Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"АРГУМЕНТЫ И ФАКТЫ": В глушь. В Дивеево. За верой и чудесами. Часть 3


Окончание. Часть 1 см. здесь. Часть 2 см. здесь.

Профессиональный грех

И ВОТ настал час моей исповеди. Я читаю батюшке все тщательно записанное накануне по бумажке. Он внимательно выслушивает и спрашивает, почему не каюсь в профессиональном грехе (кстати, я только ему сказала, что работаю журналисткой). Оказывается, журналисты обязаны в первую очередь каяться в том, что невольно являются свидетелями чужой исповеди. Познание сокровенных тайников чужой души — большой грех, и я в нем покаялась.

Этой ночью допоздна проговорила со своими соседками.

— За наши грехи — наказание Божие, — размышляла вслух Екатерина. — Я как-то подошла к одному старцу, иеромонаху, большому молитвеннику, и спрашиваю: "Почему я, педагог по образованию, не могу найти общий язык со своими детьми? В школе со всеми детьми быстро схожусь, а со своими — нет". "А что же ты, голубушка, хотела, — сказал старец, — ты сколько в грехе жила. С мужем не венчалась, аборты делала, курила… да еще наследственные грехи на тебе. Понятное дело, они тебя к детям не пустят".

После ее слов мы вдруг услышали, как плачет Светлана. Вначале подумали, что от боли — у нее рак кожи. Бросились ее успокаивать, кто-то предложил лекарство. "Вы знаете, какой я была, — всхлипывая, бормотала она. — Ненавидела все церковное, всякие пакости про священников говорила. Сколько раз к разным ворожкам, гадалкам обращалась, собственным детям жизнь отравила! Ни во что жизнь не ставила, думала: уж если умру, то умру красивой. Вы видите, какая из меня красавица?"

Она все плакала и плакала, а мы, утешая ее, не заметили, как уснули.

Утром от нас ушла бомжиха. Ей внезапно полегчало, и она ушла. Далеко не комфортный монастырский кров и скромная пища ей, видимо, не приглянулись, и она пошла искать счастья в другие места.

Волшебный камень в дремучем лесу

ДАЛЬШЕ стали происходить и вовсе удивительные вещи. Начала заживать кожа у Светланы, и при одевании-раздевании она уже не стонала так мучительно. Екатерине на мобильник позвонили сыновья и сказали, что выпололи все грядки на даче. Ольга, окрыленная какой-то новой идеей, собрала вещи и уехала в Москву.

Я же, совершив таинство соборования, решила ехать вместе с группой паломников на камень, на котором молился Преподобный тысячу дней и ночей. В дремучем лесу за несколько сотен километров от Дивеева нас встретили полчища комаров и послушник Александр, который следит за состоянием камня и находящейся рядом часовенки. Первое, что здесь ощущаешь, — небывалый заряд энергии. От камня исходит такая невероятная сила, что усидеть на нем долго невозможно.

Еще в Дивееве я узнала, что неподалеку от камня есть келья отшельницы Веры, которая будто бы пешком пришла сюда из Тобольска. Александр показывает нам тропинку, и мы, отмахиваясь от комаров, бежим по ней. Минут через двадцать оказываемся перед старенькой избушкой, вросшей в землю. Из нее к нам вышла престарелая бабушка с поломанной рукой. От стерильного бинта отшельница отказалась, как, впрочем, и от лука, помидоров и хлеба, сказав, что печет его сама из… картофеля. Вдруг я наткнулась в сумочке на расческу. "Вот, возьмите", — протягиваю бабушке. "Благослови тебя Господь, — кланяется она мне до самой земли. — Я уже три года молюсь, чтобы мне Бог расчесочку послал…"

Потом она начала давать нам наставления типа: "Не ходите замуж, а уж если вышли, то живите, как брат и сестра". Или: "Скоро, совсем скоро антихрист станет управлять нами…" Долго слушать бабушку мы не смогли — помешали тучи комаров, от которых не спасал даже специальный дезодорант.

По возвращении в Дивеево я засобиралась домой. Несмотря на все бытовые неудобства и тяжелый труд, расставаться с монастырем было нелегко.

Невзирая на мою молодость и здоровье, мне желали мирной кончины и обязательного причастия перед ней. "Ты пойми, Олюшка, в страданиях — душа живая, восприимчивая, готовая в любой момент прийти на помощь. А в роскоши и праздности она каменеет, тянется к земному, преходящему. Тебе необходимо это знать именно сейчас, когда ты поверила в то, что жизнь продолжается на небесах…"


Ольга ИЖЕНЯКОВА
Фото Сергея КАЛИНИНА

26 января 2005 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования