Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

РИА "НОВОСТИ": Террор в Дагестане имеет религиозные корни


Взрывы в Лондоне затмили теракты в Дагестане. Между тем в самой крупной (по площади и населению) республике российского Северного Кавказа теракты стали таким же привычным делом, как призывы муэдзинов к правоверным совершать намаз. При этом взрывы в Махачкале и Хасавюрте и теракты в лондонской подземке являются звеньями одной цепи.  Дагестанский исламский  терроризм становится в будущем проблемой номер один для российского Кавказа. Рассматриваемый его организаторами и вдохновителями как часть всемирного джихада, терроризм в крупнейшей северокавказской республике должен стать предметом не менее детального рассмотрения, чем взрывы в лондонской подземке.

В Дагестане сегодня мы наблюдаем терроризм более высокого уровня и качества по сравнению с соседней Чечней. Дагестанский терроризм в отличие от чеченского имеет более серьезное идеологическое наполнение. Во-первых, он в большей степени соответствует "международным стандартам". Теракты, совершаемые чеченскими боевиками, в большинстве своем анонимны. Причастность тех или  иных лиц к организации и осуществлению теракта доказывается в результате следственных действий.

Чеченский сепаратизм сегодня - это стремление к сохранению своей маленькой территории войны, неподконтрольной никакой власти. Серия последних терактов в Дагестане – подчеркнуто "авторское" дело. Имя автора – террористическая исламистская (ваххабитская) организация "Джамаат "Шариат"".

Джамаат "Шариат" взял на себя ответственность не только за махачкалинский теракт 1 июля, но и за целый ряд недавних политических убийств (убийство такого публичного оппонента ваххабитов, как Магомед-Загид Варисов). В марте нынешнего года Джамаат заявил о тотальной войне с сотрудниками правоохранительных структур Дагестана, причастных к "убийствам мусульман". Во-вторых, Джамаат четко и жестко декларирует свои цели. Это - создание исламского государства на территории Дагестана и ликвидация российского военно-политического присутствия на российском Кавказе. После махачкалинского теракта представители "Шариата" распространили заявление в интернете о готовности "высадить десант дагестанских моджахедов на территорию Москвы для проведения ряда диверсионных операций".

Эксперты называют Дагестан самым  "исламизированным" субъектом Российской Федерации. В процентном отношении ко всему населению республики именно Дагестан занимает абсолютное первое место по количеству верующих мусульман. Более 90 % населения Дагестана исповедуют ислам. С начала 1990-х гг. ислам в Дагестане переживает процесс "возрождения".

В начале 1990-х гг. ислам рассматривался как интегрирующая сила, которая сможет стать "стягивающим обручем" в этнически мозаичном Дагестане. По словам ведущего эксперта по изучению ислама в Дагестане З.С.Арухова (погибшего недавно от теракта исламистов), "ожидалось, что тотальность исламской системы регуляции, ограниченность ислама как социокультурной системы, гибкое взаимодействие с государственной властью- все это даст исламу важные преимущества в условиях социополитической перестройки общества". Однако превращение ислама в фактор стабилизации и объединения не произошло. Политизация и радикализация ислама стали  оборотной стороной религиозной либерализации. Кроме того, в процессе "возрождения" ислама в Дагестане обозначились фундаментальные противоречия между тарикатистами (суфиями) и так называемыми "ваххабитами" (салафитами).

Дагестанские ваххабиты сделали краеугольным камнем своей пропаганды и агитации критику власти в республике. Массовые злоупотребления служебным положением республиканских чиновников, коррупция, социальная дифференциация и как следствие высокий уровень безработицы, закрытость власти  и ее нечувствительность к нуждам населения стали причиной пополнения рядов салафитов. Последние предлагают альтернативу - истинный "исламский порядок", радикальный отказ и от коммунизма, и от демократии, и от "ложного ислама" как политических моделей.

При этом салафиты предлагают такую модель ислама, в которой нет места кланам, тейпам, вирдам, этничности. Это – универсалистский проект, который может быть востребован в полиэтничном и фрагментированном Дагестане.

Ваххабизация Дагестана сегодня - это результат клановости и закрытости региональной власти. Политическая элита в Дагестане фактически не обновлялась с начала 1990-х годов. Она оказалась эффективной в борьбе с этническим экстремизмом периода "парада суверенитетов", "чеченской революции" и басаевского рейда через чечено-дагестанскую границу. Но в противодействии религиозному экстремизму нужна более тонкая настройка системы власти.

Существует ли выход у России при таком наборе исходных данных?

Во-первых, российской власти необходимо, наконец, преодолеть регионализацию управления в республике. Для этого проект "российская политическая нация" должен продвигаться всеми имеющимися у федеральной власти ресурсами.

Сейчас, на первом этапе "исламизации", многие дагестанцы еще не готовы к радикальному разрыву с Россией. Следовательно, российский проект (универсалистский и надэтничный) должен выиграть конкуренцию у исламистского. Во-вторых, утверждение российских государственных институтов на Кавказе не должно сводиться только к антитеррористической борьбе. Это, прежде всего, эффективное регулирование внутренней миграции в перенаселенной республике. Переселение этнических дагестанцев из республики (экономически мотивированная миграция) – актуальнейшая проблема.

Другой не менее актуальной задачей является восстановление численности русского населения в республике. Русское население исторически - носитель европейских ценностей и модернизационных начал. Русские традиционно не связаны с этническими кланами и борьбой исламских "фракций" и могут играть стабилизирующую роль. Возвращение русских в республику - это, среди прочего, и заполнение опустевших после их выезда из Дагестана социальных ниш (интеллектуальный рынок, квалифицированная рабочая сила). Нормальная миграционная политика станет барьером на пути к скрытой сепарации Дагестана.

Сергей Маркедонов, зав. отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа

22 июля 2005 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования