Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ЦЕРКОВНЫЕ ВЕСТИ": Великорецкий Крестный ход’2005: как это было…


"…Крестный ход, это не что иное, как прообраз нашего Крестного пути. Идя за Крестом, мы отрекаемся от мира и временно умираем для житейской суеты и забот. Пребывая в непрестанной молитве, мы боремся со своими страстями и становимся ближе к Богу…"

Митрополит АНДРИАН

(Из последней проповеди)

Ирина Кириченко: Последний привал

День первый

Утром наш поезд прибыл в город Киров. Все прибывшие испросили благословения у владыки Андриана и мы отправились дабы присоединиться к группе паломников ожидающих нас. Они начали свой путь еще в 5 утра, по пути остановившись в храме преподобного Трифона, ), и, приложившись ко святым мощам, теперь ожидали нас.

Соединившись вместе, крестный ход начал свой путь по улицам Кирова. Торжественное шествие вдоль трассы с хоругвиями, крестом, иконами, пением не могло оставить равнодушным внимание горожан. Встречные прохожие с удивлением оглядывались, кто-то приветствовал, кто-то просто смотрел и вслушивался в мелодичное пение шествующих. Благодаря сопровождению работников ДПС участники крестного хода беспрепятственно преодолели этот сложный отрезок пути. Сложный – именно по причине чрезмерного внимания, насыщенного движения и придорожного шума.

Достигнув первого привала люди с удовлетворением отметили, что наконец вышли за черту города. Нашему взору предстал великолепный вид "русских просторов". Поля, река Великая, лесные массивы вдали и ясное небо над головой… Сама природа радовалась и встречала паломников чудными видами и великолепной погодой.

Участники предыдущих крестных ходов прекрасно помнят прошлогодний, поистине "крестный ход", запомнившийся суровыми испытаниями - дождливой погодой, холодом и прочими трудностями.

Далее путь пролегал вдоль трассы. Надо отдать должное о. Глебу и Никите Бобковым, которые неустанно следили за тем, чтобы никто случайно не отстал или не вышел на дорогу. Когда же изнуренные палящим солнцем паломники вступили в лесное "царство", то щедро были вознаграждены за труды упоительной прохладой, тишиной и величием царственных сосен, берез, ароматами трав и мхов. Правда, тучи комаров явно обрадовались нашему появлению и встретили нас весьма "гостеприимно" и "со вкусом".

Первый обед

Преодолев значительную часть первого дня пути, мы вышли по проселочной дороге к уже знакомому нам железнодорожному мосту, перекинутому через широкую реку. Здесь нас ждали "бойцы невидимого фронта" - труженицы-повара, с любовью и усердием приготовившие нам трапезу.

Помолившись, что называется, "едиными усты, единым сердцем", настолько торжественно звучала молитва "Отче Наш…" паломники приступили к трапезе, а затем каждый получил возможность несколько отдохнуть. Ребята попрыгали в реку и, словно дети, резвились в воде, а девушки скромно ходили вдоль кромки воды, лишь слегка омочив ноги: не смотря на изнуряющую жару, скромность возобладала над желанием освежиться. Кто-то укрывался от палящих лучейв раскидистых ветвях прибрежных ив. Но вот раздался возглас, и, завершив привал общей молитвой, мы снова отправились в путь.

Во все время пути, практически не прерываясь, лилось стройное пение, иногда сменяемое чтением псалмов, канонов и т.д. Вот звучит звонкий как ручей голос Аннушки Терентьевой, читающей псалом, а вот глубоко, проникновенно, строго и поучительно читает чтец Петр Долнаков поучение. Затем поочередно поют хоры, то изящный женский, то торжественно величественный мужской. Но вот… все остановились и в полной тишине мы слышим молитву Первосвятителя за нас, за весь народ христианский, благоговейно склоняемся под благословение и продолжаем путь.

Первый день пути подошел к завершению. Мы пришли в город Мурыгино примерно около 19.30. Помолившись, преосвящейнейший владыка Андриан обратился к паломникам. Его проповедьбыла краткой, но весьма содержательной, полной отеческой любви и заботы. Владыка призывал паству к терпению и смирению, к кротости и воздержанию, даже в отношении смеха. Поблагодарил тех, кто, несмотря на трудности, решился повторить этот путь, приободрил тех,для кого этот крестный ход был первым, поделился своими впечатлениями. Утружденные шествием паломники с особым вниманием прислушивались к каждому слову. На тот момент никто и не мог себе представить, что эта проповедь была последней.

Однако путники, не смотря на усталость, еще долго не укладывались. Кто делился своими впечатлениями, кто гулял по вечерним улочкам, кто пошел купаться в теплых водах реки Великой. Суетливые бабушки, словно наседушки над цыплятами, все помогали тем, кто нуждался в помощи, кому больной палец перевязать, кому промыть и обработать царапины или еще какие досадные мелочи.

День второй

День начался с подъема в 4 утра. Торжественная процессия во главе с митрополитом отправилась в путь по ещё спящим улочкам. Раннее утро, лучи восходящего солнца, туман над полями. Впереди идет свещеносец со свечой, несут иконы, хоругви, крест.Чтец Алексей читает полуношницу, и так прочувствованно и глубоко звучат слова "…отврати Лице Твое от грех моих и вся беззакония моя очисти…".

Земля под ногами становится все более песчаной. Белый сухой песок превращается в истинное испытание, какна прочность обуви, так и на выносливость наших утопающих в нем ног. Солнце, так радовавшее нас в начале крестного пути, постепенно поднимается все выше, зной становится все нестерпимее. Нельзя сказать, кому труднее было вынести это испытание: певчим, задыхающимся от клубов поднимающейся из-под ног белой песчаной пыли, пожилым людям, особенно тяжко страдающим от жары, или владыке, который, как позже выяснилось, кроме трудов путного шествия, взял на себя ещё и подвиг полного воздержания от вкушения пищи…

Вот воспоминание одного из паломников: " Было настолько сложно идти, а мы по маловерию видимо не достаточно усердно молились, и вот в какой-то момент показалось, что сил не осталось совсем, а только упование на Господа. Люди шли молча, практически никто не разговаривал, лишь молитва звучала, как призыв о помощи: "Святителю Христов Николае, моли Бога о нас!". И через пару минут за поворотомпоказалось место привала. У некоторых на глазах были слезы: "Слава Богу, дошли!".

Привал был устроен на высоком холме, внизу которого протекал родник со студеной водой. Кто направился к роднику, кто просто расположился под раскидистыми ветвями великолепных деревьев отдыхать. Все устали, и после общей молитвы тихо разбрелись на трапезу…

Место привала нельзя обойти вниманием. Этот чудный уголок девственной природы завораживал своей красотой. Вокруг поляны росли величавые сосны, а под ними на устланной игловым ковром земле мирно дремали грибы маслята. Коричневые ровные шапочки выглядывали то тут, то там. Здесь же рядом ютились кусты с яркой спелой сочной ягодой брусникой, а поодаль раскинулись кустарники шиповника и зазывали ярко-красными фонариками спелых плодов.

Спустя час раздался звучный возглас протодиакона "Восстаните!". Привал закончился, и мыснова отправились в путь. Дорога, в основном, пролегала через поля и редкие лесополосы. Само созерцание Крестного шествия - вереницы людей, изгибающейся по полевой дороге, вызывало благоговейный трепет, настолько впечатляюще это выглядело. Паломников было около полутора сотен человек. Пение сибирских, нижегородских, московских певцов сливалось в единый слаженный хор. Женский и мужской хоры пели антифонно, придавая пению особый колорит и еще более торжественное звучание. Даже желающих нести хоругви было так много, что хоругвеносцы часто менялись, тем самым давая друг другу возможность и понести труды, и немного отдохнуть. Одним словом, безучастных не оставалось, каждый стремился внести свою малую лепту в единое общее Богоугодное дело..

Вот запели " Святый Боже…" и владыка благословляет продолжить пение до леса, под сенью деревьев остановиться и прочесть апостол. Последнее "Святый Боже…" запел женский хор большим распевом, как при выносе Креста. Владыка обернулся и так грустно посмотрел…сердце ёкнуло. Уже тогда было видно, что владыка устал, но он старался этого не показывать. Ведь и словами, и видом своим владыка старался ободрить паломников. И каждый раз, обращаясь к пастве, он столько чувства, мольбы вкладывал в каждое слово…и благословлял.

Последний привал

Последний привал был у плотины, расположенной географически примерно в 3-х км. выше устья реки Великая, на реке Грядовица. Место весьма живописное, тихое. Над рекой склонились вековые деревья. В воде кристально чистой можно было разглядеть плавающих рыб. Рядом располагался домик лесника.

Перерыв объявили на 30 минут. Кто-то пошел окунуться в воде, кто-то присел отдохнуть в тени деревьев, кто-то тихо пел стихи…Владыка побродил по мосточку, пообщался с нами и затем спустился к воде. Он словно прощался с нами, говорил такие слова, словно боялся не успеть сказать самого главного.

Все было спокойно, как вдруг, словно гром среди ясного неба, раздались испуганные крики, а затем и призыв на молитву: владыке плохо. Все сразу поднялись и поспешили к месту молебна. Молились истово, с верой и надеждой. Лишь небольшая группа медиков, также принимавших участие в шествии, находилась непосредственно возле владыки и прилагала все усилиядля спасения любимого пастыря. Еще несколько человек пытались связаться с "внешним миром" и вызвать скорую помощь или службу спасения.

Тем временем, основная часть паломников, совершив подряд три молебна "за болящего", продолжила путь, в дороге вознося молитвы, и искренне надеясь на то, что Господь сохранит владыке жизнь – как сохранял ее в прежних его болезнях.

…Однако, пути Господни неисповедимы, и воля Его не подвластна нашему уразумению. Придя поздно вечером в Великорецкое, паломники узнали о скоропостижной кончине архипастыря. Весть была настолько ошеломляющей и шокирующей, что люди просто отказывались в это верить. Как потом стало понятно, все старания медиков с самого начала были тщетны.

В 4 часа утра 11-го августа машина с телом преосвященнейшего владыки выехала в Москву.

В Великорецком

В селе Великорецком утром был совершен молебен, после которого о. Михаил Татауров обратился со скорбной, но очень глубокой по смыслу проповедью к молящимся: "…Крестный ход есть ни что иное, как наш путь к смерти. Смерть - это переход в мир иной, мир вечный, неподвластный человеческому разумению. На эти 5 дней мы распинаем себя миру, отказываясь от земных житейских благ. Владыка во время крестного хода преставился, как странствующий инок, как воин Христов на поле брани… Мы не должны оставлять начатое дело, нужно дойти до конца и в последующие года не оставлять данного еще нашими предками обета Господу…"

Эпилог

Смерть ходит совсем рядом, только мы за мирской суетой её стараемся не замечать, мы свыкаемся с ней, думая, что нас она не коснется, во всяком случае, хотя бы сейчас обойдет стороной, потому что нам так много надо всего ещё сделать, столько успеть. А она стремительна, внезапна! Так же и Страшный Суд наступит именно в тот момент, когда мы его не будем ждать, увлеченные погоней за своими мирскими нуждами и делами.

Последний путь Владыки стал для многих из нас самой яркой проповедью, которая ошеломила и потрясла сознание. Проповедь, открывающая смысл нашей жизни, ради чего мы пришли в этот мир и с чем уйдем из этого него. Дорога цена этой проповеди…

Великорецкий крестный ход, взявший свое начало 4 года назад, на этом не останавливается. Теперь он имеет ещё более глубокий смысл. Как бы перейдя на новую ступень духовного возрастания, требующего дальнейшего продолжения.

Валентина Синельникова: Памяти Митрополита АНДРИАНА

Крестный ход – это один из видов христианского подвига, который установлен в память о крестном пути Спасителя. На Святой Руси торжественные процессии с крестом, иконами и хоругвями были не редкостью. Почти в каждой местности было событие или праздник, в честь которого "творили шествие". Великорецкий крестный ход тоже родом из русской древности. В советское время эта благочестивая традиция была прервана, но в последние годы возродилась, благодаря инициативе владыки Андриана, тогда еще епископа Казанско-Вятского. И никому не дано было знать, что, отправившись в этот крестный путь в четвертый раз, Владыка завершит дни своего земного странствия.

Если установилась такая традиция, и крестный ход начался, то продолжается он при любых погодных условиях. Идет ли проливной дождь или нестерпимо палит солнце - паломники идут, останавливаясь только на кратковременные привалы, чтобы дать себе немного необходимого отдыха, и снова в путь, с молитвой, под сенью креста, за иконой святителя Николы. Путь, безусловно, не из легких, но ощущение того, что ты хотя бы несколько этих дней можешь принести в жертву Богу, придает сил. И еще – с нами владыка! Он идет впереди всех, сразу за иконами и священством, его поступь тверда, как и убеждение в необходимости совершения этого подвига. Наверное, с больным сердцем ему было идти труднее всех, но он никоим образом этого не проявлял. И никакие уговоры не могли заставить его отказаться от участия в крестном ходе. Когда в предшествующее воскресенье он в Москве говорил проповедь, рассказывая об истории возникновения Великорецкого крестного хода и призывая в нем поучаствовать, то те, кто по каким-либо причинам не собирался ехать в Киров, почувствовали себя дезертирами.

В этом году в течение всего крестного хода стояла сильная жара. На второй день пути, ближе к полудню, переходили небольшое поле. Под ногами клубится пыль, нещадно палит солнце. В этот момент богослужение как раз подошло к тому моменту, когда нужно было читать Апостол и Евангелие. Чтобы не стоять под палящим солнцем, решено было петь "Святыи Боже", пока не дойдем до леса. Многажды прозвучало это песнопение так, как поется оно на литургии. Для разнообразия запели длинный распев, какой поется в неделю Крестопоклонную на вынос креста. И неприятным холодком проскользнула мысль: "Словно покойника отпеваем". Во время чтения Апостола владыка присел на как-будто специально предусмотренный для этого пенек. Было видно, что утомился. Через три часа его не стало.

А крестный ход продолжался. Паломники вынуждены были покинуть своего святителя в надежде на чудо, которому, увы, не суждено было случиться. Уже в глубоких сумерках дошли до Великорецкого. Когда служба подходила к концу, запели "Утверди Боже", и привычно прозвучали слова "...спаси, Господи и помилуй господина нашего Высокопреосвященнейшего Митрополита Андриана...". Но вот служба закончилась, и только тут все узнали скорбную весть. А через десять минут молились литию за упокой любимого святителя.

Многие были в смятении, кто-то захотел уезжать. Наутро 11 августа помолились часы, освятили воду в купели. После этого к паломникам со словом проповеди обратился о. Михаил Татауров: "Братие, Владыка преставился, как воин Христов на поле брани, но как бы горько ни было нам, мы не должны останавливаться, нужно довести до конца начатое дело". Это словоукрепило присутствующих, придав сил для совершения обратного пути.Уехали из Великорецкого только те, кому действительно было необходимо.

Можно много рассуждать на тему, что было бы, если бы... Винить себя, искать виновных вокруг... Но видно, так судил Господь, такова была Его Святая воля, хотя порой нам и трудно ее понять и принять.

... Под сводами Покровского собора слышится мерное чтение Евангелия. Посередине – гроб с телом Первосвятителя. И -странное дело, - удивительное чувство легкости, как от соприкосновения со святыней. "Смерть – мужу покой есть" - говорил русский благоверный князь, святой Александр Невский. Владыка преставился ко Господу, в лучший мир, "идеже несть болезни, ни печали, ни воздыхания...". Только мы осиротели.

Опустевшее Рогожское... Всё и повсюду напоминает о потере. Погребение назначено на воскресенье, на которое в этом году пришелся праздник Происхождения Честнаго и Животворящего Креста Господня – символичное завершение Крестного пути Митрополита. Служба совершалась по обычному уставу, но плачем звучали привычные возгласы, сдержанным рыданием слышались голоса певцов. Казалось, что даже стены чувствуют боль. Несмотря на сослужение нескольких епископов, кафедра кажется пустой.

Многие потрясены случившимся. Многих волнует вопрос: а что же будет дальше с нами? Те, кто были с ним рядом – физически или мысленно, понимают друг друга без слов. И так хочется, чтобы то, что начато было Владыкой во благо Христовой Церкви, не ушло вместе с ним. Тогда его присутствие будет ощущаться еще долгое время. Не только на словах, а и в делах наших должно постоянно звучать: "Рабу Божию, преставльшемуся Митрополиту Андриану, ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ!"

"Церковные вести"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования