Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"НОВЫЕ ИЗВЕСТИЯ": Страна марихуаны и хиджаба. Что стоит за конфликтом коренных жителей Голландии со своими мусульманскими согражданами


Судьбоносное решение о начале переговоров о приеме в Евросоюз первой мусульманской страны – Турции – обставлено в лучших традициях политических парадоксов. И дело не только в том, что саммит 25 глав государств, на котором это решение принимается, проводится под председательством Голландии – страны, погруженной в шоковое состояние после убийства в начале ноября мусульманским фанатиком кинорежиссера Тео Ван Гога. Ксенофобия и нетерпимость, выплеснувшиеся в поджоги мечетей и исламских школ, проявились именно в тех странах, которые считались наиболее терпимыми в Евросоюзе.

Сегодняшний Амстердам – пожалуй, один из самых поразительных городов, которые когда-либо видела наша многое повидавшая планета. Я живу здесь всего два месяца, и не было за эти два месяца ни единого дня, чтобы я чему-нибудь не удивилась.

Мой дом стоит не так далеко от центра, всего в каких-нибудь 15 минутах езды на лениво бегущем трамвае. А между тем, выходя утром из подъезда, я могу встретить самую настоящую цаплю, которая будет стоять прямо на тротуаре и, наклонив носатую голову, лениво, без тени страха разглядывать меня. В другой раз мимо прошмыгнет толстый серый заяц, прошуршит по траве еж или закружатся два зеленых попугая, один из которых любит опускаться мне на плечо.

И вместе с тем, бродя по этим пронизанным каким-то первобытным спокойствием улицам, я ни минуты не сомневаюсь в том, что шеф местной полиции говорил на днях правду, утверждая, что Амстердам в последние годы превратился в криминальную столицу Европы, куда слетаются на тайные вечери короли теневой экономики со всего континента. Я верю ему, потому что в моем районе, том самом, по которому гуляют цапли и носятся зайцы, средь бела дня убили знаменитого режиссера Тео Ван Гога. Убили зверски – расстреляли в упор, затем перерезали горло. А убийцу после перестрелки взяли в парке, где я часто гуляю с ребенком.

Для города и страны, где сняты почти все запреты, которых придерживаются большинство человеческих обществ, где разрешены гомосексуальные браки, где проституция внесена в государственный реестр профессий, где свободно продаются наркотики и т.п. – это событие стало шоком. Голландия вдруг заметила, что главный амстердамский парадокс вовсе не во всем этом. Он в том, что среди верующих здесь давно и уверенно преобладают мусульмане.

Мечетей – сколько дней в году

До какого-то момента эти взаимоисключающие миры – христианство и ислам – просто не пересекались. Мусульмане торговали зеленью и овощами, ходили разве что в магазин да в мечеть, жили своими "кишлаками", растили многочисленных детей и на голландском не умели даже здороваться. Чувствовалось, что их немало, но оперировать точными цифрами было как-то не принято. Помню, в одной из местных газет меня поразила цифра – оказывается, в начале прошлого века в Амстердаме местными властями был официально зарегистрирован один (1) мусульманин. В начале нынешнего века картина в корне иная – это видно даже на глаз. Крупные мусульманские общины есть в Гааге, Амстердаме, Роттердаме, Утрехте. Непосредственно в Амстердаме с его 600-тысячным населением 88 тысяч, по данным социологических опросов, исповедуют ислам. Уже сейчас каждый четвертый младенец, рождающийся в Нидерландах, появляется на свет в мусульманской семье. Это означает, что через двадцать лет в поколении 18-летних исповедующих ислам будет ровно половина. На Голландию медленно, но верно надевают хиджаб...

Мессии или шайтаны?

Нельзя сказать, что здесь до убийства Ван Гога этого никто не замечал. Но говорили об этом мало. Знакомые вспомнили только одну пожилую голландку, чьими последними словами перед смертью были: "У нас в стране мечетей, сколько дней в году! Ущипните меня, мне все кажется, что я в бреду!"

В основном же Амстердам декадентствовал с кальяном в зубах, упивался своей толерантностью и отказывался считать на улицах хиджабы. Это сделали Теодор Ван Гог и его единомышленница – бывшая мусульманка Айаан Хирси Али, которая отреклась от своей веры и в унисон с Ван Гогом кричала, что "инцест, насилие и аборты – норма жизни многих мусульманских семей" и что 60% абортов в Голландии делаются именно мусульманками. Причина, по которой эта маленькая, хрупкая женщина решила изменить Аллаху, кроется в ее прошлом. В детстве учитель Корана проломил ей на уроке голову, пытаясь таким способом что-то втолковать. Когда Айаан была уже студенткой и училась в Берлине, отец собрался выдать ее замуж за дальнего родственника из Канады, которого его дочь ни разу в жизни не видела. Хирси Али в ответ купила билет до Амстердама и навсегда порвала и с семьей, и с верой. Она приняла голландское гражданство и даже прошла в гаагский парламент от партии либералов.

Что же касается Ван Гога, то этот гений эпатажа, прежде совершавший подвиги вроде пробежки в трусах перед Королевским дворцом с громкими матами в адрес королевы, взялся за ислам не на шутку. Правда, роль этой пары до конца не ясна. И трудно понять, чего они принесли Голландии больше – вреда или пользы. Как сказал мне в приватном разговоре священник одной из весьма далеких от ислама конфессий: "Лично я не удивляюсь тому, что произошло. Тео Ван Гог сделал все, чтобы его убили. Скорее, я поражен долготерпением мусульман. Они столько раз его предупреждали...". Кстати, тот же священник заметил и еще одну довольно интересную и важную, на мой взгляд, вещь. Что голландское общество было взорвано, возможно, не убийцами Ван Гога, а... самим Ван Гогом, потому что его оскорбительные выходки заставили многих молодых людей, родившихся в турецких или марокканских семьях, но уже на голландской земле и зачастую даже не говоривших на языке предков, начать читать Коран. Просто из чувства протеста.

"Но как же получилось, что ислам стал в Голландии главенствующей религией?" – спросила я святого отца.

"Да очень просто, – ответил он. – Потому что церковь, как католическая, так и протестанская, играет в жизни голландцев очень слабую роль. Другие религии не борются за своих прихожан так неистово, как мусульманская. Я знаю немало случаев, когда голландцы, которые вообще-то по жизни в основном атеисты, принимали ислам. Все это происходит постепенно... Сначала им дают почитать Коран, и это чтение их увлекает. Может быть, если бы им дали Библию, они читали бы Библию. Человеку необходим жизненный стержень. Не случайно, 70% жителей западных стран, казалось бы, таких сытых и благополучных, страдают острой клинической формой депрессии. В современном мире у людей нет опоры под ногами, которую их предкам давала вера".

Как приручить имама

Ван Гог убит... Его накрытое простыней тело и теперь иногда показывают видеоэкраны в трамваях. Айаан Хирси Али, и прежде не выходившая из дому без телохранителей ни разу после того, что случилось с ее другом-режиссером, не появилась в общественном месте. На телевидении и в прессе не стихают политические дискуссии, лейтмотив которых: "После этой кровавой расправы Голландия никогда не станет прежней". То и дело вспыхивают мечети, к домам мусульман подбрасываются свиные головы. Так что же, эта маленькая европейская страна, которая столько лет дивившая белый свет своими чудачествами и вольнодумством, стоит на пороге серьезного политического катаклизма?

Об этом говорят сейчас многие. Но говорить можно все что угодно. Главный вопрос – что же теперь делать? Вряд ли Голландия, даже после Норд-Оста и Беслана осуждающая Россию за войну в Чечне, решится вскрыть свои собственные язвы хирургическим скальпелем и для начала выслать хотя бы нелегалов, число которых не поддается подсчету. А для "бархатной" революции путь, в общем-то, один. Ужесточать иммиграционные меры и добиваться ассимиляции уже осевших тут мусульман.

Кое-что, впрочем, власти пытались предпринять и до убийства Тео Ван Гога. Например, в марте прошлого года министр по иммиграции и натурализации Хилбранд Навийн, понимая, какую огромную роль в жизни малограмотных в массе своей исламистов играют их священники, трактующие Коран и объясняющие, как жить, изготовил занятный законопроект. Он предусматривал, что имамы, желающие практиковать в Голландии, должны сесть за парты и прослушать курс лекций по терпимости к другим религиям, женщинам и гомосексуалистам, марихуане и эвтаназии. По итогам этого своеобразного курса, который именовался курсом по голландскому языку и культуре, имамы должны были сдавать экзамен. И лишь на таких условиях им будет выдаваться въездная виза.

Очевидно, в этой идее есть здравое зерно – не случайно о чем-то подобном думают и соседи Голландии по ЕС. Хотя, честно говоря, я, например, не представляю, как можно "приручить" неистового имама амстердамской мечети аль-Тауида. Имама, вдохновенно читающего своим прихожанам вместо проповедей отрывки из запрещенной книги "Путь мусульман", согласно которой, в частности, с гомосексуалистами (которых здесь гораздо больше, чем дней в году и, стало быть, чем мечетей) следует поступать однозначно. А именно – сбрасывать с крыш домов и, если они после этого остались в живых, добивать камнями...

Инесса Рассказова

17 декабря 2004 г. 


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования