Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"AGNUZ": "Человек, ушедший к Господу, не удаляется..." Интервью Папы Римского Бенедикта XVI польскому телевидению


– 16 октября 1978 года кардинал Кароль Войтыла стал Папой, и с того дня в течение более 26 лет Иоанн Павел II, в качестве Преемника св. Петра, как Вы сейчас, возглавлял Церковь вместе с епископами и кардиналами. Среди кардиналов были и Вы, Ваше Святейшество – человек, которого особо ценил и уважал Ваш предшественник; человек, о котором Понтифик Иоанн Павел II написал в своей книге "Вставайте, пойдем" – я цитирую – "Благодарю Бога за присутствие и помощь кардинала Ратцингера. Это надежный друг", писал Иоанн Павел II. Святейший Отец, как началась эта дружба и когда Ваше Святейшество познакомились скардиналом Каролем Войтылой?

– С ним лично я познакомился только в 1978 году, в период, предшествовавший двум конклавам и на самом конклаве. Но я, конечно, слышал о кардинале Войтыле, сначала главным образом в контексте переписки между польскими и немецкими епископами в 1965 году. Немецкие кардиналы рассказывали мне, какой огромной была заслуга и вклад архиепископа Краковского, и что он был настоящей душой этой поистине исторической переписки. От своих университетских друзей я также слышал о его философии и о величии его личности мыслителя. Но, как я сказал, наша личная встреча впервые состоялась перед конклавом 1978 года. Я с самого начала почувствовал к нему огромную симпатию и, слава Богу, хотя считаю незаслуженным со своей стороны, тогдашний кардинал одарил меня своей дружбой. Я благодарен за доверие, которое он оказал мне, без каких-то моих заслуг. Видя его, особенно молящимся, я видел, – а не только понимал, – я видел, что он был человеком Божиим. Это было главным впечатлением о нем: человек, который живет с Богом, и даже в Боге. Меня также впечатлила глубокая сердечность, которую он проявил ко мне. На этих общих Конгрегациях перед конклавом он несколько раз брал слово, и я имел также возможность оценить в нем масштаб мыслителя. Так, без громких слов, родилась дружба, которая исходила из самого сердца и, сразу после своего избрания, Папа приглашал меня несколько раз в Рим для бесед, и в конце концов назначил префектом Конгрегации Вероучения.

– Следовательно, это назначение и приглашение в Рим не было неожиданностью?

– Для меня это было немного трудно, потому что с начала моего епископства в Мюнхене, с торжественной епископской хиротонии в кафедральном соборе Мюнхена, я чувствовал, что на мне лежит особый, как бы супружеский долг перед этой епархией, поскольку подчеркивалось, что спустя десятилетия я был первым местным епископом, родом из этой епархии. Поэтому я чувствовал себя очень обязанным ей и испытывал к ней особую привязанность. Существовали также сложные нерешенные проблемы, и мне не хотелось оставлять епархию в таком виде. Я поговорил обо всем этом, откровенно и доверительно, со Святейшим Отцом, который относился ко мне с отеческой любовью. Он дал мне время подумать, он сам хотел подумать. В конце он убедил меня, что это воля Божия. Так я смог принять этот призыв и эту огромную, нелегкую ответственность, которая сама по себе превышала мои способности. Но, доверяя отеческому благоволению Папы и под водительством Святого Духа, я смог сказать "да".

– Этот опыт длился более 20-ти лет…

– Да, я приехал в феврале 1982, и это длилось до смерти Папы в 2005-м.

– Святейший Отец, каковы, по-Вашему, наиболее значительные черты понтификата Иоанна Павла II?

– Я бы сказал, что этот вопрос следует рассматривать с двух точек зрения: одна, ad extra – на мир, – и вторая, ad intra – на Церковь. С точки зрения влияния его понтификата на мир мне кажется, что Святейший Отец своими речами, своей личностью, самим фактом своего присутствия, своей способностью убеждать создал новую шкалу чувствительности к моральным ценностям, к значению религии в мире. Это привело к новому пониманию, новому восприятию проблем религии, необходимости религиозного измерения в человеке, и, прежде всего к тому, что в мире невероятным образом возросло значение Епископа Рима. Все христиане признали – независимо от различий и несмотря на их несогласие с приматом Преемника Петра – что он является официальным выразителем мнения христианства в мире. Никто другой не может говорить столь весомо в международном масштабе от имени христианства и сделать христианскую реальность полноправным участником мировых событий. Но и для нехристианских и других религий именно он был глашатаем великих человеческих ценностей. Следует также упомянуть, что ему удалось создать атмосферу диалога между великими религиями и чувство общей ответственности, которую мы все несем перед миром. Он стремился убедить, что насилие и религии – это две несовместные вещи, и что мы вместе должны искать путь к миру, разделяя ответственность за человечество. Рассмотрим теперь ситуацию Церкви. Я бы сказал, что, прежде всего, он сумел увлечь молодежь Христом. Это было новым явлением, если вспомнить о молодежи 1968 года и семидесятых годов. Чтобы молодежь испытала энтузиазм ко Христу и к Церкви, а также к сложным [для понимания] ценностям, этого мог добиться лишь человек с харизмой Иоанна Павла II; только ему удавалось настолько мобилизовать молодежь мира ради дела Бога и ради любви Христа. В Церкви он создал, думаю, новую любовь к Евхаристии. Свидетельством тому – нынешний Год Евхаристии, объявленный им с такой любовью; он придал новый смысл величию Божественного Милосердия; он также очень много сделал для углубления марианского культа, и привел нас, таким образом, к интериоризации веры и одновременно к ее большей действенности. Естественно, следует также упомянуть о том, – как мы все знаем, – насколько важным был его вклад в огромные перемены в мире в 1989 году, из-за крушения так называемого реального социализма.

– Что производило наибольшее впечатление на Ваше Святейшество во время личных встреч и бесед с Иоанном Павлом II? Не могли бы Вы рассказать о последних встречах, может быть в этом году, с Иоанном Павлом II?

– Конечно. Расскажу о последних двух встречах: первая – в больнице "Джемелли", примерно 5-6 февраля; и вторая – за день до его смерти, в его комнате. Во время первой встречи было видно, как Папа страдает, но он был в полном сознании и очень четко реагировал на окружающую обстановку. Я пришел к нему просто для рабочей встречи, поскольку мне нужно было узнать о кое-каких его решениях. Святейший Отец, терпя боль, очень внимательно выслушал меня. Затем в нескольких словах сообщил мне о своих решениях, благословил и попрощался со мной на немецком языке, заверив меня в своем доверии и своей дружбе. Я пережил огромное волнение, видя, как с одной стороны его страдание соединяется со страдающим Господом, как он несет свое страдание с Господом и ради Господа; а с другой – как он сияет внутренним покоем, оставаясь в полном сознании. Вторая встреча состоялась за день до смерти: он еще больше страдал, это было видно даже внешне, окруженный врачами и друзьями. Он был еще в ясном сознании, он дал мне свое благословение. Папа не мог больше много говорить. Для меня это его терпение в страдании стало великим уроком, особенно видеть и чувствовать, что он находится в руках Божиих, и что он предался на волю Божию. Несмотря на видимые страдания, он был спокоен, потому что пребывал в руках Божественной Любви.

– Святейший Отец, в своих речах Вы часто вспоминаете Иоанна Павла II, и говорите о нем, что он был великим Папой, глубоко чтимым предшественником. Мы помним слова Вашего Святейшества, сказанные на мессе 20 апреля, слова, посвященные именно Иоанну Павлу II. Вы сказали – цитирую – "кажется, что он крепко держит меня за руку, я вижу его смеющиеся глаза и слышу его слова, которые в этот момент он говорит лично мне: ‘не бойся!’". Святейший Отец, в заключение очень личный вопрос: Вы продолжаете ощущать присутствие Иоанна Павла II, и, если это так, то каким образом?

– Конечно. Начну с ответа на первую часть вашего вопроса. В начале, говоря о наследии Папы, я забыл сказать о множестве документов, которые он нам оставил, – 14 энциклик, много Апостольских и других посланий, – а все это представляет собой богатейшее достояние, которое еще не до конца усвоено в Церкви. Считаю своей главной и личной миссией не создание множества новых документов, но сделать так, чтобы эти документы были изучены, потому что они являются бесценным сокровищем, подлинным толкованием II Ватиканского собора. Мы знаем, что Папа был человеком, глубоко проникнутым духом и буквой Собора, и своими трудами он дает нам знать, что на самом деле хотел и чего не хотел Собор. Он помогает нам быть по-настоящему Церковью настоящего и будущего. Перехожу ко второй части вашего вопроса. Папа мне всегда близок через его тексты: я слышу его, вижу, как он говорит, и я могу находиться в постоянном диалоге со Святейшим Отцом, потому что через эти слова он говорит со мной, я даже знаю источник многих текстов, помню беседы, которые мы вели по одному или другому тексту. Я могу продолжать диалог со Святейшим Отцом. Естественно, эта близость через слова является близостью не только с текстами, но с его личностью, за словами я слышу самого Папу. Человек, ушедший к Господу, не удаляется: я все больше чувствую, что человек, ушедший к Господу, близок мне, и, поскольку я близок Господу, то близок Папе, и он сейчас помогает мне быть близким Господу, и я пытаюсь войти в его атмосферу молитвы, любви к Господу, любви к Марии, и я вверяю себя его молитвам. Так происходит постоянный диалог, и мы остаемся близкими, по-новому, но очень глубоко.

– Святейший Отец, мы ждем Вас теперь в Польше. Многие спрашивают, когда Папа приедет в Польшу?

– Да, намерение приехать в Польшу, – если будет на то воля Божия, если позволят времена, – есть. Я говорил с монс. Дживишем о дате, и мне сказали, что самым подходящим периодом является июнь. Разумеется, все еще следует согласовать с соответствующими инстанциями. В этом смысле разговор о визите можно считать предварительным, но, вероятно, в июне следующего года, если Господь позволит, я бы мог приехать в Польшу.

– Святейший Отец, от имени всех телезрителей сердечно благодарю Вас за это интервью. Спасибо, Святейший Отец.

– Спасибо Вам.

Ватиканское РадиоAgnuz

Ватикан, 17 октября 2005 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования