Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ГЕТТО": Вокруг "Осторожно, религия!"


 Выставка "Осторожно, религия!" в Сахаровском центре была разгромлена два года назад, 18 января 2003 года. Работы художников были порваны, сломаны, измазаны
 спреем и краской.

 Когда группа посетителей начала громить выставку, топожилая женщина-сторож выставочного зала Сахаровского центра вышла, заперла дверь снаружи и вызвала милицию, которая и арестовала погромщиков. В связи с тем, что от художников не поступило никаких заявлений о разбирательстве, погромщики предстали перед судом, но были отпущены. Но на суде они официально выступают как свидетели обвинения и отрицают сам факт погрома. Они говорят, что пришли на выставку посмотреть, есть ли
 там работы Авдея Тер-Оганьяна, "а тут вдруг приезжает милиция". Когда одна из православных женщин, посещающих процесс, в перерыве между заседаниями суда
 упрекнула их в лжесвидетельстве, которое "не подобает христианам", то ее чуть не побили. Следует также добавить, что в течение всего процесса здание Таганского суда наполнено верующими, которые держат иконы, поют псалмы и, когда приходят ответчики и свидетели по делу со стороны художников, оскорбляют их, называя "жидами" и т.п.

 Непосредственный вдохновитель погрома выставки и возбуждения дела – это протоиерей Александр Шаргунов, настоятель храма, прихожанами которого являются
 погромщики. В 1993 году Александр Шаргунов, в качестве духовного наставника, участвовал в штурме Останкино. В 1996 году он призывал свою паству голосовать "за
 Зюганова". Сын Александра Шаргунова является писателем, редактором приложения к "Независимой газете" "Ex Libris", был долгое время близок к НБП, теперь, говорят, больше к "Родине". В 2001-2002 годах верующие из его прихода – возможно, те же, которые громили выставку – проводили акции в защиту морали в московском публичном пространстве, бросая баллоны с красной краской в рекламные плакаты с изображениями голых женщин. Так что мы видим "воинствующих" православных – так же, как когда-то были "воинствующие безбожники".

 В собственность православной церкви постоянно переходит большое количество недвижимости. В области культуры, православная церковь располагает постоянно
 растущим влиянием, распространяются воскресные школы, издаются и вводятся в пользование православно-ориентированные учебники русской истории, методики преподавания в светских школах, и т.д. По оценкам, которые приводит православное радио "Радонеж", его аудитория составляет около 30 млн. слушателей. Поведение православных на суде строится на той презумпции, что мы уже живем не в демократическом обществе, в котором церковь отделена от государства, а в "православной Руси". Но верующим следовало бы понять, что это не так, что не вся Россия является православной, а состоит из множества различных групп людей, каждая из которых имеет свое представление о жизни и свои традиции.

 Внутри сообщества верующих существует и противоположная точка зрения. В здании суда ко мне, опознав во мне журналиста, подошли женщины, желавшие сообщить о том, что действует группа, озвучивающая тот взгляд, что настоящие верующие не принимают погром как христианское средство решения вопроса, и что христианам не следует преследовать тех, кто никогда не был в христианстве и "не знает  Истины" - так же, как если бить невежественного человека или ребенка, то это не откроет ему путь к постижению истины. Но эта позиция пока не вызывает широкого обсуждения и отклика, в то время как в качестве официальной позиции РПЦ воспринимаются выступления на радио "Радонеж" (несмотря на то, что оно не имеет благословения патриарха). Однажды там было заявлено, что погром выставки в Сахаровском центре не только одобряется верующими, но и в дальнейшем, в случае каких-либо подобных событий, верующим не понадобится никаких специальных благословений церковной или светской власти, чтобы положить конец подобным мероприятиям. "Радонеж" вообще отличается, я бы сказал, крайним цинизмом: он постоянно выступает против строительства в Москве Храма Кришны, с враждебностью говорит об исламе и буддизме. Также ведущие (в частности, протоиерей Дмитрий Смирнов) много говорят о "подвигах российских солдат в Чечне".

 В то же самое время, официальная риторика церкви постоянно эксплуатирует тему унижений, гонений, которым подвергалась и подвергается церковь, они постоянно говорят о преследованиях православия "при коммунистах", различных унижениях, которые якобы и теперь с ними постоянно происходят, а также тему испорченности современного мира, движущегося к Апокалипсису, ухудшающейся морали, и т.п. Такимобразом, в своем позиционировании относительно общества православные ставят себя в заведомо двойственное положение. С одной стороны, они отмечают
 успехи "возрождения православия", происходящего в силу режима благоприятствования со стороны власти, с другой, нагнетают враждебность в отношении всего окружающего мира. Они имеют возможность прибегать к различным линиям аргументации, в зависимости от того, какая из них лучше подходит в данный момент – наподобие девушки, которая использует взаимно противоположные доводы в зависимости от того, добивается ли она своих целей или отвечает на чьи-то чужие домогательства.

 Дело не в издевательствах над иконами или злонамеренности организаторов выставки, а в том, что православные воспринимают как кощунство вообще использование любых символов и знаков собственной религии вне их обычного контекста.

Будучи сопоставленными с любыми изображениями внецерковного ряда, эти знаки представляются им уже профанированными. Это можно диагностировать как ограниченность семиотического кругозора, отсутствие способности к пониманию многоязыковости, мультикультурности мира, следовательно, к диалогу. Эти
 православные приветствовали бы запрет на использование символов собственной религии в каком-либо другом контексте, кроме их собственного.

 Однако интересно, почему современное художественное сообщество отказывается выступать по поводу выставки, проявляя отсутствие профессиональной солидарности.
 Хотя отдельные частные инициативы – сбор подписей в поддержку художников на сайте А.Ковалева (уже собрано более 250 подписей), посещения процесса, -увенчиваются успехом, но официальные институции – такие, например, как Институт проблем современного искусства (директор И.Бакштейн, он же куратор-координатор Московской биеннале), "Художественный журнал" (главный редактор В.Мизиано),
 и др. - молчат, а некоторые представители (Б.Мамонов, А.Осмоловский, К.Звездочетов, В.Сальников) озвучивают враждебные к ответчикам по делу мнения и позиции. Безусловно, что одной из скрытых причин бездеятельности московского художественного круга является понимание того, что уголовное дело ведется по
 отношению к Сахаровскому центру – общественно-политическому месту, отличающемуся твердой и последовательной социальной позицией по целому ряду
 вопросов, важных для современного общества, в частности, по вопросу о войне в Чечне. Эта позиция по войне, на которую многие предпочитают закрывать глаза,
 о которой православное радио "Радонеж" говорит как о "славе русского оружия", но которая на деле справедливо может считаться русским национальным позором, - выражена висящим на фасаде Сахаровского центра плакатом с надписью большими буквами: "Война в Чечне идет с 1994 года. Хватит!"

 Олег Киреев

Из заметок во время судебного процесса по делу "Осторожно, религия!" - Анна АЛЬЧУК

 11 НОЯБРЯ. Вчера безумие всей ситуации достигло апогея. Сторож храма Николы на Пыжах, сморщенная старушка, в свидетельствах против нас дошла до откровения, смысл которого сводился к тому, что те, кто видел выставку "Осторожно, религия" и не
 оскорбился, должны сидеть на скамье подсудимых. Далее выступал погромщик Смахтин, на удивление благообразный молодой человек, работающий юрисконсультом в страховой фирме. Он напирал на то, что в Сахаровском центре проводилась не выставка, а преступная акция, а работы художников называл не иначе, как "орудия
 преступления". Несмотря на свое юридическое образование, все-таки не позволившее ему назвать Россию религиозным государством, он лжесвидетельствовал точно так же, как остальные. Может быть мне только  показалось, но судья (с удивительной
 фамилией Прощенко) смотрел на него испытующе и даже с некоторым негодованием, потому что, если другие свидетели могут и не знать конституцию, то в случае Смахтина это исключено.  Выступление следующего свидетеля, Люкшина, работающего в храме Николы на Пыжах, могло бы послужить учебным пособием для описания случаев тяжелейшего психоза. Маленький, хилый человек в потертом свитере страшно нервничал, дрожащей рукой записывал каждый обращенный к нему вопрос,
 вплоть до вопроса, как его зовут.  Ему было трудно даже отвечать на вопросы двух прокурорш, явно подыгрывающих погромщикам. Когда они его спросили, что он увидел на выставке, он сказал, что не может описывать этот ужас, это кощунство, потому что "жизнь остановилась", потому что он не успокоится, пока преступники не наказаны. "Я, - сказал бедняга, - теперь никогда не успокоюсь", потому что, оказывается, совершены преступления пострашнее тех, что были на Дубровке и в Беслане. "Когда происходит распятие Христа, да молчит всякая плоть!… Я могу только встать со крестом и умирать вместе с Христом, когда его распинают". Под конец он сказал, что религиозные символы принадлежат церкви и только с ее разрешения могут быть использованы в литературе, искусстве, где бы то ни было.

 Между тем я сама видела, как в перерывах в коридорах суда пели псалмы, кстати сказать, очень чисто и благозвучно, но от этого благозвучия не осталось и следа, когда появился пришедший поддержать нас правозащитник Сергей Адамович Ковалев. Раздались вопли: "Предатель русского народа!", "Враг России!", "Вон из нашей страны!".

16 НОЯБРЯ. Когда я возвратилась домой, мне рассказали, что по телевизору прошла передача, посвященная современному искусству, где обсуждалась выставка "Осторожно, религия". Известный арт-критик Екатерина Деготь энергично защищала выставку, а художник Мамышев-Монро, также присутствовавший в студии,
 причитал, что его, эдакую superstar, заманили чуть ли не насильно (до этого в публикации "Слава приходит в кандалах" он обвинял в этом армян). После погрома он
 "нарумянился как пряник и пошел пиариться" на пресс-конференцию; когда же увидел, что в зале сидят крутые ребята с лицами киллеров, не на шутку перепугался и с тех пор открещивается от выставки где только возможно.

 22 НОЯБРЯ. Все происходящее, кроме недоумения и негодования, оставляет у меня впечатление какого-то неправдоподобного, запредельного комизма. Когда мы выходим из зала заседания в коридоры, пенсионеры бросаются к нам и начинают тыкать в нас крестами, крестить разнокалиберными иконами (от маленьких картонных, до огромных деревянных), ожидая, вероятно, при этом почувствовать запах серы и увидеть, как мы,
 сопровождаемые языками пламени, с грохотом проваливаемся сквозь землю или рассыпаемся в прах. На последнем заседании под аккомпанемент злобного шипения: "жидовня, жидовня", -- какой-то дед крестил нас фотографией царской семьи в деревянной рамочке.

 Когда же мой знакомый пытался успокоить одну особо гневную старушку, говоря ей, что не пристало христианке проявлять такую агрессивность, она, резко вытянув перед ним руку с большим крестом, яростно воскликнула: "Встретимся в аду!"

 28 ДЕКАБРЯ. Судья впервые заранее определил расписание судебных заседаний на месяц. В январе предстоит 12 заседаний, причем, последнее, 28 января, совпадает с
 открытием мероприятия под названием "Международное Московское биеннале". (Я отказалась участвовать в двух феминистских проектах в рамках Биеннале, предвидя
 попытку скрыть, замазать факт судилища, и представить дело таким образом, будто в Москве свободно процветает современное искусство).

"ГЕТТО"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования