Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"CIVITAS.RU": Прочность непорочности. Православные вообще, а РПЦ МП в частности – очень чувствительны к любым действиям со стороны Ватикана


Православные вообще, а Русская православная церковь Московской Патриархии в частности – очень чувствительны к любым действиям со стороны Ватикана. Уж и не знаю, почему. По любой, самой осторожной статистике, православных в России в десятки, а то и в сотни раз больше, чем католиков. Что же касается сознательно перешедших из православия в католицизм в результате пресловутой "миссионерской деятельности Ватикана", то вряд ли их число в наших пределах дотягивает до тысячи человек. Такие у меня сведения – быть может, не совсем точные в цифрах, но верные в принципе. Казалось бы, чего бояться? Однако ответ на вопрос – почему Третий Рим так шарахается от Первого – кажется, постепенно проясняется. Это, любезные читатели и читательницы, чистейшая психология. Но и она иногда работает. Как в притче про шапку, которая якобы загорелась на чьей-то очень честной голове.
Наверное, в русских православных душах очень много тайного католицизма. Отсюда упорное нежелание общаться с людьми, которые верят в непорочное зачатие Девы Марии, не велят священникам жениться (по-ихнему – целибат), а до недавнего времени вообще запрещали развод. И отсюда же – внезапные выплески страстного католического аскетизма в отдельных действиях наших политиков. Тех, что особенно озабочены нравственностью.
В общем, гони католицизм в дверь, а он лезет в окно. Недавно в этом окне появилась инициатива Московской городской Думы о недопустимости добрачного секса. И о мерах по его преодолению.
Сам по себе этот тезис является прямым и явным нарушением Конституции Российской Федерации, статьи 23, пункта 1: "Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени". Вряд ли кто станет спорить, что сексуальная жизнь для большинства людей и составляет главный предмет неприкосновенной частной жизни, семейной и личной тайны, а также чести и доброго имени.
Но наши законодатели – как правило, профаны в области Конституции. Они озабочены вещами более возвышенными. Нравственностью, например. Понимаемой как ужас перед сексом.
Однако давайте попытаемся рассмотреть данное предложение всерьез. Постараемся понять, к кому оно относится, как может быть реализовано, и зачем вообще нужно.
Но прежде всего – о двух частностях. Одна частность – умственного плана, другая – делового.
Про умственность: авторы предложения всерьез полагают, что реклама т.н. "безопасного секса" только разжигает чувственность населения, особенно юного. Это довольно-таки смешно. Они считают, что неукротимую половую энергию народа сдерживает только страх внебрачно забеременеть и одновременно получить СПИД вместе с сифилисом и прочей мелкой венерической флорой и фауной. А теперь, мол, когда реклама латексного презерватива – этого чуда середины ХХ века – заполонила все стены домов и окна автобусов – вот теперь, в обстановке полной безопасности, она же безнаказанность, народ начнет совокупляться почем зря, не заботясь о семейных узах и повышении ВВП.
Авторы указанной инициативы убеждены: безопасного секса не бывает. И вы знаете, они глубоко правы. И не только в том, что презерватив, как они справедливо указывают, не защищает от отдельных инфекций, гнездящихся вокруг известных мест. Впрочем, порвавшись, он не защищает вообще ни от чего. А если его в любовных хлопотах вообще забудут надеть… "Юноша и Презерватив" - современная версия басни "Мартышка и Очки".
Да, секс – это опасная штука. Но лишь в последнюю очередь из-за того, что можно что-то там, пардон, подцепить. Или, тысяча извинений, подзалететь.
Разве не опасно входить в близкий, ближе некуда, душевный и телесный контакт с Другим Человеком? Бог весть, что из этого может получиться! Весь спектр человеческих трагедий.
Например, незаживающая душевная рана первого опыта: желания слишком велики, ожидания разукрашены фантазиями о неимоверном блаженстве, но достигнутое торжество страсти оборачивается пошлым, обидным и невкусным трехминутным сексом на квартире у подруги, пока она во дворе с ребенком гуляет.
Или неожиданная перемена всей судьбы, всего жизненного курса: думал, легкое увлечение, приключение длиной в уик-энд, а оказалось – любовь, свадьба, семья, дети, теща и тесть, какие-то совершенно чужие, но неизбежные люди в ранге близких родственников.
Или драма неразделенного чувства: он (она) для меня – счастье всей жизни, а я для него (нее) всего лишь игрушка-куколка (престижный партнер).
Или фатальная социальная несовместимость при полном взаимном сексуальном восторге: "Не люби, богатый, бедную, не люби, ученый, глупую, не люби, румяный, бледную, золотой – полушку медную", как писала Марина Цветаева.
Или ужасное разочарование в той (в том), кого ты боготворил(а) – при том, что это разочарование может наступить не через месяц, что еще куда ни шло, а через пять, десять, пятнадцать лет, когда уже есть дети и налаженное совместное, простите за прозу, хозяйство.
И даже – снизим пафос – вульгарная телесная травма тоже иногда случается: соперник (соперница) может совершенно неожиданно морду набить (зенки выцарапать).
И так далее, и тому подобное. Так что безопасного секса не бывает, правда. Как и безопасной работы, безопасного отдыха, да и вообще безопасной жизни, которая известно чем кончается, и исключений из этого грустного правила пока не было.
Тут дело само собой подошло ко второй частности, а именно к деловой.
Деловая часть короче, но внушительнее. Говорят и пишут, что инициаторы этого замечательного проекта получили почти миллион долларов на пропагандистскую кампанию. Говорят, что скоро Москва покроется лозунгами "Безопасного секса не бывает!" Очень рассчитываю на хороший вкус дизайнеров, и надеюсь, что они не украсят плакаты изображением бледных спирохет в тысячекратном увеличении. Или портретами несчастных, доедаемых СПИДом.
Денежки, однако же, неплохие. Думается, в условиях угрожающего снижения рождаемости их можно было бы употребить на помощь молодым московским семьям. (Я пишу "московским", поскольку все это, так сказать, мероприятие относится исключительно к нашей столице.) Во всяком случае, распорядиться этими деньгами более, что ли, человеколюбиво. Особенно если учесть, что это бюджетные деньги. То есть наши с вами.
Потому что пугалки типа "поцелуй передает инфекцию" или "СПИД не спит" вряд ли способны хоть кого-то наставить на путь воздержания и целомудрия. Дело может обернуться совсем по-другому – всегда найдутся лихачи, желающие испытать судьбу.
Но вернемся к самому главному. Кого вся эта затея касается и как она может осуществляться на уровне более конкретном, чем настенные призывы к обузданию плоти?
Говорят о "добрачном сексе". Очевидно, все-таки, имеется в виду зеленая молодежь. Достигшая брачного возраста, но не желающая жениться, а предпочитающая проводить дни и/или ночи в безответственных сексуальных утехах. Однако ни существительное "молодежь", ни прилагательное "зеленая" не являются юридическими терминами. Поэтому позволительно поинтересоваться, до какого возраста секс является "добрачным", а после какого – просто сексом? Речь идет о частной жизни взрослых неженатых (незамужних) людей. Такие господа, кстати, встречаются все чаще и чаще. Так что же – любой старый холостяк-ходок все равно будет считаться ведущим "добрачную половую жизнь"? Равно как и любая незамужняя дама, имеющая, как бы это выразиться, постоянного поклонника? А ведь правда: жениться и в 70 лет никому не заказано. А как быть с разведенными? С вдовами и вдовцами? Ничего не понятно.
А вот супружеские измены к "добрачному сексу" никак не отнесешь. Логика не позволяет. Тут нужна новая инициатива целомудренных парламентариев, теперь уже об опасностях внебрачного секса. Но здесь миллионом долларов не обойдешься. Нужно миллионов сто – одна "полиция нравов" знаете какая дорогая?
Можно долго и громко хохотать, выдумывая все новые и новые способы контроля за добрачной сексуальной активностью молодежи. И особенно – способы пресечения этой активности. От моральных до хирургических. Или наоборот – способы легитимации добрачного секса. Например, ввести упрощенную регистрацию браков и разводов. В пунктах оплаты мобильной связи, в кассах метро и у постовых милиционеров. Для этого, естественно, понадобится "секс-вкладыш" в паспорт. Все это позволит значительно увеличить доходы городского бюджета.
Но если серьезно – зачем все это надо? Уж не затем, чтобы избавить молодежь от разных венерических неприятностей. И не затем, чтобы стимулировать ее поскорей вступать в законный брак.
И уж конечно не затем, чтобы показать Первому Риму морально-сексуальный кукиш. Наш ответ католическому целибату. Как в свое время – лорду Керзону.
Зачем же тогда? А вот зачем. Чтоб застращать молодежь. Приструнить ее. Теперь, когда нет ни пионерии, ни комсомола, молодежь совсем вышла из-под контроля власти. Теперь не крикнешь: "Сымай красный галстук!" Или не произнесешь елейно: "Вас исключат из рядов ВЛКСМ, что практически автоматически повлечет за собой исключение из вуза…"
А стращать очень хочется. Властям тошно глядеть, как растет поколение свободных людей, которые сами для себя решают, что им нужно, а что можно послать ко всем чертям. Власть нуждается не в свободных гражданах, а в виноватом быдле: им так легко и приятно управлять. Так пусть же молодые граждане будут виноваты хотя бы в том, что занимаются любовью без государственной регистрации.
Интересно, будут ли проверять документы у молодых целующихся парочек? И забирать их в милицию на предмет уточнения их состояния в браке?
Особенно если они будут целоваться во время антиправительственных митингов.

Денис Драгунский
CIVITAS.RU


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования