Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ИСЛАМ В НИЖНЕМ НОВГОРОДЕ": "Главное – чтобы мусульманину не мешали быть мусульманином". Интервью с автором одного из переводов Корана на русский язык Валерией Пороховой


Ровно век назад — в 1905 году — в Санкт-Петербурге был издан так называемый "Самаркандский куфический Коран", перепечатанный с одного из древнейших экземпляров Корана в мире — Корана Османа.

За прошедшие сто лет Коран в России не раз переиздавался, вышел в свет целый ряд переводов Корана на русский язык. Автор одного из них — Иман Валерия Порохова — стала в этом номере гостьей нашей "Чайханы".

— Валерия Иман-ханум, как одна из участниц круглого стола на тему "Европа — Россия — мусульманский мир: стратегия развития и модели сотрудничества", как вы могли бы охарактеризовать положение мусульман в Европе и России? Россия, на ваш взгляд, это окраина мусульманского мира или его неотъемлемая часть?

— У нас абсолютно разное положение вещей с Европой, потому как мусульмане Европы — это эмигранты, приезжие, а мусульмане России — ее коренные жители, которые живут в России и должны пользоваться всеми благами этой земли. Вот это очень важно понять. Мусульмане России — не пришлые, они "родные" жители Российской Федерации. Поэтому нас во много раз больше, чем во всей Европе вместе взятой. У нас очень большая мусульманская община — 22 миллиона. В одной только Москве около двух миллионов мусульман.

Мы должны открывать новые и новые просветительские учреждения. Ведь что такое теракт? Теракт — это невежество. Эти лю­ди думают, что они мусульмане —
именно в такой формулировке, потому что терроризм вне Ислама, вне всякой религии. А почему они так думают? Потому что у них нет доступа к просвещению, потому что в течение восьмидесяти лет советского режима были закрыты все учебные заведения, связанные с религией. Террористы — люди невежественные, берущие информацию, привезенную извне, а мы не можем знать, что все люди, приезжающие из-за рубежа, чтобы вести здесь преподавательскую деятельность, лояльны к России. Что они хотят России — ослабить или усилить ее? Мы не знаем реноме людей, которые приезжают в Россию и действуют на нашу молодежь. Поэтому я абсолютно уверена, что нам надо поставить препоны въезду зарубежных проповедников или сделать так, чтобы наши службы безопасности работали более грамотно — смотрели: да, вот этот человек непорядочный, он работает на то, чтобы создать в России проблемы, а вот этот порядочный, он несет чистое знание, пусть приезжает.

Сейчас у нас уже сформировался очень грамотный состав наших шейхов, которые достаточно хорошо владеют и знанием коранического текста и Сунны Пророка (САВ), и могут очень доходчиво объяснить этим молодым ребятам, полным энергии и желающим эту энергию использовать, что вот это можно, а вот это нельзя.

— А вы не боитесь, что если отдать на откуп спецслужбам решение вопроса о лояльности приезжих проповедников по отношению к России, то граница закроется для всех ученых-мусульман, приезжающих из-за рубежа? К сожалению, сегодня далеко не все политики, журналисты и представители спецслужб достаточно компетентны в вопросах Ислама, чтобы принимать подобные решения.

— Безусловно, наша мусульманская общественность, а также российская просветительская, и любая другая интеллектуальная, социальная, политическая наша элита еще только строятся. Что такое десять лет в истории человечества? Особенно когда каждый думает о хлебе насущном. Если бы мы были очень хорошо материально обустроены, мы бы больше средств кинули на просвещение. А так как мы еще и материально очень обездолены, то и у спецслужб не хватает средств, чтобы докопаться до истины, что вот этот действительно исповедует ваххабизм, и поэтому ему нужно закрыть рот потихонечку… не судить безусловно. Никто не имеет права судить за религиозные предпочтения, но закрыть рот ему надо. А вот этот не ваххабит. Он исповедует нормативный Ислам, и он проповедует чистейшее кораническое учение, поэтому ему нужно дать зеленый свет, чтобы он наших ребят поставил на путь истины и предупредил возникновение экстремистских настроений.

Тут нужно, чтобы спецслужбы проводили опрос в мусульманской среде — какого уровня этот проповедник, к чему он призывает, как он на все смотрит, на положение вещей… Только вы знаете, здесь все очень сложно. Например, в Соединенных Штатах над этим работают миллионные организации, которые внедряются в среду и узнают: вот это действительно террористы и готовят террористов, вот это действительно порядочные люди.

Мне, например, очень понравилось следующее: 1 августа было заявлено по Euronews, что президент Италии подписал указ о создании при президенте мусульманского совета, который будет координировать взаимоотношения между правительством и мусульманской уммой, проживающей в Италии.

— Но ведь у нас тоже есть подобный совет — совет по делам религий при Президенте РФ?

— Понимаете, у нас вроде бы есть такой совет, который возглавляет Александр Игнатенко. Но кто такой Игнатенко? Это партийный деятель советских времен, который сначала защитил докторскую по марксистско-ленинской философии, а сейчас почему-то объявил себя исламоведом. Что он может дать правительству? А именно он возглавляет комитет по делам религий при Президенте. Поэтому тут же еще и правительство должно очень разборчиво относиться к тому, кого ставить на такие должности. Раз у нас проблем больше с Исламом, чем с Христианством, возглавлять совет должен мусульманин, а не христианин, потому что Христианство у нас и так очень хорошо устроено, численность христиан в России превышает численность мусульман. Ситуация в стране очень сильно напряжена, и пока она ни каком уровне не решается.

— Может быть, создание закрепленного за мусульманином поста вице-президента могло бы изменить ситуацию к лучшему?

— Безусловно! Двадцатидвух­мил­лионная мусульманская община, безусловно, однозначно на данный момент испытывает и социальную, и политическую, и религиозную дискриминацию. Я объездила всю Россию, и я видела, какая идет мощнейшая дискриминация мусульман по религиозному, финансовому, политическому параметрам, какое мощнейшее давление оказывается. И я могу сказать, что, наверное, все-таки хорошо было бы создать… я не знаю, нужно ли это именовать вице-президентом, можно было бы назвать этот пост верховный советник Президента по религиозным делам России. И у этого советника или председателя религиозного совета, как в Италии, должны быть советники по делам Христианства, по делам Ислама, которые будут отстаивать интересы своей уммы.

— Валерия Иман-ханум, по сравнению с теми годами, когда вы работали над переводом Корана, число мусульманских организаций, мечетей и медресе значительно выросло, но усилилась и исламофобия. Как вы считаете, сегодня рядовому российскому мусульманину стало комфортнее жить в нашем Отечестве?

— Я думаю, что мусульмане стали чувствовать себя лучше в российском обществе, потому что они получили доступ к кораническому писанию, к Сунне Пророка (САВ). Сюда приезжают очень грамотные проповедники. Они приезжают из очень чтимых учебных заведений, таких как, например, Аль-Азхар, и дают очень объективную, нормативную кораническую информацию, что очень важно.

Я сегодня нередко слышу такие очень радующие меня высказывания, как "раньше я стеснялся, что я мусульманин, а теперь хожу и горжусь этим". И то, что человек реализовался на идеологическом поприще, то, что он сказал "Боже, как хорошо, Аль хамду лилля, хя мусульманин" — это очень важно. Это очень большой шаг вперед. Другое дело, что мы должны думать о том, чтобы мусульманину не мешали быть мусульманином…

Беседовала Асия Шакирова

Для справки:

Иман Валерия Порохова — академик Российской академии естественных наук, окончила Московский лингвистический университет, 18 лет преподавала в Московском инженерно-физическом институте и одновременно получила диплом философского факультета МГУ. В 1975 году вышла замуж за гражданина Сирии Мухаммада Саида Аль-Рошда, выпускника факультета шариата Дамасского университета. В 1985 году переезжает в Дамаск, где принимает Ислам и приступает к переводу Корана под тщательным контролем мужа и непререкаемого авторитета в мусульманском богословии доктора Зухайли, автора 16-томного тафсира к Корану. К 1991 году перевод завершен и передан в научно-исследовательскую академию Аль-Азхар (Каир), где текст в течение шести лет анализировался на предмет точности передачи смысла. В 1997 году Порохова была избрана членом Правления Евразийской международной академии информатизации при ОНН, в 1999-м — действительным членом РАЕН, президиум которой в 2002 году наградил ее Почетным знаком академии "За заслуги перед Отечеством".

"ИСЛАМ В НИЖНЕМ НОВГОРОДЕ"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования