Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ИСЛАМ.РУ": Нужно ли России религиозное телевидение? Беседа с мусульманским журналистом Д. Маркусом


 Вопрос, вынесенный в заголовок, наш корреспондент задал Сергею Маркусу, который занимается религиозным эфиром на "Радио России". Ученик священника-богослова Александра Меня, с 1984 года он провел около 3 лет в заключении в Туве за антисоветскую и нелегальную религиозную деятельность.

В 1986 году выступил с призывом отказаться от религиозного диссидентства и участвовать в перестройке на условиях диалога Церкви и государства. В 1991 году он получил благословение Патриарха Алексия Второго "вести православные передачи, а также информировать о других религиях": подобрал ведущих для регулярных программ о православии, протестантизме, католицизме, буддизме, о разных восточных религиях, а также об Исламе. Сам тогда вел вместе с Владимиром Бруновым передачу для православных "Верую", а также ежегодные прямые трансляции рождественских и пасхальных богослужений.

После 2000 года, приняв Ислам с именем Джаннат, ведет "Голос Ислама" под псевдонимом "Андрей Хасанов" и занимается вопросами исламской культуры.

- Как известно, сейчас в обществе обсуждается заявление Министра культуры и массовых коммуникаций Александра Соколова, что в скором времени на российском телевидении может появиться православный канал. По мнению министра, появление такого телеканала "обогатит всю палитру телевещания". Существующей на первом канале программы "Слово пастыря" на сегодняшний день недостаточно. Вы с 1990 года занимаетесь религиозным вещанием именно на государственном канале "Радио России". Почему предположение министра вызвало бурную реакцию?

Причина проста: именно потому, что говорил министр, а не религиозный деятель. Желание любой конфессиональной группы иметь свои масс-медиа естественно и законно, но когда интересы одной из конфессий в прямом противоречии с Конституцией озвучивает федеральный министр – это говорит или о довольно-таки грубом прощупывании общественного мнения, или о профессиональном несоответствии.

Помните, недавно по центральным телеканалам показали фрагмент заседания правительства, где министр культуры пытался отчитаться о проделанной работе? Совершенно резонно другой министр – Сергей Шойгу – дал всем понять, что словоблудие в стиле постмодернизма не может быть государственным документом. И в итоге отчет не был принят – его отправили на доработку и назначили к слушанию на лето.

Показательно, что в дискуссию включился и министр обороны Сергей Иванов, поведавший о результатах изучения книг в библиотеке той воинской части в Подмосковье, откуда накануне сбежали солдаты с оружием и без повода расстреляли по дороге милиционеров. "Последнюю книгу, которую будущие беглецы взяли в библиотеке своей части, была книжонка "Убить мента",- сетовал министр.

Эта маленькая сценка из хроники правительства имеет знаковый характер. В культуре явно - "чрезвычайная ситуация", и недаром именно Шойгу первым так искренне среагировал на псевдодоклад.

И совершенно очевидна зависимость роста преступности, в том числе и в армии – от паралича государственной политики в сфере культуры. По сути, и это отмечают многие аналитики, в начале рыночных реформ государство отказалось от регулирования жизни методами культуры, опасаясь "цензуры".

В результате на смену тоталитарному советско-партийному диктату пришла вовсе не свобода – а диктат криминала. Это предвидел еще Николай Бердяев, написавший в 1920-ых годах, что на смену коммунистам в делах духа прийдут воры.

Иначе как объяснить небывалую ранее ассимиляцию блатного жаргона и в молодежной среде, и в прессе, и даже у политиков и "государевых слуг"! Язык – дом Бытия, как показал Хайдеггер. И когда стража порядка обзывают "ментом", когда героизируется насилие – каким еще может быть народ? Оттого и реакция буквально всех религиозных общин на современное ТВ как на нечто "развратное и недостойное".

- То есть, Вы хотите сказать, что усилия Русской Православной Церкви по созданию своего канала оправданны и только они смогут переломить кризис?

Конечно, РПЦ вправе выстраивать и выстраивает свои масс-медиа. Но Соколов озвучил замысел сделать это за счет всех налогоплательщиков – как государственный проект. И здесь двойная подножка: это неконституционно, и это может привести к огосударствлению Церкви. Что это значит?

Каждый гражданин России, вне зависимости от своего мировоззрения, будет оплачивать лишь одну и очень пристрастную позицию в духовной сфере. Но государство через медиа обязано дать голос и всем религиям, и тем, кто против них выступает.

Я понимаю, что министр может лично исповедовать православие. Я же лично исповедую Ислам. У миллионов наших сограждан – свои убеждения. Но когда мы работаем в государственном поле – министр, журналист или милиционер – мы обязаны соблюдать Закон.

Для меня удивителен тот факт, что в Коране Сам Всевышний неоднократно провозглашает, что Своей волей мог бы сделать всех людей единоверцами – но оставляет людям свободу верить и не верить, верить так или иначе. "Самый же лучший из вас – это самый благочестивый", - сказано в Священной Книге. Таким образом, демократические принципы свободы, совести и равенства, оказывается, укоренены в замысле Творца!

Но вот будут ли эти принципы соблюдены при возврате к монополии православных в идеологии – большой вопрос. Вспомним, как вводил новую для наших предков веру князь Владимир: сами русские православные летописи свидетельствуют – "огнем и мечем"!

А как обращались с иноверцами?.. И когда, по какой причине этот диктат пал и появился Закон о веротерпимости ? – вовсе не в результате богословских дискуссий, но под воздействием назревшей революции.

- Вы пытаетесь перейти на богословские темы и по сути на межконфессиональные споры?

Это не вопросы богословия – я напоминаю о реалиях нашей истории и их влиянии на день сегодняшний. Не нужно вторгаться в межрелигиозные сферы, чтобы видеть: за годы свободы от коммунистического атеистического режима РПЦ восстанавливала свое влияние в обществе, не проводя ни покаяния в своей среде, ни реформ, которые были прерваны Октябрьским переворотом. Работа Предсоборного Совещания, как известно, должна была обсуждаться на Соборе 1917 года, но уже было поздно: революционный срыв созрел во многом из-за бездействия Церкви.

Но и теперь православное сообщество по-прежнему живет средневековыми штампами: сохраняет непонятный пастве богослужебный язык, к управлению по-прежнему не допускает мирян, и по-прежнему выдвигает в качестве социального идеала монаха, то есть человека принципиально внеобщественного. Кроме того, тормозит дипломатическую активность, препятствуя диалогу России: начиная от огромного католического мира. Очень показательно, что лишь личными усилиями Президента удается наладить процесс воссоединения с зарубежной Церковью.

Солженицын справедливо писал, что первая и до сих пор действующая на страну разрушительно гражданская война – церковный Раскол 17 века. Кто мешает залечить ныне общенациональные раны трехсотлетней давности?

В социальной сфере вновь рецидивы средневековья: сопротивление введению ИНН, как и других цивилизационных новаций, очевидно, будет повторяться.

Итак, при всем благом желании деятелей РПЦ оздоровить общество, у них к этому нет ни современных ресурсов, ни действенной идеологии. Самое большее – могут призывать вернуться в "Россию, которую потеряли".

Пример: канонизация гражданина, не только не выполнившего свой профессиональный долг "хозяина Земли Русской" и главнокомандующего во время войны, но нарушившего Законы Российской Империи о престолонаследии и обрекшего свою семью на гибель. Я говорю о Николае Александровиче Романове, которого юридически нельзя именовать "последним русским царем". Но вокруг него строят миф государственного значения! Как можно на таком примере воспитать гражданина, мужчину, справедливого воина, патриота?

- Вернемся к телевидению. В разных странах мира есть опыт взаимодействия религий и государства на ТВ. Как его использовать?

Разнообразие обществ предполагает разнообразие подходов. Нам стоит учиться у всех – но делать определенно привязанное к нашей реальности. И пусть об этом идут споры.

В России, по-моему, не нужен даже отдельный религиозный канал, даже с "равномерным участием всех конфессий". Почему?

Ценности религии, как и идеалы патриотизма и военного воспитания должны пронизывать общее вещание. Не нужно "телегетто для религии". Понимаете ли, когда складывается представление, что вера и чистота – в монастыре, то остальной мир превращается в достояние Смердяковых и Шариковых. Увы, наши основные телеканалы ныне – во вкусе именно этих "героев".

Так зачем возвращаться вновь к изжитой средневековой модели "телемонастыря", тратить на это серьезные деньги, когда стоит расчистить основное вещание и придать ему те функции, которых недостает? Это, повторюсь, одновременно и военно-патриотическая тематика, и плюральная религиозная, программы образовательные и продуманные передачи психологического образования и телетерапии.

Есть ли место для этого? Да – на этом месте сейчас паразитируют передачи, которые держат нас за "Иванов, не помнящих родства" и за "Шариковых".

Парадоксально, что последнюю свою статью "отец открытого общества" философ Карл Поппер посвятил анализу влияния ТВ на демократическое общество. Он пришел к удручающему выводу: ТВ, не контролируемое культурной элитой, разрушит общество и все его ценности, в том числе все достижения демократии.

Мы видим это ярче яркого, включая ТВ у себя дома. Кстати, нет нигде сейчас более страшного "телевизионного образа мира": сравните, переключая каналы Франции и Италии, Турции и Саудовской Аравии, Индии и США! Где это можно сделать? Если не у себя дома по спутниковому ТВ, то теперь уже во многих отелях Египта, где специально для нас включили вещание ОРТ, РТР, НТВ и прочих.

Вы увидите: для российского зрителя "здесь и сейчас" уже начался ад, по сравнению с которым "скучно" даже на итальянских и прочих европейских каналах, не говоря о Саудии. А вот на ТВ Ирана, как правило, уже царит рай: средства современной компьютерной графики применены не для "голливудских спецэффектов" и нагнетания ужаса, а для любования красотой водопадов и парящих в небе птиц… Минимум рекламы – но максимум проникновенно-экстатического поклонения чудесам жизни и красоте. "Одно из качеств Всевышнего – красота, а Он любит все красивое", - так реализуется исламский тезис в телепрактике.

Духовный потенциал русской культуры и культуры всех народов Российской Федерации огромен. Избавиться бы нам от "бригад", "ментов" и "улиц разбитых фонарей" - наше ТВ стало бы не беднее.

На место декриминализированного вещания пусть придет ТВ для взрослых людей, желающих здоровья и процветания себе, своим детям, своим соседям. И пусть органичной частью здорового телевещания будут неназойливо и профессионально поданные религиозные сюжеты. "Телегетто для религий" ведь неизбежно опрокинет нас вновь в "Россию, которую мы потеряли".

- В чем, по Вашему мнению, должна быть особенность исламского телевещания?

"Весь мир, сотворенный Аллахом – чист". Это знает каждый читающий Коран. И в мире нет разделения на "светское" и какое-то особое "духовное, религиозное". Есть черное и белое, полезное для человека и вредное – халяль и харам. Следовать этим принципам, гениально простым и ясным – и творить свободно!

ИСЛАМ.РУ


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования