Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"МОСКОВСКИЙ КОМСОМОЛЕЦ": Последний из Ку-Клукс-Клана. Корреспондент "МК" взял интервью у бывшего лидера американских "белых балахонов"


— Зря ты его негром назвал...
— А он кто?
— Афроамериканец.
— А какая разница? Меня в школе так учили: в Китае — китайцы, в Германии — немцы, в этом, в Израиле — евреи. А в Африке — негры...

(Из фильма "Брат-2")

"Ку-клукс-клану разрешили убирать улицы", — гласит одна из первых интернет-ссылок, на которую я наткнулся в поисках информации об этой некогда мощной расистской группировке.

Оказывается, три года назад ячейка ку-клукс-клана из штата Миссури заявила о своем желании убрать участок шоссе в рамках правительственной программы "Adopt a highway" (дословно "усынови шоссе"). Интерес к этому участку дороги у "клановцев" вызвал тот факт, что по ней ежедневно возят в школу негритянских ребятишек. Однако департамент юстиции запретил "белым балахонам" участвовать в акции. Ку-клукс-клан вопреки ожиданию не стал жечь крестов или сооружать виселицы, а... подал апелляцию и получил-таки разрешение в обмен на обещание не устраивать провокаций.
Молчаливый протест с метлой на шоссе — это все, на что сегодня способна знаменитая в прошлом организация? Если верить газетам, то последняя жертва ку-клукс-клана — один из своих же, новый член 24-летний Джеффри Мурр. Он погиб при нелепых обстоятельствах: пуля, выпущенная в воздух его товарищем во время церемонии посвящения, срикошетила и попала аккурат в темя новоиспеченному расисту...
Так что же сейчас представляет из себя ку-клукс-клан? С таким вопросом "МК" решил обратиться к бывшему лидеру этой организации Дэвиду ДЮКУ. Он отнюдь не прячется в подполье — отыскать телефон экс-конгрессмена от штата Луизиана, кандидата на пост сенатора и губернатора Дэвида Дюка оказалось не так уж сложно.

— Что сегодня представляет из себя ку-клукс-клан, мистер Дюк?

— Расхожий образ людей в белых колпаках, сжигающих кресты и вешающих негров, не более чем голливудская выдумка. Во-первых, ку-клукс-клан никогда не существовал как однородная организация. Представьте себе палестинское сопротивление: почти так же хаотично и была устроена эта организация, состоявшая из умеренных и крайне радикальных сторонников. В нескольких южных штатах существовали сотни разрозненных ячеек, которые зачастую имели разногласия между собой. Я возглавлял одну из организаций "белых националистов" в родном штате Луизиана, и мы были вполне мирным формированием. Только один из членов нашей группы был однажды обвинен в расовом насилии.

Вообще все, кто стоял за взрывами негритянских школ и церквей, казнями, — обычные преступники, которые лишь прикрывались идеями клана. Но именно такой образ и был удобен Голливуду для того, чтобы снять фильмы о страшных "убийцах-расистах" с юга.

— Но среди куклуксклановцев действительно полно головорезов...

— Это было лет двадцать-тридцать назад. Сегодня ку-клукс-кланом называют какую-нибудь кучку придурков из Техаса, которые создают веб-сайт в кровавых тонах и собираются по ночам, чтобы попить пива и поболтать о "чистоте белой расы".

— И что, кресты на юге больше не жгут?

— Мало кто знает, что церемония сожжения креста ночью совсем не метод расовой дискриминации и не надругательство над святыней. Этот обряд называется "освещение Креста". Ку-клукс-клан всегда стоял на защите христианской религии, и освещенный ночью крест и есть символ той опасности, в которой оказалась Христова вера. В церквях по всему миру встречаются свечи в форме креста, обозначающие то же самое. При чем здесь негры-то?

— А чем вы занимались в клане?

— Я был главным идеологом своей ячейки, писал книги и статьи в местные газеты, а также письма в конгресс. Моей основной идеей была борьба с нелегальной миграцией и смешением рас. Я выступал против американской политики поддержки Израиля, предрекая большие беды для США в случае, если эта политика продолжится. Ведь если бы мы не лезли на Ближний Восток тогда — в 70—80-х годах, то не было бы ни 11 сентября, ни Ирака, ни других войн с нашим участием.

— Почему на протяжении многих лет пресса обвиняет вас в пропаганде расовой дискриминации?

— Я публичный человек, и до сих пор за каждым моим выступлением следят СМИ. Я составляю тексты своих речей очень аккуратно, чтобы не вляпаться. Но каждый раз после моего выступления где-нибудь да появится статейка под заголовком "Бывший куклуксклановец призывает убивать ниггеров". Дело в том, что слово "нигро" (negro — чернокожий. — Авт.) сегодня в английском языке с натяжкой, но допустимо, а похожее по звучанию слово nigger — оскорбление по отношению к чернокожим. Большинство скандалов как раз связано именно с тем, как пресса услышала сказанное мной слово "negro".
Меня это очень расстраивает, ведь цитаты намеренно искажаются, а когда я прошу журналистов предоставить диктофонные записи сказанного, обычно возникает заминка.

— Что вы думаете по поводу термина "афроамериканец"?

— В Америке политкорректность доведена до абсурда. Получается, что черного по цвету человека нельзя называть таковым. Сначала их называли "цветными людьми", потом их называли "нигро", затем просто черными. Наконец, появилось понятие "афроамериканец" — это полный бред, на мой взгляд. Надо называть вещи своими именами, а не выдумывать новые названия. Но в Америке на эту тему традиционно наложено табу, и обсудить ее в прессе не представляется возможным.

— Насколько сильна сегодня в американском обществе расовая дискриминация чернокожих?

— Сегодня набирает обороты дискриминация белых, причем сами белые ее и устраивают. Если ты негр, инвалид или гомосексуалист — тогда твои права кого-то волнуют, для тебя создают правительственные программы и некоммерческие фонды. Общая тенденция такова: негру гораздо легче получить работу в США, чем белому. Если негр провалил собеседование, то он просто идет и жалуется, что его притеснили по расовому признаку. Фирме не нужны проблемы, и он получает эту работу.
Для белых же установлена более высокая стоимость обучения в университетах, потому что традиционно негры были беднее. Но это поменялось, и сейчас многие белые ребята живут куда беднее негров из Гарлема.

— Вам нравится рэп?

— Я эту музыку просто не перевариваю. Это музыка грязных кварталов и их жителей — гангстеров и бродяг. Речитативы о "деньгах, наркотиках и белых, которые испортили жизнь черным братьям", — это то, что несется с экранов MTV на весь мир под названием "современная американская культура". Я своим дочкам, кстати, запрещаю слушать эту дрянь.

— А что, если дочь приведет в дом бойфренда-негра и скажет: "Папа, у тебя скоро родится внук"?

— Я постараюсь сделать вид, что ничего не происходит, но мне будет очень больно это слышать. Буду уважать ее выбор, потому что дети должны быть свободны от родителей. Но я очень хочу нянчить на руках белых ребятишек, а не негритят. Называйте меня расистом или кем угодно, но разве я не имею права хотеть иметь белых внуков? Я был бы рад, если бы мои дочери вышли замуж за русских парней.

— Если вы так не любите негров, то почему покинули клан?

— Я не говорил, что не люблю. Я просто против притеснения одной расы другой. На определенном этапе я понял, что не хочу нести на себе позор и отвечать за действия других членов клана. Просто устал бороться со стереотипом о клане и объяснять людям, что здоровый национализм и защита прав белого населения — это не одно и то же, что убийства и злодеяния против негров.

Стало ясно, что под эгидой клана я не смогу донести свои идеи до широкой общественности: брэнд ККК сам себя дискредитировал. И тогда я пошел в политику — выиграл выборы в конгресс от республиканской партии, баллотировался на пост губернатора и сенатора, набрав более 60% голосов европейского населения штата, но не выиграл.

— Наверное, в политкорректной американской большой политике вам помешала репутация расиста...

— Отчасти да. Я уже более 10 лет не имею никакого отношения к клану, однако первый вопрос, который мне задают журналисты, именно о нем. В конгрессе были и есть выходцы из клана, а также радикальной негритянской организации "Черные пантеры", на которых тоже всю жизнь висит клеймо экстремиста, что бы они ни делали.

— Вам когда-нибудь угрожали физической расправой за ваши взгляды?

— Да, я раньше получал угрозы от негритянских экстремистов, но это уже в прошлом. Сегодня даже они признали мои взгляды как умеренные и разумные. Среди моих сторонников — известный активист за права негритянского населения Джеймс Мередит. Он неоднократно высказывал мне поддержку, в том числе и когда я баллотировался в сенат.

— Известно, что вы отсидели несколько месяцев за уклонение от уплаты налогов. Что это за история?

— В 2001 и 2002 годах я выступал по телеканалу "Аль-Джазира" с призывом к Америке удержаться от агрессии. Госдеп давил на власти Катара, чтобы те не пускали интервью в эфир, но телеканал все равно передал выступление. Вскоре меня обвинили в уклонении от уплаты налогов, в то время как по моим бумагам я налоги даже переплатил — на 6 тысяч долларов. Но судебный процесс был очень быстрым — меня приговорили к 10 месяцам заключения в обычной тюрьме и штрафу. Даже если бы я совершил это правонарушение, то по нашим законам за такие преступления положено содержание в тюрьме низкого уровня безопасности, где сидят мелкие преступники. Меня же бросили в тюрьму к убийцам и ворам. В Америке нет политических диссидентов, зато есть эффективные методы расправы над ними.

— А чем сейчас занимается "американский диссидент"?

— Как и раньше, пишу книги, статьи, веду передачу на местной радиостанции. В политику больше не собираюсь — может, однажды снова попробую, но сейчас не вижу смысла. Я разведен с женой и своих дочерей вижу не так часто, как хотелось бы. Кстати, мечтаю о русской жене — у вас самые красивые и умные женщины.

Беседовал Алексей Анищук

16 декабря 2004 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования