Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"МЕГАПОЛИС": Сокровища московских нищих. Николай-угодник простит грехи тому, кто их найдет


 Рабочие, явившиеся ранним утром 1979 года ломать старый дореволюционной постройки дом в Большом Тишинском переулке, с удивлением обнаружили, что у них появились помощники. С десяток мужчин интенсивно орудовали кирками и кувалдами, в стенах двойной кладки зияли пробоины. "Вас кто прислал?" — поинтересовался бригадир. "С электрозавода, — откликнулся один из громил. — Это вместо субботника".
Ответ не убедил: упорство, с которым "электрики" вгрызались в остов здания, на добровольно-принудительный труд не походило. Да еще в такую рань! "Не, ребята, я серьезно спрашиваю", — не отставал бригадир. В это время возле объекта притормозил милицейский газик. Стук прекратился, и вся команда, оставив инструменты, бросилась врассыпную. Бежали через проходные дворы. Затеряются там — черта с два найдешь. Газик двинул в объезд, и почти сразу водитель заметил улепетывающего парня в грязной куртке. Задержали. Остальных догонять не стали: один есть — значит, сдаст остальных.

В отделении парень объяснил: нанял их один московский коллекционер. В этом доме, раньше отапливающемся дровами, есть редкие печные изразцы. "А чего ж вы с чердака начали?" — засомневался дежурный. Парень пожал плечами: "Изразцы фуфловенькие оказались, без рисунка. Думали, нам не заплатят, вот и вымещали злость..."

Коллекционер, которому позвонил дежурный, представился членом Академии художеств и подтвердил: да, он нанял шабашников. "Не добыли изразцы? Жаль. Вы уж отпустите парня, преступления ведь нет, правда?" Парня отпустили. Но этой же ночью проезжавший мимо разрушенного дома патруль снова заметил копошащихся на развалинах людей. И снова при виде милицейской машины таинственные шабашники бросились наутек.

— На конец 60-х — начало 70-х пришелся самый пик поисков. В центре Москвы шел массовый снос старого жилого фонда. Надо было успеть. Пока дом стоит и в нем живут люди, ничего нельзя сделать. Не придешь же к ним с просьбой расковырять стену? Ну а как только жильцов выселили, наши тут как тут. Несколько раз на самом деле находили небольшие клады. Но это все не то. До настоящих "подарков Дедушки Мороза" так и не добрались.

Поиском "клада московских нищих" 64-летний Виктор СИМАНЧУК занимается по наследству. Клад искали его отец и дед. А прадед был одним из тех, кто сокровища прятал. Причем прятали так ловко, что им бы позавидовали пираты, чьи награбленные богатства находили как орешки щелкали. Но о московском кладе мало кому известно. Достоверно можно сказать одно: он до сих пор не найден.

— Там были такие предметы, которые не скроешь, — уверяет г-н Симанчук. — За все эти годы хотя бы один, да всплыл бы. В музей попытались бы продать или в коллекцию.

Может быть, клад — всего лишь сказка? Ну какие сокровища могут запрятать нищие? Знаем мы эту братию! Едва "божьи люди" разживутся деньжатами, как тут же их спускают. Будет день — будет милостыня! Но г-н Симанчук уверяет, что раньше все было по-другому.

— Нищенство в России было профессией. Собирались целые артели. Не подать нищему считалось преступлением перед Богом. Русский народ от природы добр, он всегда попустительствовал бездельникам и пьянчугам. Из нищенства сделали прибыльное дело. Хорошим тоном было подать конвоируемому преступнику, и десятки проходимцев, сказываясь беспаспортными, сдавались полиции. Пока их водили из участка в участок, они ухитрялись собрать столько, что могли сразу купить корову! Полицейские на это смотрели благосклонно — тоже ведь православные люди с пониманием.

У нищих есть свой покровитель — святой Николай-угодник. Тот самый, которого почитают за Санта-Клауса, а по-нашему, выходит, Деда Мороза. Но, конечно, называть Николая Чудотворца Дедом Морозом грех. Это мы, поисковики, ввели между собой такой жаргонный термин — "подарки дедушки Мороза", чтобы посторонние не поняли, что речь идет о кладе артелей нищих.

Один из самых удачливых московских нищих Митрофан ИЗОТОВ — кстати, потомок разорившихся дворян — собрал просто несусветные средства. На них он хотел восстановить свой род, однако перед самой кончиной ему во сне явился святой Николай и пожурил: подают во имя Божие, а вы все пропиваете либо набиваете мошну! И Изотов понял: надо возводить храм. Во имя привечавшего нищих Христа Спасителя храм уже стоял, значит, рассудил он, надо построить такой же для прославления в веках Николая Чудотворца. Митрофан Изотов составил обращение к "коллегам", но, поскольку большинство нищих были неграмотными, его выучили наизусть и оглашали в артелях побирушек. Собственно, выучить было нетрудно: будем возводить храм Николаю, так что каждая сороковая копеечка идет в общий котел.

Это было в 1863 году. За пятьдесят с лишним лет, предшествовавших революции, нищенские артели и просто "калики перехожие" собрали гигантскую сумму. Прадед г-на Симанчука утверждал, что ни копейки не было украдено — это все равно что вынести из церкви иконостас. Туда же свою лепту вкладывали и лихие люди, на чьих взносах (иногда просто умопомрачительных) явно лежала кровавая печать. Но брали у всех и все: Николай простит, а Спаситель отпустит грехи.

— Накопленное сконцентрировалось в трех артелях, которые, по сути, были могущественными кланами, где все побирушки связаны родственными связями, — подходит к самой интригующей части своего повествования Виктор Симанчук. — Питерские нищие собирали "святые взносы" особняком, собирали и в Киеве, и в других городах, но, насколько я знаю, до столицы эти средства не дошли.

Итак, три артели уже вели переговоры с подрядчиками. Сколько собрала каждая из них, точно было не известно. Однако, когда верхушка собралась на сход и прикинула, получалось, что храм во имя святого Николая может сравняться с тем, что возвели в честь победы над Наполеоном во имя Христа Спасителя. Могли ли власти и Священный синод запретить возведение еще одного храма? Вряд ли — дело богоугодное. Было даже согласовано место строительства — Воробьевы горы. Но, как и многому другому, строительству помешала революция.

Из страны собранные средства вывезти никто не пытался — простые люди, нищие, что они могли сделать? Только спрятать деньги и драгоценности. В одну корзину все яйца не кладут, значит, каждая артель искала отдельное место. У тайных кладовых были общие признаки, по которым те, кому придется возобновлять оставленное на время (в этом они не сомневались) дело, смогут клады разыскать. Не учли одного: большевики объявили войну религии и изуродовали до неузнаваемости облик Москвы. Поэтому приметы, которые потомками артельщиков — кстати, уже давно объединившихся во имя общего дела, — передаются из поколения в поколение, во многом не соответствуют реалиям. И это при том, что они не являются простым перечнем — пойди туда-то, отмерь десять шагов, а представляют собой сложную головоломку, которую нельзя даже однозначно истолковать. Так что неудивительно, что уже четвертое поколение ищет "подарки Дедушки Мороза" и не может их найти. Тот самый дом №18 по Среднему Тишинскому переулку вычислили с огромным трудом, но и там Симанчука-старшего и его товарищей постигла неудача.

— Где искали раньше, сказать, увы, не могу, не имею права. Вдруг среди читателей найдется человек с уникальным мышлением и вычислит вероятное местонахождение хотя бы одного из тайников? Так что, извините, мы уж как-нибудь сами... И потом, мы должны исполнить волю наших предков и возвести храм. Понимаю, что с юридической точки зрения это выглядит абсурдом — по закону клад принадлежит государству. Но у нас есть один любопытный документ, который может нам помочь. Что-то вроде завещания. Но шансов, повторяю, увы, все меньше.

Игорь КРОЛЬ
"МЕГАПОЛИС"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования