику, не обращая внимания на туристов.

Местные базары - пример для подражания. Из них нельзя выделить лучший, потому что все хороши и у каждого своя специализация. Хотя главный все-таки есть - понятное дело, перед Ратушей. Иногда здесь можно застать духовой оркестр, а в другой год - аттракционы. Но кроме этих забав все то же: пряники, граппа в подарочных бутылках, пунш, Gluehwein и игрушки - детские деревянные и елочные, стеклянные и из папье-маше, с неровной поверхностью и старинным винтажным рисунком.

Самый светский и универсальный базар - перед дворцом Хофбург. Народных игрушек больше всего на Карлсплатц, керамики, стекла и музыкальных инструментов - на Шпиттельберг. В Рождественской деревне, что в университетском кампусе, всегда играет музыка и крутятся старомодные карусели, а глинтвейн здесь пьют с 15 ноября до 24 декабря каждый день до 10 вечера.

Съестное в больших количествах - штрудель, глинтвейн и прочее - лучше всего искать у дворца Шенбрунн, летней резиденции Габсбургов, на самом очаровательном из венских базаров. Открыт он каждый день с 10 утра до 8.30 вечера и по полдня даже с 24 по 26 декабря. Можно приходить сюда, как в кафе. Если сразу как следует выпить, остаток дня вы проведете как в сказке.

У ангела под крылом

Нюрнберг: Кристкиндлесмаркт у Фрауэнкирхе

Если смотреть на Нюрнберг с Фюрстерских ворот, видно древнюю городскую стену, замок Кайзербург XI века и старый город, сохранившийся на диво. Наполеон превратил прекрасный имперский Нюрнберг в баварскую провинцию - и ладно: потомкам больше досталось.

Рождественский базар в Нюрнберге - такая же классика жанра, как в Вене. Но про Вену знают все, а в Нюрнберге накануне Рождества бывали немногие. Они видели огромный базар на рыночной площади перед древнейшей Фрауэнкирхе с танцующими фигурками в часах и нюрнбергского ангела - златокрылого Christkind, сыграть которого раз в жизни мечтает каждая жительница Нюрнберга. Красавице может быть от 16 до 19 лет, она должна быть ростом не меньше 160 см, иметь золотую шевелюру и тоненький голосок, которым это чудо природы будет звать народ на праздник.

Народ всегда откликается. Kristkindlesmarkt - такой же, как в Страсбурге, Рынок младенца Христа, разворачивается здесь не первое столетие. И даже не третье. Городская летопись хранит документ о том, что на Рождество 1626 года некая дама подарила приятельнице шкатулку со снежинками, купленную на базаре. Значит, в то время он уже был. В 1737 году Kristkindlesmarkt уже числился на балансе города: власти утверждали список тех, кто мог на нем торговать. В конце XIX столетия рынок закрыли, а в 1933 году открыли вновь. Но было поздно - все знают, что случилось потом. Не надо было закрывать.

На нюрнбергском Kristkindlesmarkt ни аттракционов, ни новых технологий - только старые. Елочные игрушки из стекла, дерева или папье-маше, свечи, вязаные рождественские чулки для подарков, совершенно несъедобные нюрнбергские человечки из сухих слив и орехов, кружево, эмаль, веера... И нюрнбергские пряники с миндалем, медом, шоколадом и Бог знает с чем еще.

Под боком у Фрауэнкирхе, в Ратуше, проходит тем временем "базарная" выставка - истории Kristkindlesmarkt, - посвященная или игрушкам, или почтовым каретам, или рождественским календарям. На выставку стоит заглянуть, чтобы потом вернуться к своим пряникам, овечкам, игрушкам... К героям вертепа и повеселевшей от алкоголя публике, которую надо побыстрее "догнать", опрокинув в себя чашку-другую обжигающего глинтвейна, согревшись и почувствовав себя своим на этом чужом празднике наступающего Рождества.

Сжигая "полено"

Париж: между ратушей и универмагом

Папа Павел VI полтора века назад сказал, что Францию каждый раз надо крестить заново. И наверняка имел в виду Париж. Меньше всего в парижском Рождестве святости. Ясли с царственным младенцем давно переместились в витрины универмагов, в мыслях о празднике - все больше надежд на распродажи, специально привезенные елки стоят без снега. Впрочем, в Вифлееме его ведь тоже не было.

Поесть, выпить и посмотреть - именно таков рейтинг предрождественских удовольствий в Париже. Хотя начать можно и с последнего. Посмотреть, например, вертеп - представление с известными героями: Марией, младенцем, волхвами и Вифлеемской звездой. Лучше всего пойти к ратуше: в огромном, метров 100 длиной, шатре перед Hotel de Ville разворачивается главное предрождественское представление Парижа. Здесь нет места древностям, сплошные лазеры и компьютерные технологии. Здесь прорва народу, дети верещат от счастья и самозабвенно лижут "бороду Пэра Ноэля" - сладкую вату.

А в Bon Marche, первом парижском универмаге, построенном 130 лет назад Эйфелем, в витрине разворачивается тем временем другой спектакль - кукольный. И тоже на тему Рождества. Сюда приезжают семьями - поглазеть на витрины. Подобные пьесы разыгрываются теперь и в других универмагах, но главная - в Bon Marche.

Кроме того, помимо непосредственных участников "Ночи Рождества", у парижан есть и свои герои - сантоны. Santon, или petit saint по-французски, маленький святой. "Маленькие святые" появились в страшные времена революции, когда мессы ночью не служили, а многие церкви и вовсе позакрывали. Люди молились в простых домах, а вместо статуй святых делали их копии. Вырезали из дерева, лепили из воска или хлеба. А потом из глины.

Так до сих пор и делают - крохотных, высотой сантиметра два-три, побольше, ростом с палец, и больших, до 20 см. Делают их только в Провансе, и в обычное время только там и продают. А перед Рождеством сантоны появляются в Париже, на всех без исключения рождественских ярмарках - и у Les Halles, перед лицом стеклянного монстра и за спиной восхитительной церкви Сен Эсташ, и у всех вокзалов - Северного, Лионского, Восточного, Сен-Лазар. И в веселых городках Пэра Ноэля, где бы они ни были, - в Дефансе, под арками торговых центров Монпарнаса или в Сен Жермен де Пре...

Нынешние сантоны - уже не портреты святых, ветхо- или новозаветных. Они теперь и есть народ. Булочник, мясник, зеленщик, рыбак. А то и вовсе продавец воздушных шаров. Есть и постоянные персонажи: красотка Roustido с красным зонтиком, Lou Ravi, который тянет в мольбе руки к небу, простак Pistachie с ослом в придачу и пьянчужка Bartomiou в колпаке, протягивающий младенцу Иисусу сушеную треску. 

Треска подводит нас к главной цели посещения рождественского базара в Париже - насытить свой желудок. Пост постом, но трудно представить себе это ежегодное действо без сыра и шоколадного "полена". Точнее, шоколадно-орехового Buche de Noel в память о традиции медленно сжигать в течение последних 12 дней, предшествовавших Рождеству, "рождественское полено". Теперь полено не жгут - только едят. Запивая всем, что Бог посылает накануне Рождества гурманам-французам. Обычно Господь бывает щедр. 

Кирш после Реформации

Страсбург: в окрестностях Крискиндельсмарика 

Родина "Марсельезы", она же столица Эльзаса, знаменита своим собором, построенным в XII веке (тогда он был самым высоким сооружением Европы), чудесным сладким вином "Гевюрцтраминер" и рождественским базаром - самым старым на континенте.

Главный страсбургский Marche de Noel ведет свою историю даже не с 1570 года, когда этот рынок чудес получил свое совершенно непроизносимое имя Крискиндельсмарик (Christkindelsmarik), а со времен дремучего Средневековья.

Тогда его звали Klausenmarik, или ярмарка Святого Николая. Теперь на этом месте стоит замок Роан. В те времена, о которых сегодня принято вспоминать без восторга, такие ярмарки устраивались в большинстве городов - и немецких, и французских, жители которых спешили к нарядному прилавку с единственной целью - купить подарки от святого Николая детям. Но в 1530-м случилась Реформация, Klausenmarik стерли с лица земли, однако праздник остался. Католиков с протестантами помирило чудо: 22 декабря 1570 года ярмарку возродили на новом месте - на Кафедральной площади (со временем рынок расползся и по соседним улицам) и с новым именем Christkindelsmarik - ярмарка Младенца Иисуса.

В честь дня его рождения гостей поят здесь не только глинтвейном и пуншем, но и горячим шоколадом, а кроме того, пивом и киршвассером - он же кирш, вишневая водка, которую в Эльзасе уважают не меньше, чем в Пруссии, а во Франции зовут eau de vie - вода жизни. Французские традиции здесь на глазах смешиваются с немецкими. Горячительное заедают немецкими бределями, миниатюрными слоеными пирожками, и шпрингерле - анисовыми пирожными, а детей закармливают совсем не германского происхождения фигурками из сдобного теста с романским названием "манала".

Ирина Мак

12 декабря 2005 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования