Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
Распечатать

"НЕВСКОЕ ВРЕМЯ": Интервью гендиректора трех питерских соборов


В 58 лет он стал директором крупнейшего музея-памятника города и страны. Произошло это весной нынешнего года. Отныне в ведении Николая Нагорского находятся: Исаакиевский собор, Спас-на-Крови и Сампсониевский собор. Все они подчиняются ему, генеральному директору. По первому образованию Николай Нагорский - выпускник Ленинградского кораблестроительного института. Потом учился в Театральном институте, чтобы овладеть профессией режиссера народных театров, трудился в Молодежном театре, был директором Дома композиторов. В 1986 году он стал заместителем директора музея-заповедника "Царское Село", где и работал без малого 16 лет. И вот судьба сделала решительный поворот в жизни кандидата наук, заслуженного работника культуры.

Наш разговор начался с темы, которая не может остаться "за кадром", потому что ее актуальность очевидна каждому, кто хотя бы мало-мальски знаком с историей музея-памятника...

- До вас в кресле генерального директора находился Георгий Петрович Бутиков. Он проработал на этом посту 34 года. Вы унаследовали не только руководство уникальным музейным комплексом, но еще и тот коллектив, те традиции, которые сложились здесь при Бутикове. Как вы сосуществуете с его наследством?

- Я работаю директором только с апреля, но некоторые вещи для меня уже очевидны в том смысле, что они требуют если не радикальных решений, то плавных изменений. Стиль руководства Георгия Петровича, с которым - увы! - я лично не был знаком, складывался десятилетиями в совершенно конкретных исторических условиях. Я, как работник культурной сферы, сформировался в другую эпоху и на некоторые проблемы, связанные с нашим музеем, имею другой взгляд.

- Например?

- Взаимоотношения с Церковью. При моем предшественнике позиция руководства музея в отношении сотрудничества с Церковью в части использования наших памятников для богослужений была жестко настороженной. Я считаю, что мы должны и будем сотрудничать и с прихожанами, и со священниками. График проведения богослужений в Исаакиевском соборе так же, как и в Сампсониевском соборе, определен. Священники, которые их проводят, - люди вполне современной формации. Я знаком с ними лично и вижу, что и они понимают, в сколь уникальных памятниках архитектуры им приходится трудиться. Я считаю, что в храме, даже если он является памятником, должно звучать слово Божье.

- Как директор, вы накладываете какие-то ограничения на богослужения?

- Они связаны исключительно с количеством людей, присутствующих на службе, и графиком работы музея. Ведь в Сампсониевском соборе продолжаются реставрационные работы, которые были возобновлены после десятилетнего перерыва.

- Предполагается ли проведение богослужений в Спасе-на-Крови?

- Дело в том, что этот храм никогда не был приходским. Вокруг него даже не сформирована церковная община. К тому же следует учитывать и мемориальный характер этого шедевра архитектуры. Мраморный пол здесь толщиной всего в четыре миллиметра. Поэтому мы вынуждены порой сознательно ограничивать пропускную способность храма. Если же и вести разговор о службах, то они могут произойти только в исключительных, эксклюзивных случаях, крайне редко, с очень ограниченным кругом лиц.

- Все ваши три объекта имеют официальное название "храм-памятник". Какое из этих двух слов для вас важнее?

- Я считаю, что настоящий храм всегда является памятником культуры, истории, духовности. Точно так же истинный памятник архитектуры всегда выполняет функции храма, вызывая у его посетителей особое настроение приобщения к духовному просветительству.

- Георгий Петрович Бутиков в середине 90-х годов гордо заявлял всем начальникам, что, мол, Исаакиевский собор и его филиалы смогут прожить без государственной поддержки. Как вы сейчас относитесь к подобной точке зрения?

- Мне кажется, что в этих словах была некоторая бравада. Можно, конечно, вспомнить, как во времена Георгия Александровича Товстоногова в БДТ были сплошные аншлаги, но при этом театр все-таки получал дотацию от государства. Можно утверждать, что такой большой музейный комплекс, как Исаакиевский собор, содержался без копейки государственных денег, но в тот период в нем не велись реставрационные работы, была законсервирована реставрация в Сампсониевском соборе. Вот и получилось в итоге, что у музея отсутствует современная компьютерная база, не достает элементарной оргтехники, и в результате письмо в три строчки из нашего филиала в Сампсониевский сотрудники едут печатать сюда в дирекцию. При всех сложностях экономической ситуации есть вещи, которые в состоянии профинансировать исключительно государство. Культура сегодня не может и не должна быть самоокупаемой. Иначе мы рискуем вернуться к тем временам, когда в Спасе-на-Крови был склад картошки, а затем хранились декорации Малого оперного театра.

- Вы постоянно говорите о проведении ремонтных и реставрационных работ. Но Спас-на-Крови был открыт совсем недавно. В Сампсониевском соборе они постоянно ведутся. В этом есть необходимость?

- Что касается Спаса-на-Крови, то территория храма недаром огорожена. Леса, конечно, с него сняли, однако памятник спешили сдать к определенной дате, поэтому некоторые работы проводились некачественно и в спешке. Особенно по фасаду, за состоянием которого мы постоянно следим. Что же касается Исаакия, то недавно мы получили тревожный сигнал: из здания выпал небольшой камень, от которого на асфальте осталась вполне выразительная вмятина. В этом здании фасадные ремонтные работы не проводились годами. Считалось, что он стоит себе и стоит и ничего с ним не произойдет. Обследования показали, что, протяни мы с ремонтом еще десять лет, последствия могли оказаться непредсказуемыми. Время безжалостно к памятнику, поэтому работы по реставрации фасадной части собора мы будем вести постоянно по мере поступления средств. Еще один выразительный пример - золоченый купол Исаакия. Он не ремонтировался более 150 лет, со дня постройки собора. За эти годы в куполе накопилось немало проблемных мест. Если мы сможем изыскать средства, то придется купольное покрытие по частям снимать, спускать вниз, на земле приводить его в порядок, реставрировать, а затем поднимать обратно. Мы подсчитали стоимость всего этого...

- И каков результат?

- 50 миллионов долларов.

- Однако поток посетителей и в Исаакий, и в Спас не ослабевает, а, по-моему, возрастает. Следовательно, музей зарабатывает какие-то деньги...

- Мы радуемся тому, что народ идет к нам, но при разумном и сопоставимом с другими музеями уровне цен на входные билеты это не может принести те денежные средства, которые необходимы для содержания и реставрации наших храмов-памятников.

- Сколько же посетителей проходит через них в год?

- Примерно полтора миллиона человек в Исаакиевском соборе и около пятисот тысяч в Спасе-на-Крови.

- Вы анализировали соотношение в этом потоке "наших" и "не наших" туристов?

- Конечно. К нашему приятному удивлению, три четверти составляют наши соотечественники. Оба наших действующих музейных объекта - это прежде всего памятники отечественной истории. И мы стараемся, чтобы наши посетители воспринимали их не только как некий впечатляющий аттракцион, но и получали необходимые сведения, чтобы музеи выполняли свою просветительскую миссию. Для этого сейчас проводим реэкспозицию внутри Исаакиевского собора, обновляем ту информацию, которая там представлена, думаем над использованием современных технологий, в том числе и компьютерных.

- Вы не проводили исследования вашей публики по социальному составу?

- Этим я занимался в бытность заместителя директора в заповеднике "Царское Село". Подобная проблематика имела отношение к теме моей диссертации. В итоге мы выяснили, что Царское Село все-таки воспринимается многими как элитный музей-заповедник. Во всяком случае, туда направляются люди образованные, знающие историю, культуру и архитектуру. Выяснили мы и еще одну любопытную деталь: для многих первые посещения Царского Села связаны с впечатлениями детства. Оказалось, что сюда люди приезжают уже по традиции. Нам это помогло в работе, когда мы четко сформулировали для себя задачу превращения музея-заповедника в тихом провинциальном городе в крупнейший музейный объект российского и городского уровня. Мне кажется, что нам это удалось сделать. Что же касается моего нового места работы, то я для себя сформулировал аналогичную задачу. Опыт и знания для этого, смею думать, у меня есть.

- Однако "Царское Село" - уникальный комплекс, объединяющий не только дворец и парковые павильоны, но еще и красивейший парк. Там, по-моему, гораздо больше возможностей, чтобы разнообразить работу с посетителями по сравнению с Исаакиевским собором, в котором есть только уникальная архитектура...

- Я бы сказал иначе: в Исаакии совсем иные возможности для того, что раньше называлось социокультурной деятельностью. Например, мы пошли на эксперимент в связи с летним хоровым сезоном "Под сводами Исаакия", когда впервые в истории этого памятника и в истории нашего города здесь прозвучала русская духовная музыка. Петербургский камерный хор под руководством Николая Корнева исполнил "Всенощное бдение" Рахманинова.

- Эксперимент удался?

- Несомненно. На открытие пришли около двух тысяч человек. В соборе царила удивительная атмосфера. Мы внесли минимальные элементы театрализации в концерт. Он начался с того, что мажордом зажег свечи, затем открылись Царские врата в алтарной части. А в финале врата закрылись. Аплодисменты были искренними и продолжительными. Публика после окончания концерта долго не хотела расходиться. Мы неслучайно выбрали 22 июня как дату концерта. Ведь это был День памяти и скорби, Родительская суббота, канун Троицы. Поэтому и значительную часть слушателей составляли ветераны. Успех этого концерта убедил нас в том, что такие концерты надо продолжать. Нынешний хоровой сезон в Исаакиевском соборе продлится до 20 июля. Это только один пример открывающихся возможностей. Мне, например, еще очень хочется сделать возможным обзор красоты нашего города с высоты в 79 метров, а не с 46, как это происходит сейчас. Аналогичную услугу можно оказывать для посетителей и в Спасе-на-Крови. Если намерение властей о передаче в ведение дирекции нашего музея Смольного собора будет реализовано, то наши возможности еще более расширятся.

- Насколько серьезно намерение властей о передаче Смольного собора?

- Оно было озвучено губернатором, но для этого необходимо предпринять ряд организационных усилий, чтобы слова приняли реальные очертания дела. Пока в распоряжении дирекции есть три уникальных памятника, связанных с разными этапами русской истории: XVIII век представляет Сампсониевский собор, XIX - Исаакий, конец XIX и начало XX века - Спас.

- Не появилась ли идея каким-либо образом связать все три храма в единый маршрут, например?

- Вы словно предугадываете наши планы. Сейчас мы начали разработку такой автобусной экскурсии, которая бы связала вместе эти объекты.

- Не жалеете, что поменяли должность, где знали абсолютно все и всех, на новое дело, уйдя с поста заместителя директора "Царского Села"?

- В шутку я однажды сказал своим домашним, что нашел новое место работы, поближе к дому. Вся дорога от дома до директорского кабинета занимает от силы десять минут пешком, и то если идти очень медленно. Когда я работал 16 лет в Царском Селе, то за день на машине накручивал немало километров. Что же касается сожаления о сделанном выборе, то его нет, потому что этот шаг был сделан сознательно.

- А прежний капитан не жалеет о потери опытного помощника?

- Вы имеете в виду директора "Царского Села" Ивана Петровича Cаутова?

- Да.

- Мы с ним проработали бок о бок полтора десятка лет. Я у него многому научился в профессии. Это не означает, что мы не спорили по каким-то вопросам, но всегда находили взаимопонимание. Иван Петрович сыграл определенную роль в том, что я оказался на этом посту. Его поддержка мне очень важна. За это я ему очень благодарен.

- Каким бы вы определили нынешнее состояние Николая Викторовича Нагорского?

- Эйфория от открывшихся возможностей. Хотя поначалу были временами совсем иные настроения. А в тот момент, когда происходило назначение, мне показалось, что в 58 лет у еще не совсем старого мужчины, имеющего немалый опыт работы и кое-какие знания, появилась возможность возглавить новое дело. Как сказали бы в старые времена, встать у штурвала, чтобы появилась возможность рулить этим сложным кораблем под названием "музей". Правда, для этого очень важно знать направление выбранного курса. Мне кажется, что оно мне известно.
Наша беседа с Николаем Нагорским случилась в канун его дня рождения. Он выбрал весьма оригинальный способ отметить его, отправившись вместе с митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Владимиром в паломническую поездку на остров Коневец в Ладожском озере. Там и встретил свое 58-летие новый директор.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования