Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ИСЛАМ.РУ": Женский джамаат - не параллельная реальность. Мусульманки в России сталкиваются со множеством проблем разного плана


 Мусульманки в России сталкиваются со множеством проблем разного плана. Это и сложности с трудоустройством, поскольку принятый в фирмах и государственных учреждениях дресс-код не позволяет им появляться на работе в хиджабе, хотя объективно нет никаких противопоказаний к тому, чтобы выполнять свои обязанности в дозволенной Исламом одежде. Это и проблема воспитания потомства и досуга – охраны здоровья и занятий спортом в соответствии с предписаниями Шариата. Это и проблема милицейского произвола, задержаний и обысков.

Когда оперативники УБОП и ФСБ пытались ворваться в квартиру одного из "гуантанамовцев" в Набережных Челнах, его беременная жена вынуждена была стоять под дверью с топором в руках, ибо она опасалась за свою жизнь. Уже один этот случай показателен в том плане, что никакие проблемы уммы не обходят мусульманку стороной.

Даже если сама женщина непосредственно не вовлечена в исламский призыв, у нее есть муж, сын, отец, которые занимаются этим…

Казалось бы, все эти проблемы в первую очередь должны обсуждаться на встречах исламских женщин. Однако съезд мусульманок Татарстана, прошедший в Казани, являл собой не самый лучший тут пример. Это мероприятие было отмечено значительной степенью неадекватности собравшихся российским реалиям, а также львиной долей местечковой ограниченности.

Несмотря на то, что съезд позиционировался в качестве "слета мусульманок", в действительности, он проходил как сугубо татарский курултай. В связи с этим я поинтересовалась у молоденьких татарских сестер, есть ли в республике мусульмане других национальностей. Они ответили, что в Татарстане много русских, принявших Ислам, но с татарскими сестрами они почему-то практически не пересекаются.

Все выступления на конференции были исключительно на татарском языке, что придавало мероприятию привкус маргинальности, диаспорной замкнутости и оторванности от российской многонациональной уммы. Делегаткам от Москвы (кстати, обе – татарки по национальности) – Гюзели Якуповой, председателю фонда "Хадиджа", и Эльмире Гайнутдиновой, представительнице Духовного управления мусульман Европейской части России – обещанное слово вообще не предоставили.

Зал театра, в котором проходил съезд, состоял наполовину из бабушек, наполовину из пестрохиджабных девушек. Ожидали прибытия муфтия Гусмана Исхакова и Минтимера Шаймиева, однако вместо Исхакова заседание съезда пришлось вести проректору Российского Исламского Университета Сулейману Зарипову.

Присутствовали также некоторые высокопоставленные чиновники республики: премьер-министр Зиля Валиева, председатель Горсовета Эльфия Тутаева. В президиум входили представители местного Духовного управления мусульман – в частности, Валиулла Якупов, Наиля Зиганшина, а также теперь уже глава Союза мусульманских женщин Татарстана Альмира Адиатуллина.

Речи участников съезда были посвящены, главным образом, теме материнства и воспитания детей в духе Ислама. Интересен был доклад мусульманки, рассказавшей о налаживании системы халяльного питания, когда почти все школы Казани были переведены на дозволенные Шариатом обеды.

Этот результат был достигнут усилиями мусульманок, которые провели колоссальную работу. Безусловно, этот опыт весьма полезен для изучения исламскими организациями других регионов.

В то же время ряд выступлений был посвящен скорее проблематике этнокультурной, нежели исламской. Причем наряду со сложностями реальными зачастую вопросы поднимались в несколько странном ключе. Так, одна из выступавших женщин, преподаватель татарского языка, с пренебрежением отозвалась о тех мусульманах – кавказцах и русских – которые приезжают учиться в медресе Татарстана и заявляют: "Я приехал изучать Ислам, а не татарский язык".

Полемизировать с такой позицией, думаю, не стоит. Согласно Исламу, общим для мусульман является арабский язык – язык Корана. При этом национальные языки не нивелируются, каждый народ имеет неоспоримое право знать, изучать, сохранять свой язык, переводить на него исламскую литературу. Однако, что называется, перегибать палку тоже не стоит.

В общем, делегаты съезда дистанцировались от остальной части российской уммы – в ракурс их взгляда попадали скорее проблемы мусульманок-татарок, нежели мусульманок Татарстана, не говоря уже о женщинах России, исповедующих Ислам, трудности которых многим татарским сестрам видятся чем-то, как мне показалось, совсем чуждым и далеким.

Когда я говорила с татарскими мусульманками о произволе силовых органов, репрессиях, составлении "черных списков", их лица осеняла некая тень напряженности и нежелания говорить на подобные темы: "Альхамду-ли-Ллахи, у нас такого нет и, ин ша Аллах, не будет. Это проблема Кабардино-Балкарии, вот пусть наши кавказские сестры об этом и думают. А у нас другие заботы".

Прецеденты преследования бывших узников Гуантанамо Вахитова, Ахмярова, Ишмуратова и Гумарова, сфабрикованные дела в отношении членов многих мусульман, что особенно проявилось перед празднованием 1000-летия Казани, последние события вокруг татарского села Средняя Елюзань рассматривались теми сестрами, которые осведомлены об этом, скорее как исключение из общих правил. Равным образом они далеки от мысли, что любые проблемы российские мусульмане способны решить лишь при помощи консолидации уммы и приложения общих усилий к устранению трудностей.

В общем, сложилось впечатление, что они просто не желают брать на себя ответственность за те направления работы, которые крайне требуют сегодня мусульманских рук, в том числе и женских.

Задачу татарстанские мусульманки видят в основном в узконаправленной региональной работе. "Ин ша Аллах, вот поднимем на ноги наше женское татарское исламское движение, и лет через пять созреет общероссийское движение мусульманок", - примерно так рассуждали делегаты съезда.

Основная тема съезда - проблемы детских садиков и ограждения мусульманских малышей от их ругающихся матом сверстников, а также организация халяльных пикников и встреч молодежи с целью знакомства для создания семей.

Что ж, можно констатировать факт – маленькие дети легко впитывают все извращения нынешнего нездорового российского общества, и телевизор с бесконечными американскими фильмами, попсой и юмористами делает свое дело: многие детсадовцы между собой общаются именно так: "Ты, ка-азел, педераст!", "Да-а-а пошла ты на фиг, лиз-би-янка!", разбавляя эти дружелюбные реплики обильным потоком отнюдь не детской лексики.

Однако это опять-таки проблема общероссийская, проблема насаждения примитивизма, оболванивания российского гражданина, превращения его в быдло с пеленок.

Действительно, многие родители – кстати, не только мусульмане – желают оградить детей от этого, воспрепятствовать их деградации. Только на организацию детских садиков мусульманские женские организации не могут тратить всю свою энергию. Как ни парадоксально, такие проблемы выгоднее и эффективнее решать в частном порядке – путем открытия большего количества домашних исламских детских садов.

Кстати, это будет способствовать трудоустройству многих мусульманок, решившихся посвятить себя такому непростому делу.

А, кроме того, самим родителям-мусульманам стоит уделять больше внимания воспитанию собственного ребенка и прививать ему понятия, позволяющие самому отвергать низкопробное и уродливое. У многих мусульман есть соблазн переложить на кого-то ответственность за воспитание детей – на няню, на детский сад, на съезд мусульманских женщин и на женский съезд мусульманок. Но вряд ли это оправдано.

Кончено, не все татарские мусульманки, делегированные на съезд, ограничились узкобытовыми проблемами. На мероприятии присутствовали, например, мусульманские активистки, ценой огромных усилий добившиеся разрешения Верховного Суда на фотографирование на паспорт в хиджабах. Это казалось практически невероятным, и не все осознают, какое большое дело совершили они для мусульманок России.

Скептики, далекие от Ислама, ухмылялись, воспринимая это скорее как причуды и блажь исламских женщин. Однако речь в данном случае идет не только о соблюдении важного предписания Шариата, но и об элементарной защите прав женщин именно как граждан России. Мало кто задумывался о том, сколько сложностей возникало у постоянно носящих хиджаб женщин в аэропортах, при прохождении границы, при предъявлении документов милиции. У сотрудников последней возникали подозрения, что паспорт подложный.

Поэтому группа татарских мусульманок, добившихся внесения соответствующих изменений, по праву заслуживает уважения, это важное с социально-правовой точки зрения достижение. С одной из участниц инициативной группы, социологом Зульфией Фатхуллиной, Ислам.Ру публиковал интервью.

Но, в целом, чтобы решить проблемы мусульманок России, на мой взгляд, прежде всего, необходимо отказаться от стереотипов, что единственное предназначение исламской женщины – это готовка и вытирание носа малышам. Безусловно, либеральный феминизм в какой бы то ни было форме для мусульман абсолютно неприемлем.

Но нельзя забывать, что он начинается, в частности, и с того, когда женщины начинают педалировать свои темы в качестве основных для уммы.

Если вспомнить жен, дочерей и сподвижниц Пророка (мир ему), то они активно участвовали в общественной и интеллектуальной жизни. Фатима-Захра была верной соратницей своего отца и мужа, четвертого халифа Али ибн Абу Талиба (да будет доволен ими Аллах), участвовала в теологических дискуссиях, походах, исламском призыве.

Умм Салим, одна из активнейших сподвижниц, лично участвовала в сражении при Ухуде. Хадиджа, первая жена Пророка (мир ему), занималась, по современному выражению, бизнесом и успешно вела дела в торговле, однако, приняв Ислам, распорядилась собственным состоянием на благо гонимых и малочисленных тогда мусульман, поддержав их в том числе материально.

На них ориентируются активистки современных исламских движений мира. Это парадоксально на взгляд обывателя, но вовлеченность мусульманок в социальную жизнь наиболее высока в исламских движениях и организациях.

Женский джамаат невозможно рассматривать в отрыве от мужского в качестве некой параллельной реальности. Они должны взаимодополнять друг друга.

Этот же пример супруг, дочерей и сподвижниц Пророка (мир ему) диктует и российским женщинам, исповедующим Ислам, модель социального поведения. В этом плане мусульманкам России полезно будет перенять опыт их сестер на Западе и на Ближнем Востоке.

Анастасия Ежова 
"Ислам.Ру"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования