Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ЗА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА": Россия - официально несветское государство. Завершен процесс, который обозреватель «Русского курьера» Зоя Светова остроумно назвала Вторым Обезьяньим


И к злодеям причтен"
(от Луки, гл. 18, стих 37)

28 марта в  Таганском районном суде г. Москвы федеральный судья Владимир Петрович Прощенко, под жерлами 7 телекамер, в битком набитом зальчике, огласил приговор в отношении Юрия Самодурова, директора Музея и общественного центра "Мир, прогресс, права человека" имени А.Д.Сахарова исотрудника Музея Людмилы Василовской.

Поэт и художник Анна Альчук (Михальчук) была признана невиновной. Сотрудники Музея были признаны виновными по пункту "б" части 2 статьи 282 УК РФ. За содействие в проведение в январе 2003 года выставки современного искусства "Осторожно, религия!" их признали преступной группой, разжигающей национальную и религиозную вражду и унижавшую православных христиан и русский народ. Приговор был полностью основан на проказаниях погромщиков, разрушивших выставку 18 января 2003 г., и на комиссионной экспертизе, авторы которой честно зафиксировали свое полное неприятие современного искусства.Показания специалистов, приглашенных защитной (искусствоведов, философов, историков, культурологов) были отметены, как не учитывающие конституционную защиту прав верующих. В приговоре, которой изобиловал самыми страшными и грязными обвинениями - в разрушении првославного архетипа, богохульстве и богоборчестве, упоминались также: сатанизм, оккультизм и гомосексуализм (Полдень. XXI век). Признаками разжигания вражды оказались: сам погром, 11 томов стандартных доносов и черносотенные выходки в зале суда. Но, поскольку подсудимые были признаны судьей правозащитниками и просветителями, то Самодуров и Василовская "отделались" стотысячным штрафами.Суд также не решился удовлетворить требования прокуратуры о запрете на профессию для обвиняемых и об уничтожении экспонатов выставки. 

Первый вывод. Начиная с этого суда, наша страна более не светское государство (как ранее: не федеральное, не социальное; не демократическое), ибо художественная критика Моспатриархии отныне приравнена к нападкам на церковь, т.е. на верующих, т.е. на русский народ.  Юридически признано право Моспатриархии на монопольную интерпретацию "национальных" символов, а значит и легитимизацию защищаемой законом от критики национально-религиозной доктрины, которая полтора столетия назад именовалась "казенной народностью" (Православие-Самодержавие-Народность). Вернулась забытая как страшный сон церковная цензура. В своей очередной книге "Последнее оружие" лидер комитета "За нравственное возрождение Отечества", настоятель  церкви св. Николая Мирликийского в Пыжах протоиерей Александр Шаргунов слегка намекнул, что лишь насильственные акции против "богохульников" - пощечина Тер-Оганяну в 1998 г., погром выставки "Осторожно, религия!" в 2003 г. – заставили государство начать их уголовное преследование.  Очень важно, что в конфликте православных ревнителей и "плюралистов" государство (в лице гособвинения и суда) всецело оказалось на стороне первых. Это развязывает руки "глубоко верующим" штурмовикам.,

Вторый вывод. Отныне прокуратура стала арбитром не только в искусствоведческих, но и в богословских спорах, т.е. превратилась в полноценную инквизицию. Оборонительно-наступательный союз конфессий и прокуратуры нашел свое предельно четкое выражение в потоке синхронно сделанных в Таганский суд обвиняющих обращений со стороны Отдела внешних церковных связей МП РПЦ (епископ Егорьевский Марк (Головков), Евангелическо-лютеранской Церкви (Епископ Владимир Пудов), (Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений в России (раввина Зиновий Коган), Центрального духовного управления мусульман России (муфтий Фарид Салман (Хайдаров) и Российского объединенного Союза христиан веры евангельской (пятидесятников) (епископ Сергей Ряховски). Все эти религиозные и общественные деятели, а также священник Обухов, с достоинством повторили нравственный и гражданский подвиг легендарных первосвященников Анны и Киафы. Интересно, что все эти обращения были насыщенны в высшем смысле юридическим содержанием (преступный умысел и состав выводились с прокурорской тщательностью), но не содержали даже малейших богословских аргументов, и тем более, лицемерных просьб к суду проявить снисхождение, к которому прибегала даже инквизиция.

Третий вывод. Обвинительный приговор означает позорное идейное и моральное поражение церкви. Активность "глубоко верующих" уже вернула в оборот образы "черносотенных погромщиков". Приговор суда оживил тень еще одного интеллигентского "ужастика" - клерикальное иго, костры ведовских процессов. Необходимо отметить, что защита постаралась превратить процесс из суда над "богохульниками" в процесс над клерикализмом. Клерикализму вспомнили все - костры инквизиции, крестовые походы, геноцид, казнь Джордано Бруно, издевательства над Галилеем... Досталось и официальному православию: преследования староверов, поддержка советской власти, милитаризма, коррупция. Надо  сказать, что официальные представители РПЦ не обманули ожиданий, посетовав - в канун Пасхи! - на излишнюю мягкость справедливого приговора.

Четвертый вывод. Еще одним, уже состоявшимся итогом Второго Обезьяньего процесса стало возрождение хорошо забытого стиля идеологического доноса. И деятели науки и искусства, и церковные мужи изо всех сил старались оправдать высокое доверие государства, изощряясь в таких толкованиях смысла произведений, а также высказываний подсудимых, которые несут наибольшую крамолу. Искусствоведы, например, вполне реализовали возможность руками органов свести счеты с теоретическими оппонентами. Из наблюдений за типажами, наполняющими зал, и пояснений свидетелей обвинения,  показывающих, что на выставке он не были, но, благодаря Интернету, они (или их взволнованная паства) узнали истинное лицо разгромленной выставки, прорисовалось лицо "российского православного фундаментализма". Это вовсе не фанатичные граждане преклонных годов, лишь недавно попавшие из патриархальных селений в большие города и травмированные там зрелищем "Вавилона",  или истеричная малообразованная молодежь, подстрекаемая злобными проповедниками. Нет, это – горожане, сыны мегаполисов, не чуждые гуманитарному образованию, завсегдатаи Интернета, это – типическая "народная" интеллигенция. А сверху – интеллектуалы, разъяренные тем, что их эстетические предпочтения оказались на обочине постмодернистского мейстрима, это - богословы-самоучки, искусствоведы, обреченные на тусклую преподавательскую работу, подвижники религиозного возрождения 70-х, сводящие счеты с советским госатеизмом. Это - носители идей "консервативной революции", разбавленных до "умеренности". "Внизу" – вернется царь, мы тебя четвертуем; холокоста на вас нет. "Наверху" - картель "традиционных" конфессий, дружащих против "тоталитарных сект"; елейная защита прихожан "свыше ста национальностей" от раздуваемого Самодуровым антисемитизма.

Пятый вывод. Этот процесс, без сомнения, первый идеологический процесс в послеавгустовской России, и первый за последние 39 лет судебный приговор за "чуждое" искусство. Политические процессы были и до этого: "шпионские" процессы, "дело ЮКОСа", процесс над Лимоновым, недавние суды по нацболам. Но этот процесс носит характер отчетливого столкновения идеологий – теократической и либеральной. Это показал весь ход судебного следствия, которое шло с начала ноября 2004 года по 14 февраля 2005 года. Свидетели обвинения: погромщики и их болельщики из прихода церкви св. Николая Мирликийского в Пыжах, и эксперты обвинения, и церковные мужи, устно или письменно выступившие с обвинениями подсудимых, очень четко артикулировали  противостояние "врагов России и православия", сторонников "анархизма и безбожия" (выражение из пространного доноса казанского муфтия Фарида Салмана) с одной стороны, и поборников "державно-православной" России и иных религиозно-националистических мифологем. Фактически по спинке "скамьи подсудимых" в первом ряду 304 зала Таганского райсуда прошел фронт "холодной гражданской войны".

Евгений Ихлов,
защитник Людмилы Василовской,
Движение "За права человека" 
HotLog


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования